Что можно сказать по итогам ста дней пребывания Джорджа Буша на посту президента Соединенных Штатов? Только то, что это печально для Америки.

Это реальная жизнь или едкая сатира? Сцена в Овальном кабинете (кабинет президента США в Белом доме - прим. пер.). Самое начало апреля 2001 года. Отношения между Соединенными Штатами и Китаем зашли в тупик из-за задержания экипажа американского разведывательного самолета. За столом сидит президент Джордж Буш (George W. Bush) и дотошно расспрашивает своих помощников об этой серьезной дипломатической конфронтации. Точно так Джон Кеннеди (John F. Kennedy) допрашивал своих советников во время Кубинского ракетного кризиса, и Бушу нужно задать единственный вопрос, который помог бы ему докопаться до сути этой "проверки сил" двух сверхдержав.

Какой же вопрос задает Буш? "У членов экипажа есть Библии? Почему у них нет Библий? Мы можем доставить им Библии? Нужны ли им будут Библии?" Затем президент вспоминает о гораздо более важном стратегическом факторе. "Они занимаются какими-либо упражнениями?" Есть ли у захваченного американского персонала доступ к тренажерам? Есть ли на острове Хайнань "Стэирмастер" (тренажер, имитирующий ходьбу по ступенькам - прим. пер.)?"

Ну ладно, может быть, последнее и является преувеличением, однако все остальное - это собственные слова Джорджа Буша, услужливо предоставленные Белым домом в качестве доказательства всестороннего участия президента в решении китайского кризиса. И вы и я можем подумать, что эти выдержки имеют обратный эффект - подтверждают сатирический карикатурный образ Буша как ничего не знающего человека, основательно помешанного на поддержании хорошей физической формы - однако сторонники Буша представили это как доказательство того, насколько глубоко их человек проникся духом президентства. "Он очень любопытный, задает очень много вопросов", - повествует без намека на иронию Карен Хьюджес (Karen Hughes), пресс-секретарь Буша.

На этой неделе есть еще больше поводов для гордости, так как в субботу исполняется сто дней президентства Буша-младшего. С тех пор, как Франклин Рузвельт (Franklin D. Roosevelt) использовал свои первые сто дней для проведения "Нового курса", эта наполеоновская веха стала использоваться для подведения промежуточных итогов деятельности новых президентов. Итак, что мы можем сказать о новом президенте - и можем ли мы извлечь из всего этого какое-либо уроки?

Да, как мы и ожидали, он испытывает трудности с языком. Список "бушизмов" (так в Америке называют оговорки и ляпы Буша - прим. пер.) пополняется каждый день. Классический образец был добавлен в этот список после того, как во время недавнего "Саммита Америк" президент отказался отвечать на вопросы журналистов "хоть на французском, хоть на английском, хоть на мексиканском".

Однако, самое главное ожидание совершенно не оправдалось. Эксперты говорили, что между Гором (Gore), клинтоновским "новым демократом", и Бушем, считающим себя "сочувствующим консерватором", практически нет разницы. Оба они находились в центральной части политического поля, этакие двойники. Кто бы ни пришел к власти, мало что изменится.

Сейчас никто уже так не считает. Обещание о том, что это будет твердая республиканская администрация, оказалось преуменьшением, если не обманом. За сто коротких дней команда Буша позиционировала себя как самая правая администрация в новейшей истории. Горячий руководитель ультраправого фонда "Heritage Foundation" с энтузиазмом отмечает, что новая команда "еще более рейгановская, чем администрация Рейгана (Reagan)".

По меньшей мере нельзя недооценить их энергию. За срок чуть более трех месяцев они наделали столько грубейших промахов в политике, что группам давления (группы, оказывающие влияние на политику, законодательство, общественное мнение - прим. пер.) хватит работы на годы. Выбирайте любую тему. Права женщин? В самый первый день своего президентства Буш объявил о прекращении помощи всем международным организациям, поддерживающим аборты, даже в развивающихся странах, где такая помощь жизненно необходима. Дети? Он предложил экономить средства путем сокращения программ, направленных на борьбу с жестоким обращением с детьми.

