Когда Борис Федоров предается мечтам, он иногда представляет себе, как однажды утром обнаруживает на своем письменном столе толстый фолиант. "Перечень всех дочерних фирм Газпрома и его долей в других компаниях с указанием их действительных собственников" - это было бы то произведение, ради которого бывший министр финансов отложил бы в сторону даже свои любимые книги по истории. Однако в действительности 42-летнего Федорова, члена наблюдательного совета богатейшего предприятия России держат по части информации на коротком поводке. Как считает Федоров, из добрых побуждений: руководство Газпрома озабочено, скорее, своим собственным благополучием, чем положением акционеров и состоянием предприятия.

В подтверждение этого тезиса Федоров с того момента, как 1 июля 2000 года мелкие западные акционеры избрали его в наблюдательный совет, собрал ряд доказательств. Например, собрал информацию о странном взлете фирмы "Итера", работающей в газовом секторе. В то время как производство этой фирмы растет, в Газпроме оно падает. В 1999 году Итера приобрела у Газпрома за 300 долларов США контрольный пакет акций сибирской газовой компании "Роспан", хотя ее резервы позволяют говорить о рыночной стоимости предприятия в размере не менее девяти миллиардов долларов США. Федоров сделал достоянием гласности структуру собственников компании "Стройтрансгаз", которая прокладывает для Газпрома трубопроводы, хотя более чем на половину является частной собственностью влиятельных персон Газпрома. Бывшего министра финансов интересуют "сотни фирм, которые не имеют ничего общего с добычей и переработкой природного газа, но которые обходятся ежегодно Газпрому во многие миллионы долларов США". Например, три находящиеся в собственности концерна мебельные фабрики или яхт-клуб в Астрахани, о приобретении которого в середине декабря прошлого года принял решение наблюдательный совет. Федоров голосовал против этого.

Федоров сбит с толку тем, что Газпром, несмотря на свое богатство, накопил долги в размере десяти миллиардов долларов США и намерен, невзирая на это, продолжать привлекать зарубежные кредиты. "По оценке аналитиков, в Газпроме ежегодно по причинам коррупции, воровства и процветания семейного бизнеса исчезают в неизвестном направлении от двух до трех миллиардов долларов США. В центральном офисе Газпрома контролер счетов может получить справку относительно самого последнего стула, но у него тут же возникает проблема, если он контролирует цены и поставщиков".

В связи с тем, что Борис Федоров с готовностью делится своей информацией с прессой, у правления Газпрома и его председателя Рема Вяхирева появилась новая проблема: общественность. Долгие годы Газпром был государством в государстве, которое отлично укрывалось от нежелательного внимания. В 1993 году, после преобразования прежнего министерства в акционерное общество, Вяхиреву удалось обеспечить себе неслыханную привилегию: право голоса по управлению 40 (сегодня 38) процентами акций, являющимися государственной собственностью. Вяхирев был практически несменяем. До лета 2000 года глава Газпрома мог быть досрочно снят с должности лишь только единогласным решением наблюдательного совета. С его всевластием удалось покончить лишь 1 июля 2000 года, когда правление потеряло свое большинство в наблюдательном совете.

Одно место при этом досталось Борису Федорову, избранию которого пыталось воспрепятствовать правление. Руководители Газпрома понимали, кто к ним пришел. Летом 1998 года, когда оказалось, что предприятие задолжало финансовому ведомству многие миллиарды DM, Федоров, тогда министр по налогам и сборам, долго не думал: он реквизировал самолеты, дачи и другие любимые игрушки руководства Газпрома. С обратной почтой Вяхирев выразил готовность считать деньги. Глубокое реформирование предприятия, между тем, так и не состоялось. Когда осенью 1998 года премьером стал Евгений Примаков, советский аппаратчик вяхиревского пошиба, Федоров стал безработным министром, даже если и очень обеспеченным. В начале 90-х годов заслуженный и подготовленный экономист зарабатывал "сказочные" деньги в Европейском банке реконструкции и развития в Лондоне и в Мировом банке в Вашингтоне. Позднее свое состояние он приумножил за счет приобретения акций и созданием собственного Инвестментбанка.

