Автор является бизнесменом, который в свое время был советником у Бориса Ельцина. Он проживает в добровольной ссылке в Лондоне.

27 мая 2002 года. Владимир Путин является воплощением всего, что Запад всегда хотел видеть в российском президенте: демократ, верящий в порядок, сильный человек, обращающий в бегство преступников и коррупционеров, человек трезвых привычек и здравых суждений, поведение которого резко контрастирует с пьяными выходками его предшественника. Но хорош ли он для России?

Г-н Путин является продуктом царско-советской машины безопасности, традиционалистом, который верит в то, что единственным способом поддержания порядка и защиты государства является авторитаризм. В силу этого его политические, правовые и военные реформы - его "диктатура закона" - ведут к свертыванию прогресса, достигнутого при администрации Ельцина. Они осуществлены за счет важных прав, которые прогрессивное государство сочло бы фундаментальными для свободы. Г-н Путин централизовал функции управления, отняв некоторые властные полномочия у региональных губернаторов. Он также увеличил бюрократический аппарат, унаследованный от советской эры - за счет отчетности. Живя благодаря высоким мировым ценам на нефть, но не имея жизнеспособной программы экономических реформ, он ищет популярности в том, что отказывается вводить меры, которые, хотя они и несут с собой краткосрочные и среднесрочные экономические жертвы, могли бы восстановить доверие к долговременным финансовым обязательствам государства. А в результате появляются ожидания, которые г-н Путин не сумеет оправдать.

Более того, он ограничил свободу слова, ликвидировал независимость и подорвал доверие к средствам массовой информации (СМИ). Он ведет жестокую войну против российских граждан в Чечне, когда мог бы заключить мир, признав законную власть чеченских лидеров. Все это заставляет предположить, что тот имидж, который создают г-ну Путину за рубежом, является столь же ложным и беспринципным, как и его внутренняя программа.

Всему этому есть альтернатива: настоящие демократы, которые верят в то, что свобода и прогресс зависят от трех стратегических приоритетов, все из которых опираются на концепцию, которую я называю "основным либерализмом". Первая из приоритетных задач - это либерализация индивидуума и общества. Сейчас вошло в пору зрелости новое поколение россиян в среднем классе. Они любят Россию и у них есть идеи. Они верят в опору на собственные силы и в наличие возможностей, так как они придерживаются этики максимальной отдачи на работе. Это новые "свободные граждане" России, и поэтому первоочередной задачей либерального правительства следует считать создание таких условий, при которых эти граждане могут процветать. Для этого необходимо не мешать этим людям - позволить им создавать компании, открывать магазины и кафе и путешествовать заграницу. Это зависит от создания побудительных мотивов для того, чтобы они брали на себя - и ценили - ответственность. Это зависит от поощрения институтов, которые способствуют желанию граждан быть независимыми.

Вторая приоритетная задача - это либерализация государства, его принципа и структуры. Что касается принципа, это означает отмену всех указов и законов, которые противоречат Конституции Российской Федерации, тем самым подтвердив примат личности над государством и разделение властей. Оба эти принципа заложены в конституцию, но г-н Путин ограничил их своими указами, установив свою "диктатуру закона" и свою "структуру вертикальной власти", которая создала семь федеральных округов, в конечном итоге подчиняющихся президенту. Либеральное правительство должно будет немедленно отменить эти указы.

Структурная либерализация государства означает коренную перестройку отношений между Москвой и регионами. Не Москва должна решать, какие властные полномочия оставить себе, а какие делегировать регионам, а наоборот. Такая перестройка дала бы регионам больше свобод и гибкости в их взаимодействии с Москвой и между собой.

В качестве третьей приоритетной задачи либеральному правительству следовало бы переориентировать российскую внешнюю политику в соответствии с новым организационным принципом, который я называю "контроль, а не захват". Россия должна отказаться от устаревшей политики захвата и владения, которая завела нас в такие исторические неприятности, как оккупация Восточной Европы, вторжение в Афганистан и теперь вот разрушение Чечни. Вместо этого следует принять на вооружение политику контроля посредством влияния.

Основываясь на этих принципах, России следует восстановить единую экономическую и военную зону на всей территории Содружества Независимых Государств (СНГ); интегрироваться в европейское сообщество через Европейский Союз (ЕС) и Организацию Североатлантического договора (НАТО); понять ведущую роль Соединенных Штатов Америки в мировой политике; определить, что это означает для российско-американских отношений; и дать Китаю долгосрочный интерес в сильной, либеральной России.

Эти первоочередные задачи являются естественным внешним продолжением программы, которые "Либеральная Россия", моя партия в России, будет проводить дома и за рубежом. Это тот курс, который Борис Ельцин, несмотря на недостатки, начал, но с которого г-н Путин, несмотря на его вводящее в заблуждение обаяние, свернул. Если мы не вернемся на этот первоначальный курс, то мы, россияне, безвозвратно потеряем свой путь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.