Особенность Франции: в стране самые многочисленные мусульманское и еврейское сообщества в Европе. Поэтому они должны быть готовы к сосуществованию. На деле, однако, трудностей все больше. Конечно, и в прошлом возникали тревожные ситуации, но не было ничего подобного напряжению, возникшему после начала второй Интифады и, совсем недавно, после новой вспышки насилия на Среднем Востоке. Похоже, французская молодежь из числа эмигрантов-мусульман наиболее чувствительна к событиям в Палестине, и во весь голос выражает свое недовольство.

Некоторые манифестации так и пестрят враждебными лозунгами, вроде "Долой евреев!", зафиксированы даже акты вандализма против синагог, и все это во многих городах Франции.

Вообще, и тут и там слышны двусмысленные нашептывания в адрес евреев, об их оккультной силе, об их тайном проникновении в СМИ, об их мрачных планах┘ После 11 сентября ложные слухи о том, что около 4000 евреев не пришли утром на работу, доползли даже до самых окраин города.

Редки голоса мусульман, которые хотят дистанцироваться от таких речей, от такого поведения. Иногда этот феномен объясняют отчаянием и чувством глубокого унижения. Возможно, но все же, будем честны: сегодня во Франции существует антисемитский дискурс, который ищет себе оправдания в некоторых текстах мусульманской традиции, и который напрямую подогревается ситуацией в Палестине. Этот дискурс принадлежит не только разочарованиям молодости, он распространяется также и на интеллектуалов или имамов, которые в каждом подводном камне, в каждом политической неудаче видят манипулирующую руку "еврейского лобби".

Ситуация слишком тяжела, чтобы ограничиваться простой констатацией. Мусульмане, во имя разума и веры, должны занять ясную позицию, чтобы помешать этому яду войти в кровь Франции. В исламе нет ничего, что может узаконить ксенофобию и отказ уважать человеческую личность только из-за религиозных убеждений или по происхождению. Что нужно без обиняков утверждать, так это то, что антисемитизм - неприемлем, что у него нет никаких оправданий. Ислам предполагает уважение религиозной и духовной жизни евреев, понимание последних как достойных наследников "людей Писания".

Когда Пророк еще только обосновался в Медине, еще до столкновения с местным сообществом, он грозил: "Против того, кто несправедлив по отношению к иудею или христианину, я буду свидетельствовать в Судный день". Позднее, в самый разгар конфликта, восемь стихов Корана были посвящены оправданию еврея, которого один мусульманин желал несправедливо обвинить. Магомет не уставал проповедовать уважение к человеческим существам, в их различии: однажды он проснулся, когда похоронная процессия шла недалеко от того места, где он находился, ему сказали, что хоронят еврея, на что Пророк отвечал: "Разве речь идет не о человеческой душе?".

Не следует пренебрегать этим учением и постоянно прибегать к нему, по малейшему поводу, в адрес евреев. На ответственности должностных лиц и имамов лежит распространение недвусмысленной посылки о глубоких связях, существующих между исламом и иудаизмом, о том, что ислам признает Моисея и Тору; необходимо показывать спорные ситуации в их контекстуальной связи, необходимо взаимное уважение и отказ от антисемитизма в любой форме - открытой или тайной. Из этого следует, что нужно признать ужасы Холокоста: оценить его значения и понять глубину страданий, которые выпали на еврейское самосознание в XX веке.

Чтобы все граждане мусульманского вероисповедания пришли к пониманию этого учения, необходим ряд сопутствующих действий. В первую очередь нужно бороться с ощущением "жертвы", которое поселилось в душах многих французских мусульман, и особенно среди маргиналов. В болезнях, поразивших сообщество изнутри они готовы обвинить другого: Государство, Полицию, евреев, которые "не любят нас, которые нами манипулируют┘".

Эту ответственность должны разделить мусульманские интеллектуалы и общественные власти: первые должны преподать учение в связной форме и не буквально, утвердить личную ответственность и уважение другого. Что касается общественных властей, они должны совершить ряд конкретных действий, чтобы разрушить логику экономического гетто, и реформировать социальную и урбанистскую политику в местном масштабе. Хотят ли этого или нет, разочарование и социальная дискриминация - главные причины расизма.

На другом уровне необходимо, чтобы представители еврейского и мусульманского сообществ нашли общий язык и вступили в открытый диалог, потребовали прекращения подпитки общинного духа, которая может поставить под сомнение принцип сосуществования. Самокритика должна стать взаимной.

Если необходимо осуждение проявлений антисемитизма среди некоторых мусульман, на еврейских интеллектуалах, светских и религиозных, лежит ответственность не допускать смешения понятий. Крайне правый премьер-министр, является он евреем или нет, - носитель идеологии, и нужно показать, какова она на самом деле. Критиковать Шарона (Sharon) за его участие в ужасных преступлениях в прошлом и за его ужасную нынешнюю политику, еще не означает выказывать неуважение к иудаизму, точно также как и критика исламских диктатур не должна распространяться на ислам.

Уважение, которое мы оказываем иудаизму - не аргумент, чтобы не критиковать несправедливую политику государства Израиль. Если поддерживать это болезненное смешение понятий, это может кончиться тем, что мы можем оказаться в окопах по религиозной принадлежности, что совершенно не соответствует духу французской гражданственности, которая основана на справедливости и равенстве.

И мусульмане, и евреи должны перестать подкармливать свое чувство "жертвы" и пересмотреть свой дискурс в адрес друг друга. Во имя общей гражданской этики, наше достоинство - в способности к критической мысли, вне всякой конфессиональной принадлежности, вне государства и организаций по праву сильного, идет ли речь об антисемитизме или исламофобии. Это интеллектуальное требование должно научить и помочь евреям и мусульманам обрести широту взглядов, универсальное сознание, взамен узости сознания гетто.

В Европе и во Франции созданы все условия для того, чтобы принять этот вызов. Нужно вместе вступить на путь конструктивной самокритики и отказаться от порочной практики произвольных обвинений.

Тарик Рамадан - преподаватель философии и исламологии во Фрибурге и в Женеве

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.