"В России контроль всегда был важнее, чем владение собственностью", - говорит Александр Смоленский, сидя в своем шикарно обставленном офисе в центре Москвы, откуда открывается вид на Кремль. Формально г-н Смоленский прав, когда утверждает, что ему не принадлежит гигантский банк "СБС-Агро", который он вне всякого сомнения контролировал, когда в 90-х годах прошлого века сделал из него один из ведущих финансовых институтов, и который он покинул после финансового кризиса августа 1998 года, оставив без гроша сотни тысяч российских вкладчиков. Главная контора "СБС-Агро" также не имеет четких формальных связей с десятками других входящих в ее сеть финансовых учреждений. Тем не менее недавний доклад аудиторов KPMG заставляет думать, что им были переведены из родительской компании деньги на общую сумму 1,2 млрд. долл. США, которые так и не были возвращены. Г-н Смоленский был одним из многих российских предпринимателей, которым в хорошие времена удалось создать банки и одновременно обзавестись сильными политическими связями. Строительство офисного комплекса "Александр-хаус", в котором он сейчас сидит, финансировала одна из его компаний. Одно время этот комплекс даже использовался как штаб-квартира избирательной кампании Владимира Путина. Однако же, когда пришли трудные времена, г-н Смоленский - который отрицает, что сделал что-то незаконное - сумел, используя прорехи в слабой и противоречивой юридической и административной системе России, оставить ни с чем своих кредиторов. Существование "СБС-Агро" ставит более широкие вопросы о банковском секторе этой страны. Через 2,5 года после августовского кризиса 1998 года почти не видно признаков, что российская банковская система восстановилась хотя бы до того ограниченного уровня, который был достигнут ранее. "Если вы поинтересуетесь у любого менеджера, одной из первых в списке необходимых России реформ он назовет реформу банковской системы, - говорит Том Келли (Tom Kelly), представитель компании Артур Андерсен (Arthur Andersen) в Москве, - Но этого не происходит".

Сегодня Москву украшает реклама малоизвестных банков: в последние несколько месяцев открылось много новых филиалов. Но, как и прежде, значительное число из них выполняет скорее функции хранилищ ценностей своих лишенных свободы действий корпоративных владельцев, чем функции полноценных банков, привлекающих внешних клиентов. Более того, некоторые из более часто бывших на слуху банков сегодня являются "мостиковыми банками", которым на скрытых от чужого глаза щедрых условиях перешли авуары существовавших до кризиса финансовых учреждений, тогда как все их обязательства они благополучно не пожелали принять на себя. Например, вывеску увязшего в долгах и недавно реструктуризованного банка "Российский кредит" все еще можно видеть на здании филиала "Импэкспбанка" на улице Новый Арбат, хотя оба финансовых предприятия заявляют, что являются независимыми.

Индивидуальные клиенты, которые сильно пострадали от дефолта, по понятным причинам мало доверяют банкам. Один представитель ведущей западной фирмы говорит, что более трети его российских служащих предпочитают получать зарплату наличными, чем рисковать, переводя ее сначала в банк - не говоря уже о том, чтобы держать все свои сбережения в одном банке. Эта тенденция характерна для всей экономики, в результате чего появились оценки, что россияне держат 40 млрд. долл. США в банках из-под соленых огурцов. Деньги не приносят дохода, а потому уменьшается общий капитал, который в ином случае можно было бы вложить в дело на пользу стране, не говоря уже о том, что при этом возрастает соблазн для квартирных воров. Страдают и потенциальные корпоративные получатели таких несостоявшихся займов.

Глава московского "Народного банка" со штаб-квартирой в Лондоне Игорь Суворов говорит, что существует огромный потенциальный рынок займодателей, готовых вкладывать деньги в российский бизнес, и что его банк через свое московское отделение использует эту возможность. Компаниям удалось выжить без особой поддержки извне отчасти потому, что экономический рост за последний год обеспечил многим из них получение значительных прибылей для реинвестирования. Но существуют пределы внутреннего финансирования, а потому есть большой неудовлетворенный спрос на займы сроком более чем на год. Эта "кризисная ситуация с кредитованием", кажется, до сего времени остается абстракцией для политиков, но в ближайшие месяцы она обязательно приведет к сокращению капитальных вложений. Одной из проблем банков, заинтересованных в выдаче кредитов, является отсутствие достаточной финансовой информации. Сюда относятся как аудиторские отчеты, так и данные о полученных кредитах, которые необходимы для реальной оценки степени риска. Другим препятствием является слабая юридическая система, регулирующая смену владельцев собственности в России, без чего трудно организовать дополнительное обеспечение выдаваемых кредитов. Некоторые иностранные банки начали заполнять образовавшуюся пустоту. Турецкий банк "Garanti", австрийские "Bank Austria" и "Raiffeisen" все занялись розничной торговлей, а вскоре к ним присоединится и "Citibank". "Они избирательные клиенты, - говорит глава банка "Raiffeisen" Мишель Перхирин (Michel Perhirin). По его словам, у него лежит более 85 млн. долл. США от более чем 12000 индивидуальных вкладчиков, большинство из которых являются служащими его корпоративных клиентов.

Иностранные банки действуют в России в условиях проявляемой к ним подозрительности со стороны политиков и враждебности со стороны их российских коллег. Однако г-н Келли утверждает, что российские финансовые институты являются первыми врагами самим себе, так как их эксплуатационные расходы достигают 10% авуаров, что более чем вдвое превышает соответствующие типовые показатели зарубежных банков. Тем временем почти нет признаков, что "Центробанк" или российские прокуроры способны или готовы принять более строгие меры против тех, кто в прошлом нарушил закон. Г-н Смоленский короткое время находился под следствием, но с тех пор обвинения против него повисли в воздухе. Недавно он запустил проект национальной системы выплат, он по-прежнему контролирует, но не является владельцем "Первого ОВК сберегательного банка", который имеет филиалы в таких престижных местах, как Кремль и главное правительственное здание. Кое-какие вещи не изменились┘

Перевод: Виктор Федотов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.