Предупреждение российского министра атомной энергетики было однозначным: попытки членов природозащитных организаций проникнуть на ядерные объекты могут закончиться трагически, сказал министр Александр Румянцев. По его словам, преодолеть заграждения ядерных объектов невозможно, будет стрелять охрана. Заинтересованное в сотрудничестве в области атомной энергетики с США министерство по атомной энергетике (Минатом) опасается попасть в неловкое положение. Как в феврале этого года. Тогда депутат парламента Сергей Митрохин беспрепятственно проник через дыру в заборе вместе с сотрудниками природозащитной организации «Гринпис» и телеоператором на, якобы, усиленно охраняемую территорию горно-химического предприятия Красноярск. Там хранятся отработавшее ядерное топливо и ядерные отходы. «Мы попали внутрь очень легко. Я стоял у стены хранилища. Это мог бы сделать любой, если бы захотел», - рассказывает о своем опыте Митрохин из партии либералов «Яблоко».

Ядерные грузы идут вдоль и поперек страны

После событий 11 сентября и в связи с угрозой Западу со стороны террористов фундаменталистского толка подобные слабые места должны вызывать особую тревогу. В России в результате активного использования атома в военных и гражданских целях скопилось трудно вообразимое количество расщепляющегося материала. Если говорить точно, то это 200 миллионов тонн слабо и высоко радиоактивного материала, включая зараженные почвы, выдал тайну корреспонденту газеты «Аргументы и факты» министр Румянцев. В то время, как США после событий 11 сентября прекратили перевозку по стране ядерных материалов, Россия осуществляет интенсивную транспортировку отработавших ядерных топливных элементов с целью их регенерации или передачи на хранение. Ежедневно по территории страны по тем или иным маршрутам между атомными электростанциями и объектами, где производится регенерация, эти маршруты бывают протяженностью в несколько тысяч километров, по железной дороге, воздушным путем, на грузовиках или судах проходит до 30 таких транспортов.

Этого будто было недостаточно, и год назад влиятельное атомное лобби протащило вопреки сопротивлению населения закон, который разрешает ввоз радиоактивного топлива для регенерации. Речь идет о 20 000 тонн радиоактивного материала, который будет импортирован в ближайшие десять лет, что должно принести России 20 миллиардов долларов США. Цинично звучит аргумент, который должен сделать так, чтобы люди посчитали этот бизнес приятным: часть денег, согласно официальным заверениям, пойдет на приведение в порядок зараженной радиоактивными веществами окружающей среды. До сегодняшнего дня в России обогащена 41 тонна топливных элементов из Болгарии. Несколько месяцев назад они были доставлены скрытно по железной дороге через всю страну в Красноярск, что в Сибири, на объект, куда недавно смог беспрепятственно попасть парламентарий Митрохин. В будущем должен быть законодательно гарантирован возврат отработанного ядерного материала российского производства, в том числе из Ирана, где с российской помощью строится атомная электростанция. Но органы, отвечающие за атомную энергетику, все же надеются заполучить и свою долю на прибыльном международном рынке по переработке ядерных материалов.

Остановить поток радиоактивного импорта вполне могли бы Соединенные Штаты Америки. Они должны были бы дать официальное согласие, что в будущем отработавшие топливные элементы чужого производства (например, с атомных станций на Тайваня, в Южной Корее или даже в своей собственной стране) отправляются в Россию. Природозащитные организации опасаются, что как раз это-то и может произойти в рамках инициированного обеими странами диалога по вопросам энергетики.

В России не устает предупреждать о рисках, связанных с транспортировкой и хранением подобных грузов, Владимир Кузнецов - физик и эксперт по вопросам радиоактивной безопасности российского Зеленого Креста. «Если говорить в целом, то количество аварий на транспорте в России при перевозке грузов, независимо каких, в два-три раза выше, в чем других промышленно развитых странах», - констатирует он. Главным транспортным средством в самой большой по территории стране - железная дорога. Конечно, конструкция старых вагонов для перевозки радиоактивных материалов, говорит он, улучшена в сотрудничестве с США. Но озабоченность вызывает неоднократное появление трещин на осях. Особенно тревожит то, что эти дефекты обнаруживаются только в пункте прибытия, то есть после того, как груз проделал по стране не одну тысячу километров. Кузнецов, прежде и сам инспектор по вопросам атомной энергетики, вынужденный уйти в силу своей критической позиции, зафиксировал ставшие широко известными случаи: в 2001 году - две аварии с грузовиками, в результате чего радиоактивный материал попал из контейнеров на дорогу. Российские чиновники, напротив, заверяют, что в истории транспортировки ядерных материалов в стране никаких происшествий не было.

Не успокаивается Кузнецов и что касается безопасности объектов атомной промышленности. По его словам, технические конструкции безопасности на 50-90 процентов отработали свои сроки эксплуатации и подлежат замене. На большинстве объектов, связанных с атомной энергетикой, отсутствует оборудование, которое бы позволяло регистрировать контрабанду радиоактивных материалов. В связи с угрозой, что получить доступ к материалам, пригодным для создания оружия, могли бы попытаться террористы, встает вопрос, насколько надежно хранятся ядерные резервы России, насколько надежен их учет и контроль. А это 300 000 тонн обогащенного урана, 780 тонн ружейного плутония и 600 000 тонн природного урана. Регистрируется все больше попыток торговать радиоактивными материалами. Последний случай, - когда были арестованы четыре человека, будто бы, собиравшиеся провезти плутоний контрабандным путем.

Опасная нехватка денег

Кузнецов учитывает, начиная с 1992 года, ставшие известными «аномалии» в ядерной бухгалтерии, когда радиоактивный материал пропадает, похищается или неожиданно всплывает. «Под необоснованным предлогом соблюдения секретности создаются препятствия для инспектирования радиоактивного материала с помощью технических средств», - говорит он. Факторами риска Кузнецов, среди прочего, считает нерегулярное финансирование программ по обеспечению безопасности, возможность отключения в силу энергетического кризиса электроэнергии, растущее социальное недовольство, высокую преступность и тлеющие внутренние конфликты. «С учетом всего этого безответственно принимать ядерное дерьмо еще и из-за рубежа, - говорит он. - Такое происходит только в России, где реальная стоимость атомной энергии, начиная со строительства объектов и кончая устранением страшных результатов их деятельности, не входят в цену электроэнергии.

От этих неучтенных последствий до сегодняшнего дня страдают жители деревень, которые расположены вокруг обогатительного предприятия «Маяк» в Челябинской области. «Половина игры - Жизнь под воздействием последствий заражения радиоактивным мусором» - под таким названием организовал в Москве выставку своих снимков, сделанных в населенных пунктах Муслюмово, Татарская, Муссакаево, нидерландский фотограф Роберт Кнот (Robert Knot). На них сняты люди во время похорон, на пикнике на лоне зараженной природы, детей-инвалидов, мертворожденных. Жители мучаются от последствий возникших в результате ядерных исследований и до недавнего времени державшейся в секрете аварии, случившейся в 1957 году, во втором и третьем поколениях. «Мы страдаем от излучения, в деревне каждую неделю кто-нибудь умирает», - сказал Рамзис Файзуллин - больной молодой человек из Челябинска на открытии выставки. Этой выставкой «Гринпис» России хочет апеллировать ко всем государствам мира, чтобы те не перекладывали свое ядерное бремя на Россию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.