Сотогранде, Испания. Владимир Гусинский в панике. Свет погас, бронзовый дельфин, изогнувшийся над плавательным бассейном, прекратил выплевывать струю воды, все телефоны молчат. "Вся система разрушена, - говорит находящийся в добровольном изгнании российский медиа-магнат Гусинский. - Все кончено". Нажимая на кнопки трех мобильных телефонов, он встает с дивана, стоящего неподалеку от камина. Появляется суетящийся слуга, чтобы выяснить, что случилось. Но, в отличие от большинства несчастий Гусинского, отсутствие электричества объясняется просто: над Коста-дель-Соль, обыкновенно солнечной Испанской Ривьерой, откуда Гусинский, по решению испанской полиции заключенный под домашний арест в своей роскошной вилле, ведет борьбу за сохранение своей оставленной в России медиа-империи, разразилась внезапная гроза.

Проходит немного времени и электричество появляется, телефоны снова начинают звонить. И Гусинский, одетый в короткую прямую рубашку и голубые джинсы с подтяжками, возвращается к своему обычному занятию, которому он посвящает большую часть времени бодрствования: начинает ходить взад-вперед по примыкающему к плавательному бассейну стеклянному павильону, прижимая к уху хотя бы один из телефонов и ведя борьбу за будущее единственной в России независимой телевизионной сети, НТВ, и за другие подразделения своей многопрофильной корпорации "Медиа-МОСТ".

Когда-то классический образчик московского инсайдера ("insider" - англ. - лицо, имеющее в силу служебного положения конфиденциальную информацию), входивший в тесный кружок российских магнатов, иначе называемых олигархами, 48-летний Гусинский очень тонко понимает, как в России работает механизм власти, и правильно оценивает свои шансы на успех в борьбе с ополчившимися сейчас против него силами. "Как это ни прискорбно, но мои злоключения только начинаются, - говорит бывший директор театра и одно время банкир. - Я очень хорошо понимаю, в какую игру ввязался┘Государство ставит перед собой задачу установить над нами контроль, заставить нас перемениться, уничтожить нас".

Прошлым летом он провел трое суток в московской Бутырской тюрьме и, после еще одного пребывания за решеткой в течение 13 суток в Испании в декабре прошлого года, ведет борьбу за то, чтобы избежать выдачи России, где ему пришлось бы отвечать по сфальсифицированному, как он утверждает, обвинению в мошенничестве.

В то же самое время Гусинский делает попытку заключить сделку стоимостью 300 млн. долл. США с группой иностранных инвесторов, куда входят высокопоставленный руководитель одного американского медиа-концерна Тед Тернер (Ted Turner) и, по словам обозревателей, интересующихся делами в этой сфере, представители шведского медиа-конгломерата "Modern Times Group". Он отчаянно нуждается в их деньгах, чтобы выплатить крупные долги и предотвратить переход НТВ под контроль российской газовой монополии "Газпром", которая частично принадлежит государству и управляется заместителем главы администрации президента России, одним из старых друзей Владимира Путина.

Подстраховка на всех направлениях

Опасающийся нарваться на политическое минное поле вице-президент "AOL Time Warner, Ink." Тернер в начале нынешнего месяца направил в Москву одного банкира из Атланты, чтобы встретиться с кем-либо из приближенных к Путину лиц. Встреча не принесла успеха, и тогда г-н Тернер запросил Кремль, можно ли обсудить его предложение об инвестициях непосредственно с президентом Путиным.

На своей превращенной в командный пункт вилле в Испании Гусинский отвечает на срочный телефонный вызов и получает подробную информацию о всех препятствиях, которые возникли перед корпорацией "Медиа-МОСТ" в процессе поисков иностранных инвесторов. Его собеседником является заместитель председателя Совета директоров корпорации "Медиа-МОСТ" Андрей Цимайло. Он должен был быть на встрече с инвесторами в Лондоне, но задержался в Москве. Буквально перед тем, как он собирался ехать в аэропорт, его вызвали на допрос к прокурору, а в его доме и в офисе произвели обыски. "Что я могу сделать? - вопрошает своего заместителя Гусинский. - "Андрей, держись изо всех сил!" (Несколькими днями позже Цимайло бежит из России под предлогом того, что нуждается в лечении.)

