Апофеоз вокруг первой годовщины трагедии 11 сентября, целая лавина печатных, кино и фотоматериалов, так или иначе связанных с теми событиями, почти захлестнувшая нас за последние 15 дней, подразумевает под собой - и все мы прекрасно об этом знаем - подготовку западного общественного мнения к позитивному отношению к возможной войне. И в самом деле, столь мерзкая агрессия, такой парализующий заряд страдания и несправедливости, выброшенный в память о прошедших событиях, приводят не только к неукротимому стремлению отождествлять себя с жертвой и делить с нею всю боль, но и к желанию получить компенсацию за перенесенные страдания, а зачастую и к намерениям, которые можно истолковать лишь как воинственные.

Даже самый убежденный пацифист признает, что при определенных условиях война может стать последним средством, необходимым для того, чтобы поставить точку в ситуации, ставшей невыносимой. Президент Буш (Bush) с самого начала сел на этот конек, в основе всей его военной кампании лежит жажда мщения за 11 сентября. И на том стоит. Следующее, любая война требует причин, которые бы ее оправдывали, необходимо, чтобы были обозначены масштабы действия армии и названы главные действующие лица: враги и союзники. А все усилия и средства, олицетворявшие собой попытку понять и объяснить трагедию 11 сентября и обернувшиеся словесным и изобразительным творчеством не вызывают ничего, кроме разочарования. Лишь эмоции и риторика, в то время как до сих пор остается без ответа множество вопросов, всплывших на поверхность год назад; и к ним прибавляются все новые неизвестные. Больше всего мне хотелось бы узнать ответ на следующие вопросы:

1. В отношении действующих лиц. Каким образом американскому правительству меньше чем за неделю удалось составить список из 19 террористов, участвовавших в операции, и узнать, кто из них сел на рейс # 11, а кто - на - # 93? Более того, как объяснить, что все пассажиры обоих рейсов (за исключением трех человек в первом и двух во втором) были идентифицированы и не попали в список террористов? Что за таинственное воскрешение позволило семерым, чьи имена значатся в списке, позднее появиться еще раз? И почему Пакистан некогда опроверг сообщение о том, что Атта (Atta) - предполагаемый лидер группы - был агентом разведслужбы этой страны?

2. Относительно территории. Что произошло в пристройке Белого Дома, известной также под названием здания Эйзенхауэра? Судя по видеозаписям, показанным нам утром 11 сентября, там разгорелся страшный пожар, причины которого остались неизвестны. А, прежде всего, что вызвало ужасный пожар и последующий обвал третьего здания на Манхэттене, которое ЦРУ использовало в качестве оперативной базы и главного архива, где хранились документы, касающиеся экономического шпионажа?

3. Вопрос экономического характера. Почему и по сей день никто не объяснил причины пассивности Международной Комиссии по Ценным бумагам, расследовавшей биржевые операции, проведенные за несколько дней до террактов? Операции были проведены на основе привилегированной информации, касавшейся компаний «United Airlines» и «American Airlines», инспирированы компанией «Carlyle» (семья Буш) и совершены обществом «Alex Brown», возглавляемым в то время Кронгардом (Krongard), одним из нынешних директоров ЦРУ?

К этим старым вопросам можно прибавить и многочисленные сообщения о докладах, подготовленных различными службами ФБР, ЦРУ и департамента обороны о нападении на Башни-Близнецы: по ни кому не известным причинам подготовленные документы остались лежать в ящике стола, и никто не принял их во внимание. Мы до сих пор ничего не знаем о том, что талибы сделали с суммой в 43 миллиона долларов США, которую в конце мая 2001 года президент Буш выдал им для борьбы с наркотиками, какова на самом деле была истинная роль бен Ладена (bin Laden), и где он находится в настоящий момент. И вот в подобной ситуации полнейшего неведения нам предлагают новую цель, по которой мы должны стрелять: Саддам Хусейн (Sadam Husein).

Кроме того, мы даже не знаем, почему надо стрелять. И ни один из серьезных политических институтов, как то - Конгресс США или Организации Объединенных Наций, не создали комиссии, которая могла бы определить интеллектуальные и этические средства ведения борьбы против терроризма, прежде чем прибегнуть к другим, быть может, столь же необходимым насильственным методам. И не учитывать при этом ни имперских замашек, ни нефтяных интересов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.