20 июня 2001 года. В прошлую субботу президент США Буш-младший (George W. Bush) и президент России Владимир Путин с надеждой толковали об устранении разногласий между Вашингтоном и Москвой в вопросе о противоракетной обороне (ПРО). В понедельник г-н Путин дал понять, что может случиться, если они не достигнут согласия. Если Вашингтон выйдет из Договора об ограничении систем противоракетной обороны (Договор по ПРО) от 1972 года, предупредил он, то Москва откажется соблюдать заключенный с США в 1993 году Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2) и оснастит свои стратегические ракеты наземного базирования многозарядными головными частями.

Белому дому следует со всей серьезностью отнестись к предупреждению г-на Путина. Даже страдающая от безденежья Россия могла бы себе позволить развернуть сотни дополнительных боеголовок на своих существующих межконтинентальных баллистических ракетах (МБР) наземного базирования и построить новые МБР, оснащенные разделяющимися головными частями с боеголовками индивидуального наведения (РГЧ ИН). Слова г-на Путина являются дополнительным аргументом в пользу необходимости модифицировать или заменить новым ныне действующий Договор по ПРО вместо того, чтобы просто его отменить. Если обе страны начнут отказываться от существующих соглашений по контролю над вооружениями, американцы будут в меньшей безопасности от ядерных ракет, чем сегодня.

МБР с РГЧ ИН, способные поразить ядерными зарядами большой мощности до 10 отдельных целей, были самыми опасными системами оружия в российском арсенале времен "холодной войны". Договор от 1993 года, предусматривавший их постепенное уничтожение, считается одним из величайших дипломатических достижений администрации Буша-старшего (George Bush Snr.). Сегодня нет никакой необходимости ставить этот договор под удар. США в течение ближайших нескольких лет могут разрабатывать и испытывать все, что им нужно, не выходя из Договора по ПРО. А тем временем представителям администрации Буша-младшего следует работать со своими российскими коллегами над внесением изменений в существующий Договор по ПРО, которые потребуются для проведения испытаний через много лет и для начала строительства ограниченного противоракетного щита, когда он станет целесообразным.

Ракеты с многозарядными головными частями впервые появились в конце 60-х годов, отчасти как гарантия того, что как Соединенные Штаты Америки, так и Советский Союз после внезапного (ракетно-ядерного) нападения смогут (в ответном ударе) преодолеть системы ПРО первого поколения, которые в то время создавались. Способность МБР с РГЧ ИН преодолевать противоракетную оборону убедила администрацию Никсона (Nixon) в необходимости согласиться на Договор по ПРО, а администрацию Форда (Ford) - в необходимости законсервировать скромную программу противоракетной обороны, которая была разрешена Договором по ПРО.

При наличии строгих ограничений на системы ПРО Вашингтон и Москва чувствовали себя достаточно спокойно, чтобы вести переговоры об ограничении и последующем уничтожении МБР наземного базирования с РГЧ ИН. Эти соглашения по контролю над вооружениями, которые внесли очень большой вклад в дело снижения ядерной опасности в годы "холодной войны", основываются на соблюдении обеими сторонами Договора по ПРО.

Однако с окончанием "холодной войны" и появлением новых угроз в Америке растет политическая поддержка планов ограниченной системы ПРО для защиты от (баллистических ракет) таких стран с непредсказуемыми режимами, как Северная Корея, Ирак или Иран. Администрация Буша-младшего хочет незамедлительно приступить к созданию такого щита, даже несмотря на то, что для определения его эффективности нужно проводить много новых испытаний.

В ближайшие несколько лет эти испытания могут проводиться в рамках Договора по ПРО, который разрешает проводить широкие испытания ракет-перехватчиков наземного базирования, ограниченные испытания систем ПРО с компонентами морского и воздушного базирования и почти все виды научных исследований и разработок. За этот период следует приложить максимум усилий к тому, чтобы выработать новые соглашения с Россией в интересах модификации или замены Договора по ПРО, чтобы получить право на испытания и строительство системы ПРО для защиты от новых угроз, при сохранении ограничений, которые по-прежнему необходимы для предотвращения опасной новой гонки вооружений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.