Гусинский заявляет, что его личные проблемы и проблемы корпорации "Медиа-МОСТ" имеют политическую подоплеку. Кремль, раздраженный освещением событий чеченской войны в передачах НТВ и отказом руководства этой телевизионной сети присоединиться к хору поддерживающих Путина средств массовой информации (СМИ), в котором запевалами выступают контролируемые государством СМИ, хочет заставить умолкнуть несогласных и создать образ "проституток от пропаганды". Однако противники Гусинского заявляют, что в своих бедах он повинен сам, так как допускал просчеты при принятии административных решений и расточительно тратил заемные деньги -полученные главным образом от государства или от принадлежащих государству предприятий либо под их гарантии.

Конфликт также частично подогревается личными обидами. Некоторые из них относятся к старым склокам, например, к битве за приватизацию одной государственной телефонной компании в 1997 году. Другие проистекают из более свежих размолвок, связанных, например, с уязвленным самолюбием Путина, которого оскорбляют замечания персонажей сериала "Маски-шоу" в свой адрес и нелестные высказывания в адрес жены, когда-то работавшей бортпроводницей в "Аэрофлоте".

Однако самые глубокие корни конфликта лежат в ядовитом наследии, которое оставил хаотический постсоветский передел богатств и власти в годы правления бывшего президента Бориса Ельцина, а также в стремлении Путина, бывшего сотрудника КГБ СССР, восстановить порядок в стране. Однако, усилия Путина с целью положить конец беспределу ельцинской эры, который ныне усугубляется соперничеством между создающими свои империи магнатами, придали смелости многим прокурорам, сотрудникам налоговой полиции и другим представителям власти активизировать свои действия, свести старые счеты и начать состязание за проявление своей лояльности Кремлю.

"Россия, - говорит Гусинский, - азиатская страна. У нас есть царь, правитель, который говорит: "Такой-то и такой-то мне не нравятся". И тогда все наперегонки бросаются, чтобы уничтожить тех, кто его прогневил, отрезать им головы и принести их царю, говоря: "Вот его голова". Именно это и происходит здесь и сейчас. Путин не контролирует повседневно происходящие события, но очень восприимчив ко всяким фобиям. Одна из его фобий - Гусинский. Я в этом уверен на 100%".

Освобожденный из тюрьмы Сото-дель-Реаль" на окраинах Мадрида перед самым Рождеством под залог в миллиард песет (5,6 млн. долл. США, или 6 млн. евро), Гусинский с тех пор укрылся в Сотогранде, этом эксклюзивном поместье, знаменитом своими с полями для игры в поло и площадками для игры в гольф. По территории поместья Гусинского прохаживается полисмен с автоматом. Всего около десятка сотрудников полиции ведут наблюдение за домом и обыскивают багажники автомобилей, чтобы Гусинский не дай бог не смылся, пока испанские власти рассматривают требование России о его выдаче.

Гусинский шутит по поводу того, что здесь ему обеспечена повышенная безопасность, но огорчается тем, что в Москве его помощникам приходится туго и что их моральный дух упал. Им пришлось пережить блицкриг налетов судебных исполнителей из российской прокуратуры, налоговых инспекторов и сотрудников Федеральной службы безопасности (главного преемника КГБ СССР). Руководство корпорации "Медиа-МОСТ" заявляет, что обыски в его офисах проводились 27 раз.

Синий паспорт

"Они там нервничают", - говорит Гусинский, узнав, что его финансового директора, Антона Титова, увезли на допрос. (Через несколько дней Титов был обвинен в мошенничестве и посажен в тюрьму.) В среду полиция в Санкт-Петербурге арестовала по обвинению в похищении людей Михаила Мирилашвили, лидера местной еврейской общины и делового партнера Гусинского.