Свой мандат члена наблюдательного совета Газпрома Федоров рассматривает в качестве "иной формы политической деятельности" и нельзя не видеть, что он наслаждается тем, что вновь оказался в свете рампы. При этом Федоров должен представлять, прежде всего, интересы недовольных акционеров. У него простая, на первый взгляд, логика: удастся сделать подозрительные сделки достоянием гласности, уменьшить коррупцию в Газпроме и не дать продать фирменное серебро, поднимется и курс акций. Газпром, в частности, контролирует четверть всех мировых запасов природного газа, однако по причинам непрозрачности структуры и политического риска его капитализация составляет не более семи миллиардов долларов США.

Федоров пока разочарован предполагаемым соратником в деле реформирования Газпрома - заместителем председателя правления концерна "Рургаз" Буркхардом Бергманом (Burckhard Bergman). "Если не принимать во внимание красивые заявления, то Рургаз не делает ничего, чтобы разобраться с подозрительными сделками Газпрома или позаботиться об увеличении прав мелких акционеров" - говорит Федоров. "Каждый раз, когда на заседаниях наблюдательного совета поднимается острая тема, господин Бергман опускает глаза". Уже в течение года Бергман упорно избегает встреч с ним. Рургаз, крупнейший в Европе продавец природного газа, получает из России треть всей своей продукции. Потому он хотел бы, чтобы Газпром выполнял свои договорные обязательства по поставкам, истекающие в 2030 году, без всяких проблем. В беседе с корреспондентом "Frankfurter Rundschau" Бергман подтвердил, что он "убежден, что деловая аргументация и конструктивное поведение в наблюдательном совете позволяют достигать лучших результатов, чем конфронтация, выносимая на суд общественности".

Федоров с этим не согласен. "Бюрократы, несущие на себе отпечаток советского менталитета, такие как глава Газпрома Вяхирев, трусят, когда их делишки становятся достоянием гласности". Однако в своем желании, почистить грязное белье Газпрома, Федоров одинок. Президент Владимир Путин, конечно, ввел в наблюдательный совет сразу двух доверенных лиц: министра экономики Германа Грефа и Дмитрия Медведева, заместителя главы кремлевской администрации. Однако и они, как и заместитель правления Рургаза Бергман, позволили забаллотировать заявку Федорова, в которой он просил провести независимую проверку Газпрома.

Ключевой вопрос в борьбе за реформирование Газпрома - это позиция Кремля. Она, возможно, станет ясной 30 мая, когда наблюдательный совет будет решать, продлевать ли контракт с Вяхиревым, который истекает на следующий день после заседания совета, или заменить его новым руководителем, ориентированным на реформы. Кроме того, 30 июня заканчивает свои полномочия и сам наблюдательный совет. Если Федоров не будет переизбран, то вполне возможно, что будущие скандалы в Газпроме примут снова подковерный характер.

В данный момент ситуация складывается таким образом, что через несколько недель у Федорова будет больше времени, чем это ему хотелось бы, чтобы закончить написание биографии царского премьера-реформатора Петра Столыпина. 7 мая Коммерческий суд Москвы изъял не только два процента акций Газпрома, которые находились в управлении дочерних фирм Инвестментбанка Федорова. Суд запретил Федорову также выдвигать свою кандидатуру на место в наблюдательном совете.

Заявку на изъятие акций подала фирма "Ява-инвест". Ее руководитель Валерий Язов - старый знакомый бывшего главы Газпрома Виктора Черномырдина и является в комитете по вопросам энергетики в российском парламенте лоббистом Газпрома. Фирма Язова является также членом созданного предположительно по инициативе Газпрома в январе 2001 года "Объединения по защите прав мелких акционеров". Его главный род деятельности - ведение процессов против Бориса Федорова и его предприятий, говорит прямодушно председатель объединения Сергей Карпов. Назвать других членов объединения Карпов отказывается. "Такая информация является конфиденциальной. Если мы предоставим ее вам, - говорит он, - это вызовет новую негативную реакцию со стороны господина Федорова".

Перевод: Владимир Синица

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.