И не следует забывать ту область, в которой Буш оставил наиболее впечатляющий след: окружающую среду. Начиная с января он отправил в мусорную корзину Киотский протокол, нарушил свое обещание сократить выбросы углерода, предложил проводить учения на последнем нетронутом уголке живой природы Америки, поддержал строительство новых атомных электростанций и "замешкался" с требованием, чтобы муниципальные предприятия сократили содержание мышьяка в питьевой воде. Команда Буша сейчас дает обратный ход, однако можно сделать совершенно очевидный вывод: планета не будет в безопасности, пока находится в ее руках.

В международных делах основным подходом президента, пообещавшего "простую внешнюю политику", стал "ястребиный" подход в стиле ретро. Будучи неудовлетворенным возрождением "холодной войны" с Россией и началом новой "холодной войны" с Китаем (хотя вчерашний компромисс по продаже оружия Тайваню может быть достаточен для того, чтобы предотвратить дальнейшее ухудшение отношений), Буш загубил нарождающееся примирение двух Корей. Таким образом он до сих пор может приводить "государство-изгой" Северную Корею в качестве оправдания своей абсурдной идеи "Сын Звездных войн" (система национальной противоракетной обороны - прим. пер.)

Тем временем, на повестке дня политики Буша стоит желание снизить налоги на сумму 1,6 триллионов долларов - 43% из которых придется на долю 1% богатейшего населения Америки: миллионеров, которым не нужны наличные, которые и не хотят их иметь.

Этот ужасающий список собран за 14 недель. Он представляет собой список желаний богатого крыла Республиканской партии, выполненный полностью. Большой бизнес не имеет влияния на администрацию - он эта администрация и есть. Поглядите на этих мультимиллионеров за кабинетным столом. Изучите их резюме: руководитель администрации Белого дома Эндрю Кард (Andrew Card) - бывший главный лоббист "Дженерал Моторс"; советник по национальной безопасности Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) владеет танкером компании "Шеврон", названным в честь нее. Неудивительно, что эти люди облегчают жизнь корпоративной власти. Несмотря на очковтирательство, позволяющее сочувствующему Бушу представлять свой кабинет как "разнородную" смесь, собранную по всей Америке, на самом деле президентское правление осуществляется из зала заседаний президентского совета директоров.

Можно ли извлечь уроки из этого разрушительного трехмесячного курса Буша? Вы правы, можно. Во-первых, правые серьезно относятся к власти. Многие ожидали, что Буш "подрежет себе крылья", будет руководить с центристских позиций, будет учитывать то, что он выиграл выборы с минимальнейшим преимуществом. Однако правые действуют не так. Они считают, что власть принадлежит им по праву, и когда они получают ее, они ею пользуются. Это только центристы и левые боятся своей собственной тени, боятся действовать, даже если победили на выборах с подавляющим преимуществом.

Во-вторых, прогрессисты никогда больше не должны заблуждаться, что нет разницы между нами и нашими врагами. Правые могут заявлять, что они изменились, однако это следует воспринимать только как обман. "Прости меня, Эл Гор (Al Gore)", - просила одна либеральная американская журналистка, отказываясь от своего мнения, что и демократы и республиканцы одинаково плохи. Сейчас она считает, что демократы, может быть, плохие, однако республиканцы хуже.

И каким же может быть ответ? Может быть, левым следует решить бороться за власть так же обдуманно, как и их противникам? В США это означает, что не должен повториться раскол 2000 года, когда Ральф Нэйдер (Ralph Nader) получил голоса, которые в противном случае, возможно, отошли бы Гору. Наличие третьих партий имеет смысл в борьбе за парламентские кресла, а не за президентский пост, когда на кону стоит такой большой приз. Может быть только один президент: в следующий раз левые должны объединиться вокруг одного кандидата.

В Великобритании объединение легко может принять форму оппозиции. Прогрессисты проигрывали выборы четыре раза, потому что голоса против Тори делились между лейбористами и либерал-демократами. Тактическое голосование 1997 года нашло решение этой проблемы, когда сторонники обеих партий обменивались голосами. Сейчас некоторые политики хотят узаконить этот процесс. Удачи им. А если в целесообразности этого возникают какие-либо сомнения, достаточно только взглянуть за Атлантику, чтобы стало понятно, что случается, когда левые забывают о своем враге.

Перевод: Рафаэль Сайдашев

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.