Мог ли кто-либо из предшественников Путина осмелиться сказать о России: "Мы богатая страна бедных людей"? Или попробовать строить "диктатуру закона"? "Мы не боимся и не должны бояться перемен, - говорит Путин россиянам, - однако все перемены, политические и административные, должны быть обоснованными". И уточняет: "не будет ни революции, ни контрреволюции. Сильная. Экономически обоснованная государственная стабилизация является благом для России и ее жителей. Самое время научиться жить по этой нормальной человеческой логике".

Таким языком еще ни один российский руководитель не разговаривал. Более того, Путин весьма последовательно реализует эту свою концепцию. Это не горстка рефлектирующей интеллигенции пытается изменить сознание россиян. Сделать это пытается самый популярный и авторитетный сегодня в России человек - он работает основательно.

Путин ведет Россию "в Европу". Перед ним стоит необычайно трудная для выполнения задача - он должен преодолеть российскую антизападную "культурную запрограммированность". Только тот факт, что разговаривает со всеми (и дома, и за границей), делает из него демократа, а его отношение к экономическим делам - либерала. Одновременно он должен быть авторитарным, чуть ли не диктатором, поскольку иначе он не удержится у власти. В России нет демократии, и он осознает это, призывая к "диктатуре закона"

"Живая демократия" получается в стране массового благополучия, с высоким качеством закона и институциональных решений, а также там, где в основе экономической деятельности и легального государственного порядка лежат навыки людей. Их гражданская "запрограммированность". Ни один из названных факторов не присутствует в нынешней России. Путин решил начать с экономики и права. Оценим результат его действий, когда в Москве перед пешеходными переходами начнут останавливаться первые автомобили. Быстро это не произойдет (ведь в Польше пока останавливается лишь каждая десятая машина).

Будет ли понят и оценен этот факт польскими политиками, среди которых многие "культурно запрограммированы" антироссийски? Путин приехал в Польшу не для того, чтобы разбираться с историей - это чересчур очевидно. И мы не должны иметь к нему претензий из-за этого. Наступил капитализм - и у нас, и в России. Исторические разборки путину невыгодны. На это нет средств. И слишком много россиян не поняли бы его, поскольку у них нет чувства вины перед Польшей. Так их воспитали на уроках истории, что слова "чудо над Вислой" и "17 сентября" ничего для них не значат. Они не чувствуют также вины за "коммунистическую оккупацию Польши".

И что, Путин должен убеждать их в этой вине?

А ведь совсем недавно, чтобы не вводить их в полную шизофрению, утвердил мелодию советского гимна в качестве российского гимна. Давайте не будем требовать от русских действий, превышающих их силы.

Польша интересует Путина как экономический партнер. И на сегодня это все! Давайте будем рады и этому, поскольку экономически Россия нам нужна еще больше. Хотим мы этого или не хотим, Россия для Запада является державой и великолепным рынком сбыта, а мы - одним из государств Восточной Европы, барахтающимся в экономических проблемах. А то, что мы шли в бой "За Бога, честь и Отечество" (русские - "За Бога, царя и Отечество"), вовсе не означает, что в капиталистической действительности мы должны во имя чести и истории отказываться от экономически выгодных предприятий с Россией. Представляется, что президент Квасьневский давно это понял. Надеюсь, что премьер Миллер тоже пришел к такому выводу. Давайте будем рациональными, как Путин - время истории еще придет.

(Анджей де Лазари - историк, редактор и соавтор лексикона "Идеи в России" - прим. редакции).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.