"По счастью у меня синий паспорт", - говорит Кристофер Рено (Christopher Renaud), американский гражданин, который проживает в Москве и работает начальником инвестиционного отдела корпорации "Медиа-МОСТ". Гусинский, являющийся председателем Российского еврейского конгресса и имеющий двойное (российское и израильское) гражданство, получил сильную поддержку за рубежом, но заявляет, что "многие на Западе не понимают или не хотят понять, что происходит сегодня в России. Это происходит либо потому, что многие политики находятся в плену иллюзий, либо потому, что их страны имеют собственные интересы в России".

Однако не все новости, которые он получает, являются огорчительными. Гусинскому позвонил Игорь Малашенко, бывший исследователь трудов Данте, оказавший помощь в основании НТВ в 1993 году. Малашенко, ныне являющийся одним из директоров корпорации "Медиа-МОСТ", только что провел в Париже внушающие надежды переговоры с тогдашним государственным секретарем США Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright). (Позднее в тот же день г-жа Олбрайт дала интервью и обвинила правительство Путина в "попытках подорвать российские СМИ и сфабриковать уголовные дела".)

Тем не менее следует отметить, что многие из проблем Гусинского относятся к допутинскому периоду. Действительно, его сегодняшнее бедственное положение в определенной мере связано с запоздалой местью за конфликт 1994 года, из-за которого он также был вынужден отправиться в добровольную ссылку за границу. В декабре того года, когда сторонники жесткого курса из числа ближайших помощников тогдашнего президента Бориса Ельцина готовились в первый раз послать войска в Чечню, вооруженные до зубов сотрудники личной охраны президента России совершили налет на офис корпорации "Медиа-МОСТ" в Москве. Была стрельба. Опасаясь за свою жизнь, Гусинский бежал в Лондон. Но кризис утих, и вскоре Гусинский возвратился в Москву. Перед президентскими выборами 1996 года, когда рейтинг Ельцина был значительно ниже, чем у других претендентов, Гусинский и другие магнаты заключили с Кремлем союз.

Большая ошибка

В команду организаторов кампании за переизбрание Ельцина вошел и бывший исследователь трудов Данте Малашенко, работавший рука об руку с Татьяной Дьяченко над новым имиджем больного президента, который должен был производить впечатление несколько своенравного, но активного лидера. Гусинский помогал организовывать выступления СМИ и собирать деньги, чтобы агитировать против кандидата КПРФ Геннадия Зюганова.

Попивая сегодня чаек в Испании, Гусинский называет свои действия "большой ошибкой"┘Он объясняет: "Мы поддержали Ельцина в его борьбе против коммунистов, но тем самым мы научили тех, кто потом пришел во власть, как нужно управлять СМИ, как обратить их в свои собственные инструменты агитации и пропаганды и использовать их таким же образом, как это было в 1996 году┘ Я не могу снять с себя ответственности за то, что происходит сегодня".

Как и другие так называемые "олигархи", Гусинский сделал первые большие деньги на банковских операциях, благодаря главным образом своим политическим связям, которые помогли ему заполучить счета правительственных организаций. В случае с его собственным "МОСТ-банком" это были счета Московской мэрии. Но, в отличие от своих коллег-олигархов, Гусинский в то время занялся открытием новых предприятий.

Пока другие посредством участия в нередко коррумпированных аукционах расхватывали нефтяные месторождения, никелевые рудники и прочие находившиеся прежде в собственности государства предприятия, Гусинский создавал телевизионные центры и радиостанции, основал ежедневную газету, еженедельный журнал и другие СМИ. "Если бы я занялся металлами, алюминием, нефтью или газом, все было бы чудесно. Мои отношения с властью были бы отличными. Но, поскольку я выбрал СМИ┘ то стал специалистом по тюрьмам", - говорит он.

