В настоящее время у России больше нет подходящей организации, которая бы продвигала ее интересы, имеющие общеевропейский характер. Так ОБСЕ, появившаяся в свое время по инициативе Москвы первоначально под названием КБСЕ, за прошедшие годы изменилась. Именно к ней у России сегодня сложилось двойственное отношение. После ужесточения ее позиции в конце прошлого года в последнее время она вновь стала конструктивнее.

Европа играла всегда особую роль в российской концепции безопасности. От желания быть причастными к цивилизации под названием "Европа" кремлевские властители не отказывались никогда, будь то в середине XIX столетия, в первые годы после Октябрьской революции или в эпоху "холодной войны" на континенте. Через участие в представительных общеевропейских форумах Россия постоянно стремилась уйти от изоляции, которая и сегодня рассматривается огромной страной в силу двоякого, евразийского характера ее интересов как угроза. Однако всех без исключения правителей Москвы в меньшей мере интересовала собственно политическая проблематика, и в большей - желание закрепить принадлежность России к Европе в общественном сознании.

Хельсинкский процесс и его последствия

Естественно, к этому императиву, который воспринимается как государственная необходимость, всегда добавлялись специфические мотивы. Особенно если говорить о соперничестве с США за влияние и претензиях на роль законодателя мод в международной архитектуре, что начало проявляться в прошлом столетии. Даже в начале 70-х годов, когда стал ясным обоюдоострый, то есть политически опасный характер такого рода фактора общественности, Москва и тогда продолжала поддерживать общеевропейский проект. Ей удалось выторговать компромиссы особенно в рамках хельсинкского процесса, которому положил начало Заключительный акт, подписанный в 1975 году. Он поставил улучшение межгосударственных отношений в зависимость от реформ во внутриполитической сфере, в зависимость от так называемого человеческого раскрепощения. Некоторые из этих компромиссов, в конечном итоге, способствовали коллапсу советской системы.

Поскольку Западу удалось придать этому процессу не только выраженный характер контролирующего механизма. С годами он приобрел организационную и содержательную интенсивность, благодаря, например, многочисленным встречам экспертов. В период между крупными конференциями они интенсивно обсуждали такие темы, как толерантность, миграция, свобода средств массовой информации, права меньшинств. Это во все большей степени обесценивало значение этого процесса, превращало его, как это представляла себе Москва, в неходовой символ. В противовес этому все шире становился общественный интерес к горячим точкам, все острее поднимался вопрос принадлежности России к Европе. К тому же появилось подозрение, что Кремль собирается нарушить свои обещания в рамках этого процесса.

В период до 1989/90 годов Запад и Восток должны были в обеспечивать друг другу известный политический кредит. Потому внешние структуры оставались неприкосновенными даже тогда, когда речь шла о борьбе за властные полномочия. Так, прошло через горнило революций тех лет требование о вмешательства во внутренние дела, Более того, это положение было оперативно зафиксировано во многих документах. В том числе в октябре 1991 года в заключительном документе "Конференции по человеческому измерению", которая состоялась в Москве. В нем, в частности говорится: "Вопросы прав человека, основных свобод, демократии и государственного правопорядка являются находятся в международной компетенции".

Российское правительство со всем этим тогда с готовностью согласилось. Таким образом, оно внесло значительный вклад в кардинальное изменение процедур, принятых ранее в общеевропейских процессах. Закрепленный в международном праве принцип государственной суверенности в применении насилия следовало с той поры привести в соответствие с общими представлениями "о хорошем управлении". Это соответствовало процедуре некоего "раннего предупреждения" и открывало возможность ведомству верховного комиссара по национальным меньшинствам, а также бюро по демократическим институтам и правам человека направлять на длительное время в районы конфликтов миссии ОБСЕ.

Продолжение следует┘

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.