Первую войну против Ирака Соединенные Штаты и их союзники вели из-за нефти. Вторая война тоже в какой-то мере будет из-за нее. Президент Джордж Буш (George Bush) и его заместитель Дик Чейни (Dick Cheney) достаточно долго работали в нефтяной промышленности, чтобы быть в состоянии тщательно взвесить шансы и риски войны, которая может начаться после окончания зимы. Соединенные Штаты, предположительно, будут вести ее в одиночку. Иначе, чем в 1990-1991 годах, на все экспортирующие нефть государства арабского мира на этот раз в политической и военной поддержке Вашингтону откажут. Существенной причиной этого является то, что их положение при любом сценарии значительно ухудшилось бы.

Сценарий, который был бы для Вашингтона самым благоприятным, - скоротечная война и приведение к власти в Багдаде проамериканского режима. Нефтяные магнаты нашли бы новое поле приложения своим капиталам и втрое повысили бы добычу нефти в Ираке, доведя ее до 6 миллионов баррелей (баррель - 159 литров) в день. Этот новый Ирак мог бы выйти из ОПЕК, отказаться от ограничений на добычу, установленных нефтяным картелем и ослабить доминирующую роль Саудовской Аравии в Персидском заливе. Даже если Ирак останется в ОПЕК, дело в картели дойдет до разногласий, поскольку Ирак после десятилетий войны и изоляции должен восстанавливать экономику и инфраструктуру. Ему нужно много денег, а получить их он может только, открыв нефтяной кран.

Напротив, в случае неблагоприятного сценария Ирак, а, быть может, и весь Ближний Восток, окажутся, как того опасается не только египетский президент Хосни Мубарак (Hosni Mubarak), в состоянии хаоса. Нефтяная река встанет, нефтяные магнаты будут изгнаны из региона и в мировой экономике при цене 50 долларов США за баррель нефти начнется свертывание производства.

Знакомство с ценами подтверждает эту опасность. Перед оккупацией Кувейта 2 августа 1990 года за баррель сырой нефти платили меньше 20 долларов США. До ноября 1990 года цена выросла в два раза, пока она не вернулась на прежний уровень до освобождения в феврале. Но в кризисные моменты она заметно выше. В этом году цена на нефть поднялась на 37 процентов и уже подбирается к 30 долларам США. По меньшей мере, 2 доллара, а, может, и все пять из этой суммы являют собой наценку в связи с ожиданием кризиса на Ближнем Востоке и войны. Если после ее начала поставки нефти будут продолжены, то наценка будет снята. Однако эксперты ожидают, что даже в случае самого благоприятного сценария цена на нефть в период боевых действий может вскарабкаться до 35 долларов США.

Ирак все же объявил, что будет экспортировать нефть и во время войны. В конце концов, Багдад экспортировал под надзором Организации Объединенных наций только 40 процентов добываемой им нефти. Если Ирак приостановит поставки, то перебои могла бы восполнить Саудовская Аравия, которая в настоящее время имеет резерв по добыче нефти в объеме 2,5 миллионов баррелей. Саудовская Аравия использовала ситуацию и во время прежних кризисов и обеспечивала мировую экономику необходимыми объемами нефти.

Правда, тогда Соединенные Штаты и Саудовская Аравия были еще союзниками. После событий 11 сентября бывшие партнеры разошлись. Наряду со спорами по поводу того, является ли королевство цитаделью исламистского терроризма, Вашингтон поддерживает амбиции России, стремящейся сменить Саудовскую Аравию в роли крупнейшего экспортера нефти. Пока 15 процентов нефтяного импорта Соединенных Штатов приходится на Саудовскую Аравию и только 1 процент - на Россию. Однако очевидно их намерение уменьшить свою зависимость от нефти государств Персидского залива, ослабить ОПЕК и получить в лице России нового производителя вместо Саудовской Аравии, который будет качать на мировой рынок дополнительные объемы нефти, если мировая экономика окажется перед взлетом цен на нее.

Российская нефтяная политика бросает все более очевидный вызов Саудовской Аравии. От полуискренне обещанного ОПЕК сокращения объемов добычи на 150 000 баррелей Москва отказалась 1 июля. Недовольство Саудовской Аравии вызвали российские планы создания для мирового рынка стратегических резервов нефти. Они лишают Саудовскую Аравию нынешней роли альтернативного производителя. К тому же российский министр энергетики дал понять, что хочет вернуть на мировом рынке долю, ранее принадлежавшую Советскому Союзу. Для этого России необходимо увеличить добычу с нынешних 7,4 миллионов до 12 миллионов баррелей. Это превосходит нынешние объемы добычи двух крупнейших производителей - Саудовской Аравии и Ирана - вместе взятых.

После событий 11 сентября Соединенные Штаты начали переустройство на Ближнем Востоке. Новый порядок изменит также и нефтяной рынок и ослабит ОПЕК. Начиная с 1973 года, доля этой организации на рынке постоянно уменьшается, она будет уменьшаться и далее. В настоящее время Соединенные Штаты ищут альтернативу нефти государств Персидского залива, но в долгосрочной перспективе они будут вынуждены вновь интегрировать их в своей нефтяной политике. Дело в том, что в районе Персидского залива находятся почти две трети всех разведанных нефтяных ресурсов, почти в десять раз больше чем в России. К тому же российскую нефть труднее добывать в техническом плане, с учетом освоения она стоит, не менее 14 долларов США за баррель. Нефть Саудовской Аравии, напротив, фонтанирует из земли, для чего не надо прикладывать никаких усилий.

С формированием нового Ирака и ревальвацией России Вашингтон надеется сузить влияние Саудовской Аравии на рынке нефти. 19 сентября Саудовская Аравия может продемонстрировать, насколько королевство заинтересовано в улучшении отношений с Америкой. В этот день министры нефти стран-членов ОПЕК будут обсуждать в Осаке вопрос увеличения добычи нефти. Саудовская Аравия просигнализировала, что собирается повышать квоты на добычу. Но по другому вопросу решения в Осаке не позволят сделать заключение, откажут ли Вашингтону в случае ожидающегося нападения на Ирак отдельные государства Опек не только в политической и военной поддержке, но и потребуют еще и введения нового нефтяного эмбарго.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.