Чтобы организовывать новые СМИ, ему приходилось занимать деньги, причем нередко у государства. В число его сегодняшних кредиторов входят принадлежащий государству "Сберегательный банк" и "Внешторгбанк", которым владеют Московская мэрия и государство. Помогало ему кредитами и Министерство финансов РФ. Хорошие связи, сцементированные выборами 1996 года, помогли ему и в получении иностранных займов.

"Газпром", 38% акций которого принадлежат государству, дал гарантии под займы в сумме 211 и 262 млн. долл. США, предоставленные Гусинскому банком "Credit Suisse First Boston", который входит в "Credit Suisse Group". Общая сумма долгов корпорации "Медиа-МОСТ" и ее дочерних компаний, включая и деньги на осуществление проекта спутникового вещания, составляет сегодня более 800 млн. долл. США, при этом половина этой суммы застрахована государственными долговыми обязательствами и другими банковскими инструментами. В этом году должна быть выплачена примерно треть общей суммы долгов.

Стратегия независимости

Корпорация "Медиа-МОСТ", стремясь освободиться от своей зависимости от милости государства, осенью 1998 года объявила о своих планах получения аккредитации на фондовой бирже "Насдак" Американец Рено, являющийся одним из руководителей корпорации "Медиа-МОСТ", консультировал Гусинского по вопросам, связанным с организацией запланированных репортажей с места событий. Но как раз в то время, когда Гусинский осваивался с новым делом, произошло несчастье. Российские финансовые рынки развалились, правительство отказалось платить долги, доходы от рекламы резко упали, и "МОСТ-Банк" лопнул. Корпорация "Медиа-МОСТ" отказалась от своих планов получения аккредитации и стала легкой добычей для других акул бизнеса.

Союз между олигархами и сторонниками реформ из числа правительственных чиновников, который помог Ельцину выиграть выборы 1996 года и гарантировал Гусинскому твердую поддержку, уже начал разваливаться. Этому, в ч числе прочих причин, в значительной мере способствовала так называемая "война банкиров" - отчаянная борьба за 25% акций государственной холдинговой компании телефонной связи "Связьинвест".

Г-н Гусинский создал консорциум, включавший в себя испанскую "Telefonica SA" и "Credit Suisse First Boston" и подал заявку на участие в торгах. Он проиграл, расстроился и засомневался в справедливости сделки. Его собственные и другие СМИ начали копаться в делах реформаторов, которых они ранее поддерживали. "Начиная с этого момента, - говорит Гусинский, - в наших СМИ никогда не было запретных тем. Журналисты неожиданно поняли, что у них не может быть друзей". Итог: Гусинский приобрел множество врагов.

Одним из них был молодой экономист-рыночник Альфред Кох, который в то время возглавлял российское ведомство, заведующее приватизацией, и, таким образом, продажей "Связьинвеста". Он потерял свою работу и привлекался к уголовному расследованию, возбужденному по следам появляющихся в СМИ обвинений некоторых ведущих реформаторов России в коррупции. Среди этих сообщений были и такие, которые обвиняли г-на Коха в получении ста тысяч долл. США в качестве аванса за написание книги от издательства, связанного с победителем аукциона по продаже телефонной компании.

Прошлым летом г-н Кох получил новую работу. Российская газовая монополия назначила его главой фирмы "Газпром-Медиа", являющейся главной причиной нынешнего бедственного положения г-на Гусинского. "Газпром-Медиа" владеет 46% акций НТВ, и г-н Кох заявляет, что он хочет приобрести еще 19% акций, находящихся у него в качестве залога, что обеспечит ему уверенный контроль над телесетью. "Capital Research & Management", Лос-Анджелесское отделение "Capital Group Cos.", владеет 4,5%, и у концерна "Медиа-МОСТ" 30% незаложенных акций.

Г-н Кох утверждает, что в своей стратегии он руководствуется экономическими мотивами, а не местью. "Мы видим, что Гусинский управляет бизнесом не в интересах акционеров, не в наших интересах ┘ а в своих собственных. Где наши яхты? Где наши самолеты?" "Мне не нравится г-н Гусинский, и я думаю, что не нравлюсь ему тоже" - добавляет он.

