Вашингтон, 26 сентября 2002 года. Нефтяные компании во всем мире проводят зондаж и маневрируют с тем, чтобы после свержения Саддама Хусейна (Saddam Hussein) суметь ухватить себе кусок иракского "жирного пирога", стоимость которого составляет многие миллиарды долларов. Россия настолько этим озабочена, что проводит секретные переговоры с иракской оппозицией, пытаясь закрепить свои экономические интересы в стране, которая еще с советских времен должна Москве 7 млрд. долл. США.

Иракские неразрабатываемые нефтяные месторождения, которые по разведанным запасам нефти занимают второе место в мире, стали одним из главных козырей на переговорах и "дежурной темой" для обсуждения между Соединенными Штатами и остальными постоянными членами Совета Безопасности (СБ) Организации Объединенных Наций (ООН) - все из которых делают серьезные экономические ставки на смену правящего режима в Ираке. Этот вопрос также дал пищу критикам военных планов Америки, которые говорят, что желание сменить иракский режим отчасти, по крайней мере, мотивировано экономикой.

Специалисты нефтяной индустрии говорят, что повсюду растет озабоченность, что Америка после свержения г-на Хусейна станет доминировать в иракской нефтяной индустрии. Как результат этого, ряд нефтяных компаний, согласно сообщениям, провели переговоры с иракской оппозицией, чтобы гарантировать себе участие в любых будущих соглашениях.

Редакции газеты "The Independent" стало известно, что российское правительство - которое дружественно Ираку - недавно отправило одного своего дипломата для переговоров с высокопоставленным официальным представителем Иракского национального конгресса (ИНК), поддерживаемой Соединенными Штатами оппозиционной правительству Ирака группировки. На встрече в Вашингтоне 29 августа - первой за 7 лет - этот дипломат выразил обеспокоенность, что Соединенные Штаты постараются не пускать Россию на нефтяные рынки.

Джеймс Вулси (James Woolsey), бывший директор Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США и комментатор взаимосвязи между нефтью и глобальной безопасностью, заявил газете "The Washington Post": "Это достаточно просто. Франция и Россия имеют нефтяные компании и интересы в Ираке. Им следует сказать, что, если они окажут содействие в вопросе создания в Ираке порядочного правительства, мы сделаем все, что в наших силах, чтобы гарантировать, что новое правительство и американские компании будут тесно взаимодействовать с ними. Если они сделают ставку на Саддама, то будет крайне трудно, если вообще возможно, убедить новое иракское правительство работать с ними".

Разведанные запасы нефти Ирака составляют 112 млрд. баррелей (1 американский баррель для нефтепродуктов = 158,75-158,98 л) и уступают только Саудовской Аравии, у которой неразведанные запасы, наверное, вдвое больше. При режиме санкций в данное время в Ираке добывается всего 2,8 млн. баррелей в сутки - причем Ирак с трудом удерживает нефтедобычу на этом уровне ввиду изношенности оборудования. В рамках программы ООН "Нефть - за продовольствие" Ирак экспортирует около 1 млн. баррелей в сутки. С 1998 года два дочерних предприятия компании "Halliburton" со штаб-квартирой в городе Хьюстон, штат Техас, США, которую ранее возглавлял нынешний вице-президент США Дик Чейни (Dick Cheney), под эгидой ООН провели на иракских нефтепроводах ремонтно-восстановительные работы на сумму 24 млн. долл. США. Эксперты говорят, что, при условии достаточных новых инвестиций, Ирак мог бы в срок не более 5 лет выйти на уровень добычи 6 млн. баррелей нефти в сутки, тем самым став третьим (после России и Саудовской Аравии) мировым производителем.

