В Италии порядок вещей каким-то сверхъестественным способом убедил избирателей, что время традиционных партий закончилось. Такое убеждение коренится в следующей констатации: с начала 1980-х годов политическая система страны находится в состоянии растущей деградации. Некоторые называют это состояние "гангреной", "гниением". Коррупция распространилась всюду и достигла головокружительных размеров. Взяточничество обошлась стране в 75 миллиардов евро┘ "Оккультное" финансирование партий способствовало сказочному обогащению руководства, в особенности социалистов и христианских демократов. "У кого есть глаза, мог бы сказать Индро Монтанелли (Indro Montanelli), да увидит, насколько уровень жизни высокопоставленных чиновников контрастирует с их декларациями доходов (1)".

С 1992 года прошла целая лавина дел, вышедших на свет в ходе операции "Mani pulite" (Чистые руки) и в результате работы судьи Антонио Ди Пьетро (Antonio Di Pietro). Бывший председатель правительства и глава социалистов, Беттино Кракси (Bettino Kraxi), был обвинен в незаконном обогащении, был снят с поста во время крупнейших за последнее время беспорядков, и был освистан разъяренной толпой, которая была готова линчевать его. В свою очередь, господин Джулио Андреотти (Julio Andreotti), также в прошлом премьер-министр и глава Христианских демократов, был облит грязью и обвинен в "сговоре с Мафией" и "в пособничестве убийцам"┘

Падение этих двух гигантов заставило ходить ходуном всю политическую систему, которая за несколько месяцев увидела сотни депутатов, сенаторов и бывших министров облитых грязью, замешанных в скандалах, преследуемых судьями и выставленных на посмешище в прессе┘ Обвиненная в хищениях всех видов, находящаяся у власти политическая элита оказалась обезглавленной, осуждаемой общественным мнением, полностью утратившей кредит доверия. "Опустошение таково, паника столь сильна", - писал Эрик Йожеф (Eric Joszef), - что некоторые опасаются открытого государственного переворота" (2).

Посреди этой бури, отнюдь не с помощью государственного переворота, но при помощи коллективного теле-гипноза, Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi), уже тогда - в союзе с пост-фашистами Национального союза и ксенофобами из Лиги Севера, удалось впервые победить на выборах и стать председателем совета с мая по декабрь 1994. Этот опыт пребывания у власти оказался неудачным. Но господин Берлускони, нимало не обескураженный обвинениями в аферах, в двусмысленных махинациях и интригах в свой адрес, вновь возглавил правительство в мае 2001, и смог использовать свои многочисленные козыри.

Какие козыри? Во-первых, свое огромное состояние, четырнадцатое по размерам в мире и первое - в Италии (3). Состояние, сколоченное из ничего, вначале, благодаря поддержке его друга-социалиста Беттино Кракси Путем путем махинаций ему удалось преуспеть сначала в недвижимости, потом в сфере распределения и супермаркетов, затем в страховании и рекламе и наконец в кино и телевидении. Наряду с группой Бертельсманн (Bertelsmann), Робертом Мердоком (Robert Murdoch), Лео Киршем (Leo Kirsch)и Жаном-Мари Месье (Jean-Marie Messier)ему удалось стать одним из императоров СМИ Европы.

Берлускони собирается извлечь выгоду из своего баснословного богатства и чудесной мощи, которую придает ему, в области символического насилия, его телеканалы. Которые показывают, что во времена глобализации, очень просто составить следующее уравнение: когда кто-то обладает экономической властью и властью над СМИ, - то политическая власть достигается автоматически (5). Престол занимается практически триумфально - ибо его партия "Forza Italia" на выборах 1 мая 2001 набрала 30% голосов избирателей, сделавшись ведущей политической силой Италии.

Берлускони, демагог и популист, не утруждает себя подозрениями. Что касается союзников, то он ни секунды не сомневался заключить пакт с экс-фашистом Джанфранко Фини (Gianfranco Fini)и расистом Умберто Босси (Umberto Bossi). Эта троица образует самый гротескный и тошнотворный триумвират в Европе. До такой степени, что еще до выборов один британский журнал, памятуя об обвинениях, выдвинутых в адрес итальянским правосудием, посчитал, что "сей руководитель не достоин управлять Италией", поскольку "он опасен для демократии" и является "угрозой для правового государства (6)".

Эти мрачные прогнозы сбываются. После падения традиционных партий, на что было жалко смотреть, итальянское общество, столь просвещенное, остается совершенно безучастным (только мир кино оказывает сопротивление) к нынешней деградации политической системы, все более беспорядочной, экстравагантной, смешной и опасной. С насмешливостью ярмарочного зазывалы, благодаря своей монополии на телевидение, господин Берлускони вводит в действие то, что Дарио Фо (Darío Fo)назвал "новым фашизмом (7)". Вопрос состоит в том, до какой степени столь занятная итальянская модель может распространиться в соседних странах┘

(1) Цит. по Eric Joszef, Main basse sur l'Italie. La résistible ascension de Silvio Berlusconi, Grasset, Paris, 2001, p. 37.

(2) Ibid, p. 41.

(3) Американский журнал Forbes оценивает состояние Берлускони в 14,5 миллиардов евро.

(4) "Символическое насилие - такая форма насилия, которое воздействует на социального субъекта при его соучастии" Пьер Бурдье (и Лоик Ж. -Д. Ваккан) в книге Ответы. Pierre Bourdieu (avec Loïc J. D. Wacquant), in Réponses, Seuil, Paris, 1992, p. 142.

(5) То же самое было проделано американским миллиардером Майклом Блумбергом (Michael Bloomberg), владельцем канала, передающего новости экономики в масштабе планеты Bloomberg TV, который потратил более 77.5 миллионов евро на свою предвыборную кампанию, и смог таким образом реализовать свою мечту, став с 1 декабря 2001 года мэром Нью-Йорка

(6) The Economist, Londres, 28 avril 2001.

(7) Darío Fo, " Le nouveau fascisme est arrivé ", Le Monde, 11 janvier 2002.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.