Он утверждает, что несколько недель назад говорил с медиа-магнатом, находящимся в Испании, по телефону, и напомнил ему о своей собственной эмоциональной травме, полученной от общения со следователями в 1997 году. "Это был очень интересный разговор, - сообщает г-н Кох. По его словам г-н Гусинский "пожинает плоды своих собственных трудов. ┘Ему нравилась [эта система] раньше, однако сейчас уже не нравится, так как она повернулась против него".

Этот поворот занял много лет, однако стал безвозвратным примерно в 1999 году. Той осенью, в то время как нарождалась политическая напряженность в связи с всероссийскими выборами, г-н Гусинский посетил московский Белый Дом, резиденцию правительства России, для совместного обеда с неизвестным тогда бывшим офицером КГБ, назначенным недавно премьер-министром. Г-н Гусинский утверждает, что они обсуждали главным образом проблему Чечни, куда Россия незадолго до этого вновь отправила вооруженные силы. Это была последняя встреча Гусинского с Путиным.

Вскоре после этого государственный "Внешэкономбанк" сообщил холдингу "Медиа-МОСТ", что не будет продлять кредит в размере 62 млн. долл. США. Затем компания, выпускающая всю рекламу на НТВ, внезапно переключилась на обслуживание государственного телеканала. "Медиа-МОСТ" собрал деньги для выплаты "Внешэкономбанку", однако затем не смог вернуть заем "CSFB", гарантированный Газпромом.

К тому времени, как в июле г-н Гусинский прилетел в Испанию на своем реактивном самолете "Гольфстрим", он уже сдался. Помещенный ненадолго за решетку месяцем ранее по обвинениям в растрате имущества, принадлежавшего небольшой телевизионной станции Санкт-Петербурга, и получив угрозу, что он надолго может задержаться в тюрьме, где свирепствует туберкулез, он согласился на странную и, в то время, секретную сделку.

В обмен на обещание иммунитета, подписанное российским министром печати, Михаилом Лесиным, медиа-магнат согласился продать свою империю "Газпрому" за 300 млн. долл. США живыми деньгами и 437 млн. долл. США в счет прощения долга.

Однако, оказавшись за пределами России, он начал думать по-другому об этой сделке. "Я был заложником, - говорит сегодня г-н Гусинский, - если бы я не подписал [сделку], моя голова лежала бы на столе у Путина гораздо раньше".

Он вышел из сделки и улетел на своем "Гольфстриме" в поисках поддержки и возможных инвесторов за границей. Среди многих поездок г-на Гусинского была и одна в США к г-ну Тернеру (Terner), основателю "Cable News Network". Он также ненадолго посетил свою семью на борту его огромной яхты "Фортуна".

В бой

В Москве, его враги приступили к действиям. Прокуроры, пребывая в ярости от того, что их заставили закрыть дело, выдвинули новые обвинения, на этот раз в связи с предоставлением якобы неправильных данных о имуществе холдинга "Медиа-МОСТ", и выписали международный ордер об аресте. Налоговые власти обратились в суд с просьбой о признании банкротства и ликвидации НТВ и других указанных организаций.

Глава "Газпром-Медиа" г-н Кох начал новые переговоры с целью заставить "Медиа-МОСТ" заплатить свои долги - или потерять свое имущество. По ноябрьскому соглашению доли в 24 подразделениях концерна "Медиа-МОСТ" были переданы газовой монополии в покрытие займа "CSFB", а так же лондонскому отделению "Deutsche Bank AG" было доверено попытаться найти "признанных на международном уровне, стратегических или портфельных инвесторов" для покупки двадцатипяти процентного куска самой лучшей собственности холдинга - НТВ. Однако эта сделка тоже быстро развалилась по причине споров о том, кто должен владеть акциями, включающими в себя 19% акций, находящихся в залоге и подлежащих продаже.

