Российский город Волгоград больше известен за пределами страны как Сталинград, в котором 60 лет назад советская армия изменила ход войны в Европе. В той битве русские солдаты и их командиры показали свои лучшие качества. Недавний инцидент в Волгограде раскрыл бедственное положение сегодняшней российской армии.

Ход событий в общем-то ясен, хотя и существует несколько спорных моментов. Артиллерийский батальон 20-й Гвардейской мотострелковой дивизии находился на стрельбище войскового полигона "Прудбой". Вечером в субботу, 7 сентября, несколько солдат отпраздновали приближающуюся демобилизацию, взяв в парке боевую разведывательную машину и покатавшись по округе.

Когда на следующее утро на построении никто не признался в совершении этого нарушения дисциплины, офицеры батальона, возглавляемые начальником штаба майором Ширяевым, отвели пятерых вероятных подозреваемых в штабную палатку и избили их черенками от лопат. Сделав перерыв на обед, офицеры сказали оставшимся солдатам, что их ожидает такая же участь, если виновные не будут названы. Зная по прошлому опыту, что эти слова не являются пустой угрозой, 54 сержанта и солдата ушли из расположения батальона и прошагали около 35 километров до штаба дивизии в Волгограде.

Они прибыли в понедельник вечером, однако вместо того, чтобы доложить об этом военным властям, они отправились в офис комитета "Материнское право", одной из организаций комитетов солдатских матерей, которые являются одними из самых влиятельных правозащитных организаций в современной России. В середине ночи солдат забрали в казармы. Однако было слишком поздно для того, чтобы умолчать об этом инциденте. Комитет "Материнское право" связался со своими адвокатами и местными газетами, и на следующий день эта история стала национальной новостью.

Волгоградский инцидент показывает, до какой степени испортились отношения между солдатами и офицерами в сегодняшней российской военной среде. В итоге армия потеряла способность эффективно действовать. Существуют данные, что российские вооруженные силы имеют около 5000 небоевых потерь каждый год. Некоторые из этих солдат были забиты до смерти в казармах, некоторый совершили самоубийство, чтобы избежать надругательств, однако большинство смертей произошло в результате несчастных случаев. Некоторые генералы говорят, что до 80 процентов боевых потерь в Чечне тоже происходят из-за халатности и плохой подготовки. Однако лежит ли вина на издевательствах или на халатности, этот ужасающий список потерь отражает крушение тех основ дисциплины, руководства и товарищества, на которых обычно держится армия.

Реформирование российских вооруженных сил обсуждается в рамках больших организационных проектов, таких, как изменение структуры командования или переход от набора по призыву на добровольную службу по контракту. Очень часто вопросы людских ресурсов, от которых зависит, будут ли эти программы успешными или нет, забываются. "Солдатский марш в Волгоград" является предупреждением о том, что настоящая реформа задержалась слишком надолго, и сейчас, может быть, совсем невозможна.

Печальная правда заключается в том, что российские вооруженные силы больше не располагают профессиональным духом. Большинство офицеров не волнуется о состоянии своих солдат, солдаты не испытывают к таким командирам ни уважения ни лояльности, и, как следствие, дисциплина становится вопросом кулаков или лопат. Около 90 процентов российской молодежи по тем или иным причинам избегают военной службы. 12 процентов из тех, кто служит, не отличаются образованностью или правомерным поведением; алкоголь, наркотики и социальные проблемы являются обычным делом. Офицеры давно уже перестали следить за соблюдением порядка в казармах, а посредниками между ними и солдатами являются непрофессиональные сержантские кадры. Часто, когда российские солдаты бегут в самоволку, они берут с собой оружие, что ведет к новым самоубийствам или стрельбе в ближайших населенных пунктах.

Будет несправедливо возложить ответственность за такое положение дел на офицеров младшего и среднего звена. Они тоже являются жертвами системы. Определенное значение имеет то, что данный инцидент произошел в 20-й Гвардейской мотострелковой дивизии которая входила в состав знаменитой 8-й Гвардейской армии во времена "холодной войны". Являясь элитным подразделением, она оснащалась новейшим вооружением и полностью комплектовалась лучшими новобранцами. В прошлом десятилетии она вернулась в импровизированные казармы и большое количество офицеров до сих пор не имеет домов для своих семей. Их зарплата позволяет им быть чуть-чуть выше черты бедности, при этом они сражались в обеих чеченских войнах. Не удивительно, что многие из лучших офицеров уходят из армии, либо в более высокооплачиваемые службы безопасности, либо на работу, которую предоставляют возможности новой экономики.

Эта проблема широко освещается в русских средствах массовой информации, однако разговоры о реформе не перерастают в действия. Бывший президент Борис Ельцин обещал перевести вооруженные силы на профессиональную основу, однако ничего не изменилось. Президент Владимир Путин говорил о том же самом, однако он сталкивается с сопротивлением. Прошлой осенью он приказал закончить набор по призыву, однако его убедили согласиться с рекомендациями Генерального штаба установить длительный переходный период. Как и все другие планы реформ, он состоит из трех частей: подготовительный период, длящийся около года; фаза эксперимента длительностью от трех до пяти лет, и, наконец, окончательное выполнение плана.

Некоторый высокопоставленные офицеры имеют выгоды от нынешней системы, получая взятки от контрактников и растрачивают государственные средства. Однако настоящую проблему представляют собой именно те, кто не коррумпирован.

Нынешнее высшее военное командование выпускалось из военных академий в советское время. Они получили прекрасную подготовку, но они не были обучены думать о месте своей профессии в обществе или в мире. Фразе "ограниченное количество ресурсов" не было места в их академическом словаре. Российские генералы знают, как управлять вооруженными силами сверхдержавы, однако для такого оборонного бюджеты должны существовать соответствующие военные угрозы. А признание США и НАТО партнерами будет означать признание того факта, что нынешняя структура вооруженных сил чрезмерно раздута.

В следующем году президенту Путину придется сделать важный политический выбор. Генералы министерства обороны и руководители других силовых ведомств, которые помогли ему выиграть выборы, раздувают стоимость создания профессиональной армии с целью замедления хода реформ. Более того, они могут не выиграть войну в Чечне, либо могут уйти оттуда, растеряв весь оставшийся престиж армии. Однако две трети гражданского населения голосуют за профессиональную армию, а поддержка войны в Чечне уменьшается.

Если г-н Путин решит порвать со своими бывшими коллегами по силовым ведомствам, чтобы получить поддержку населения, ему придется организовать широкомасштабные замены руководителей. После вьетнамской войны у Америки были такие военные лидеры, как Норман Шварцкопф (Norman Schwarzkopf) и Колин Пауэлл (Colin Powell), которые хотели перестроить американскую армию и ее взаимоотношения с обществом. Г-ну Путину приходится полагаться на таких офицеров, как майор Ширяев из Волгограда. Пока они руководят вооруженными силами, ситуация может только ухудшаться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.