Но каким компаниям повезет в Ираке? С момента окончания войны в Персидском заливе нефтяные компании из более чем дюжины стран - включая и Великобританию - обсуждали с Ираком вопросы разработки его нефтяных месторождений. В 1997 году российская компания "Лукойл" заключила стоящее 4 млрд. долл. США соглашение на разработку месторождения Уэст-Гурна (West Qurna), а в прошлом году другая российская компания, "Славнефть", подписала контракт стоимостью 42 млн. дол. США на производство буровых работ на месторождении Туба (Tuba). Французская компания "TotalFinaElf" заключила соглашение о передаче ей прав на добычу нефти на крупном месторождении Мажнун (Majnoon), которое расположено вблизи границы с Ираном.

Сегодня не ясно, будут ли подобные сделки уважаться постсаддамовским правительством Ирака. Официальный представитель ИНК Файсал Караголи (Faisal Qaragholi) сказал, что все подобные соглашения будут пересмотрены. "Если соглашение помогает иракскому народу, тогда оно будет выполняться, если нет - то оно будет пересмотрено", - сказал он. Председатель ИНК Ахмед Халаби (Ahmed Chalabi) заявляет, что Соединенным Штатам следует возглавить консорциум для разработки иракских нефтяных месторождений. "Американские компании сделают большую заявку на иракскую нефть", - сказал он.

Подобные высказывания приводят в ужас российское правительство, которое как один из крупных мировых экспортеров нефти может многое потерять в случае, если Америка займет доминирующее положение в нефтяной индустрии Ирака.

Тейн Густафсон (Thane Gustafson), один из руководителей консалтинговой фирмы "Cambridge Energy Associates", сказал, что этот вопрос почти наверняка является одним из факторов в переговорах России с Соединенными Штатами относительно новой резолюции ООН по вопросу об инспекторах по вооружениям. "Нефть неизбежно всегда на уме у (российского президента Владимира) Путина ввиду важности экспорта нефти, - сказал он. - Она просто не может не беспокоить Путина. Он, вероятно, предпочел бы, чтобы все оставалось примерно таким, как есть сейчас".

Озабоченность России выразилась в том, что на переговоры с Энтифадом Канбаром (Entifadh Qanbar), директором вашингтонского представительства ИНК, был отправлен дипломат Андрей Крошкин. Г-н Канбар сказал, что во время 2-часовой встречи в представительстве ИНК г-н Крошкин сказал, что иракская политика России - которая, согласно оценкам, имеет внешние долги в сумме 100 млрд. долл. США - "на 100% определяется деньгами". "Он мне сказал, что ему сказали, что, если американцы свергнут правительство Ирака, то они не разрешат россиянам заниматься бизнесом в Ираке, - сказал он. - Мы это видели на Балканах. Он хотел сказать, что сделки России с Ираком базируются на исторических и экономических связях, а не на отношениях с Саддамом".

Важность иракской нефти также должна обсуждаться на следующей неделе на американо-российском энергетическом саммите в городе Хьюстон, на котором, как ожидается, соберутся представители более 100 американских и российских энергетических компаний.

В такой обстановке вполне вероятно, что большинство ведущих нефтяных компаний активно пытаются обеспечить себе возможность работы в Ираке, если будет свергнут Саддам. Американские нефтяные гиганты "ExxonMobil" и "ChevronTexaco" отказались сообщить, вели ли они переговоры с иракской оппозицией. Однако обе эти компании говорят, что были бы заинтересованы в работе в Ираке, если бы это дозволялось санкциями.

Представитель англо-голландской компании "Royal Dutch Shell", которая несколько лет назад вела с президентом Саддамом переговоры относительно разработки нефтяного месторождения Ратави (Ratawi), заявил, что он не делал подходов к ИНК. Однако он сказал, что, если бы санкции были отменены, его компания была бы заинтересована в работе в Ираке.

Джеймс Люсьер (James Lucier), аналитик нефтяных проблем из компании "Prudential Securities", сказал: "Не существует реального повода для американских нефтяных компаний занимать очень агрессивные позиции на данном этапе. У них будет масса времени в будущем".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.