Взаимоотношения между сторонами настолько плохи, что даже простые вопросы перерастают в конфронтацию. Когда Алексей Киселев, 17-летний сын главы НТВ и гость знаменитой передачи, попытался недавно со своей беременной женой пройти на борт следующего в Испанию самолета холдинга "Медиа-МОСТ", пограничники задержали их в зоне иммиграционного контроля. Супружеская пара, после интенсивных переговоров, проведенных юристом холдинга, в конце концов прошла на борт самолета. Во время этого инцидента неуклюжий охранник из "Медиа-МОСТа" споткнулся и разбил большое зеркальное стекло в ВИП-зале, вызвав тем самым еще один скандал. Работники аэропорта пригласили свидетелей. Снова вмешался юрист.

Публично г-н Путин пытается находится над схваткой, заявляя, что судьбой г-на Гусинского должны заниматься правоохранительные органы. Однако он сам установил враждебный тон своими угрозами "использовать дубину" против магнатов, использующих СМИ для "запугивания правительства" и обещая уничтожить все средства шантажа, которые могут быть использованы против государства."

Высокопоставленный помощник г-на Путина, глава Совета безопасности Сергей Иванов, заявил во вторник, что Кремль с одобрением относится к иностранным инвестициям в "Медиа-МОСТ", однако эти инвесторы не должны просить никаких гарантий на будущее. "Предположим, мы захотим приобрести долю в CNN. Должны ли мы просить у г-на Буша (Bush) гарантий?", спросил он. Г-н Гусинский, г-н Малашенко и помощники анализируют каждое заявление Кремля на предмет выяснения его (Кремля - прим. пер.) настоящего отношения к предполагаемой сделке с г-ном Тернером.

Думая, что все закончилось

"С одной стороны, я думаю, что Путин поддерживает этот ход. С другой стороны, вокруг него есть люди, особенно в ФСБ и прокуратуре, которые видят в Западе только врага. Для них появление западных инвесторов в [российских] СМИ равнозначно посадке Матиаса Руста (Mathias Rust) на Красной Площади", заявил он, имея в виду немецкого юношу, пробившегося на одномоторной "Цесне" сквозь советскую противовоздушную оборону.

Как-то одним недавним утром г-н Гусинский разговаривал по телефону с г-ном Кохом, который в то время отдыхал во Французских Альпах. Он попросил своего старого противника не осуществлять свою угрозу и не обращаться в суд, чтобы наложить арест на наиболее спорную 19-ти процентную долю акций НТВ, которые "Газпром" считает находящимися в залоге, так как такой ход мог отпугнуть иностранных инвесторов. Как говорит г-н Гусинский, г-н Кох ответил ни к чему не обязывающими словами: "Я подумаю об этом".

Несколькими днями позже, уже будучи в Москве, г-н Кох обсуждал этот вопрос с Дмитрием Медведевым, председателем правления "Газпрома", высокопоставленным кремлевским чиновником и товарищем г-на Путина еще с питерских времен. Их решение: "Газпром" однозначно должен направить свою жалобу в российские суды. Г-н Кох объясняет это тем, что "Газпром" также желает найти иностранных инвесторов, однако в первую очередь хочет защитить свои немалые инвестиции путем обеспечения контроля над НТВ.

Иск по этому вопросу был направлен в суд в начале этой недели, сразу после прибытия в Москву из находящегося в штате Атланта офиса компании "Merrill Lynch & Co."Тэйлора Гловера (Taylor Glover), представителя Г-на Тернера, на встречу с г-ном Медведевым, закончившуюся неудачно. Следующей ночью НТВ отмечал годовщину своего создания роскошной вечеринкой в московском отеле "Метрополь". Г-н Путин и его ближайшие помощники были приглашены - но не пришли. Г-н Кох, который на вечеринке присутствовал, присоединился к церемонии разрезания торта, осуществляемой юристами и руководителями НТВ. "Я дал ему маленький кусочек, - сказал руководитель НТВ Евгений Киселев, - но я думаю, что он захочет больше".

Перевод: Виктор Федотов, Рафаэль Сайдашев

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.