В крупномасштабных учениях НАТО "Strong Resolve" приняли участие 270 военнослужащих и пять боевых самолетов F-18-Hornet Финляндии. То, что ВВС США использовали в ходе маневров тоже самолеты типа "Hornisse", является лучшим свидетельством унификации финской военной техники с вооружениями НАТО. В настоящее время правительство Хельсинки ведет с военным блоком переговоры о расширении договора "Партнерство во имя мира". Он должен позволить в будущем использовать и расширять финскую инфраструктуру для переброски в страну и транспортировке по ее территории войск и военных грузов. "Мы не даем НАТО карт-бланш, что касается наших портов и аэродромов, - говорит министр обороны Ян-Эрик Энестам (Jan-Erik Enestam), - но она должна быть в готовности, когда нам в какой-то момент потребуется помощь в связи с кризисом или катастрофой".

Финляндия шаг за шагом сближается с НАТО, что позволяет критикам этой политики уже говорить о вступлении страны в альянс через заднюю дверь. Нейтралитет еще остается догмой финской политики безопасности, а перед выборами, которые состоятся в марте следующего года, эта догма будет еще раз закреплена в правительственной программе. А потом дело пойдет живее, предрекает эксперт по стратегическим вопросам Хельсинкской военной академии Томас Рис (Tomas Ries): премьер-министр Пааво Липпонен (Paavo Lipponen) поставил задачу подготовить к 2004 году новую Белую книгу по вопросам оборонной политики. Если ее рекомендации окажутся такими, какими их ожидает увидеть Рис, то Финляндия могла бы постучаться в парадную дверь НАТО уже в 2005 году.

Это не было бы драматическим изменением политики безопасности, утверждает сотрудник Института по вопросам внешней политики Туомас Форсберг (Tuomas Forsberg). Нейтралитет для Финляндии никогда не был чем-то само собой разумеющимся, он был всего лишь средством для достижения цели. Быть нейтральной страной лучше, чем находиться в зависимости от России. Статус нейтрального государства позволяет брать на себя роль посредника. После окончания "холодной войны" эта роль ушла в прошлое. Тот, кто хочет получить право на слово, должен находиться там, где принимаются решения. "Для нашей национальной безопасности НАТО нам не нужна, - говорит Томас Рис, - но если мы собираемся оказывать влияние на политику безопасности Европы, мы должны вступать в нее". Сегодня никто в Финляндии не чувствует угрозы со стороны России, никто не видит в НАТО защитный щит от агрессора с Востока.

"Но если в будущем Россия и НАТО окажутся за одним столом, мы тоже должны быть там. Это в наших жизненных интересах", - говорит директор Института международных дел Тапани Вааторанта (Tapani Vaahtoranta). А кроме того, здесь встает и вопрос самоидентификации: "Мы видим себя западной страной. Если мы не вступим в НАТО, то останемся в странной группе аутсайдеров. Вместе с Узбекистаном и Швейцарией". Однако эксперты могут единодушно констатировать, что среди населения пока до сих пор не видно большого желания вступать в НАТО.

В феврале только 11 процентов финнов высказались за отказ страны от статуса нейтралитета, 65 процентов - категорично против. После событий 11 сентября и военных операций в Афганистане и без того слабая приверженность к НАТО ослабла еще больше. Но настроения среди населения могут быстро меняться, считают эксперты. "Во внешнеполитических вопросах люди все еще дожидаются сигналов со стороны политического руководства, - считает Вааторанта, - а оно до сих пор считало развертывание дебатов относительно НАТО делом несвоевременным". Вопрос относительно НАТО с большим удовольствием вычеркнули бы из своей предвыборной программы, прежде всего, правящие социал-демократы. Они и сами переживают раскол.

Липпонен считается сторонником вступления в альянс. "Он представляет школу реалистов", - говорит Вааторанта. Ее представители понимают, что если войдешь в состав основных сил, станешь сильнее. Это относится в той же мере и к политике ЕС. Напротив, министр иностранных дел Эркки Туомиойя (Erkki Tuomioja) является, по словам Вааторанта, "идеалистом". Он хочет сделать мир более безопасным путем более широкого сотрудничества и относится к вступлению в НАТО скептически.

Не может рассчитывать на большие дивиденды, включив вопрос о вступлении в НАТО в свою избирательную кампанию, и Партия центра - крупнейшая в стране оппозиционная сила. В партии доминируют люди, которых Вааторанта называет представителями "швейцарской школы", "людьми из засады". Они считают, что обеспечить мирные условия можно, лишь воздерживаясь от участия в любых конфликтах.

Президент Тарья Халонен (Tarja Halonen), которая начинала свою политическую карьеру в качестве активистки движения за мир, тоже проявляет сдержанность. "Только не сейчас, пока я президент!" - сказала она по поводу вступления в НАТО два года назад, когда принимала должность. С того времени она стала еще сдержаннее. Она соглашается с Липпоненом, что с принятием стратегических решений надо подождать до появления в 2004 году Белой книги. Но когда ее спросили, отвечает ли военный нейтралитет интересам Финляндии, она ответила: "Колесо не бывает четырехугольным". Поскольку согласно финскому этикету просить президента о разъяснении своих пророчеств не положено, потребовалась помощь политических звездочетов. Рассматривает ли Халонен членство в НАТО как вещь невозможную, как это было в конце восьмидесятых годов, когда бывший премьер Харри Холкери (Harri Holkeri) охарактеризовал возможность вступления в ЕС как "квадратуру круга", не подозревая, что несколько лет спустя финнам удастся войти в ЕС, но достаточно болезненно? Или она думает, что колесо, будучи круглым, неудержимо катится, как Финляндия в НАТО?

Из Москвы больше не слышно возражений. Когда премьер-министр Липпонен был недавно с визитом у президента Путина, он проинформировал последнего, что Финляндия примет решение относительно своей будущей внешнеполитической линии через два года.

Путин принял это к сведению без всяких комментариев, финские газеты сообщали о визите без всякого ажиотажа. Это является свидетельством нормализации двусторонних отношений. В прошлые десятилетия неделями писали о вещах менее значимых. Позиция Швеции тоже не имеет теперь решающего значения. "Вступит ли в альянс Швеция или нет - не является решающим делом", говорит министр обороны Энестам. В настояще время для правительства Швеции больший приоритет имеет вступление в зону евро, а Хельсинки уже давно в нее входит.

На официальном уровне уже давно считается, что в финской ситуации ничего не меняет даже прием в НАТО стран Балтии. Но для финнов кажется странным, что маленький, бедный сосед Эстония благодаря членству в ЕС и НАТО будет вскоре оказывать на политику безопасности Европы большее влияние, чем Финляндия.

"Разумеется, это изменит позицию", - считает Томас Рис. Рис с удовольствием бы поставил вопрос о вступлении в НАТО в качестве главного во всей предвыборной кампании. Не потому, что это для Финляндии самое важное, а из соображений демократической легитимности. В ином случае может случиться так, что Финляндия изменит свою доктрину безопасности без ее широкого публичного обсуждения: в ходе предстоящей избирательной кампании этот вопрос - табу, а перед следующими выборами она уже будет принята. Против требований противников вступления в НАТО, таких как Туомиойя, по поводу проведения всенародного референдума протестуют "идеалисты", сгруппировавшиеся вокруг Липпонена. Они говорят, что против этого большинство парламентариев. "Одним словом, политику здесь делают в условиях "холодной войны", - комментирует ситуацию эксперт по оборонным вопросам Рис.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.