26 ноября 2002 года. - Мы обыкновенно не расхваливаем Россию как модель для экономического образования. Но сегодня, когда в Америке вовсю разгораются дебаты по вопросу снижения налогов, неплохо бы вспомнить о недавней революции в области налогов в России. Мы надеемся, что "очень откровенные" беседы президента Путина с президентом Бушем-младшим (George W. Bush) в прошлую пятницу включали и обсуждение реформы налоговой системы.

Российская реформа началась всерьез в начале 2001 года, когда г-н Путин ввел 13-процентный плоский налог на доходы физических лиц, пришедший на смену спиралевидной системе, в которой предельная налоговая ставка равнялась 30%. Затем был сокращен почти на треть, до 24%, налог на прибыли корпораций, было закрыто большое количество "налоговых лазеек" для компаний, упрощены и сокращены пошлины на социальное обеспечение.

Доходы от налогов сразу же поползли вверх, так как граждане решили, что проще платить налоги, чем пытаться от них уклоняться. Это был классический результат кривой Лаффера (Laffer Curve) - увеличенная налоговая база и резкий рост доходов от налогов.

До путинских реформ постсоветская система налогообложения характеризовалась колеблющимися налоговыми ставками - все из которых были высокими - и византийским налоговым кодексом, толкование которого было отдано на откуп плохо оплачиваемым чиновникам, рассчитывавшим на получение за благоприятные решения "подарков" как дополнения их доходов.

Международный валютный фонд (МВФ) нисколько не помог делу, когда выступил против снижения налоговых ставок и порекомендовал более жесткое принуждение к уплате налогов. Поскольку российские чиновники инстинктивно используют принуждение, вооруженная налоговая полиция сразу же начала проводить налеты на офисы корпораций и рыться в их досье.

Большинство физических лиц, зарабатывавших больше среднего уровня (который составляет чуть более 200 долл. США в месяц), просили и получали значительную часть своих доходов "под столом". Оказавшись перед лицом сокращения налоговых поступлений, правительство России стало заключать "компенсационные" сделки с российскими корпорациями, списывая им долги в обмен на топливо, электричество и другие товары. Эта система и ее насильственное внедрение привели ко все возрастающему уклонению от налогов и к росту активности "серого" рынка.

После обвала 1998 года МВФ поспешил убраться из Москвы и с тех пор, к счастью, остается в тени. Чистая экономическая нужда толкнула лишившуюся помощи извне Москву на революционный подход к налогообложению. Росчерком пера г-н Путин избавился практически от всех уголовно наказуемых налоговых обманов. Он сделал следование закону приемлемой альтернативой обману.

Сокращение налогов на корпорации в России не оказало столь драматичного эффекта на доходы, как плоский налог, отчасти потому, что отмена многочисленных налоговых льгот означала для многих компаний резкое увеличение фактической ставки налогов. Эти перемены делают корпоративное налогообложение более справедливым, однако очевидна необходимость дальнейшего сокращения ставок, о чем сегодня и ведет речь правительство.

Растущие доходы от налогов отражают также недавний рост российской экономики, который приписывается отчасти росту мировых цен на нефть. Но это не вся правда. Реформы налоговой системы создали солидный базис для экономического роста и инвестиций. Не менее важно и то, что правительство со всей серьезностью подходит к побудительным мотивам для продуктивной работы и готовности к коммерческим рискам.

Стив Форбс (Steve Forbes), сторонник плоского налога любит повторять, что налоги - это плата, взимаемая с предпринимателя, особенно с успешного предпринимателя. Сокращение налогов понижает расходы на оплату рабочей силы и снижает риски. Так уж повелось, что корпорации перекладывают налоги на плечи потребителей или, если это не удается, сокращают инвестиции или вознаграждения акционерам и служащим. Ведут или нет сокращения налогов к росту прибылей, они всегда высвобождают производительные ресурсы экономики.

Пока что г-н Путин демонстрирует лучшее понимание этих взаимосвязей, чем многие в Вашингтоне. Еще один налог, который Россия вскоре собирается отменить, это налог на "пользователей автодорог". При норме около 1% от корпоративного дохода с оборота (не чистой прибыли) этот налог был исключительно регрессивным, сдерживавшим инвестиции и вынуждавшим переводить значительную часть бизнеса в "черный" рынок. Министр экономического развития и торговли Герман Греф был похож на сторонника экономики предложения, когда сказал, что ликвидация налога на "пользователей автодорог" является "первым шагом к стимулированию экономического роста".

Российская налоговая реформа еще не завершена. Запланированные на следующий год новый налог на транспортные средства и увеличение акцизного сбора на бензин, а также земельный налог являются возвратом к рекомендациям МВФ. Общее налоговое бремя в России остается слишком тяжелым, особенно для бедной страны. Это одна сторона потребности в дальнейших широких экономических реформах.

И все-таки правительство России сегодня стоит на ногах гораздо крепче, чем когда-либо с момента распада Советского Союза. В 2000 году экономика выросла на 9%, а в 2001 году - на 5%; согласно прогнозам, в 2002 году ожидается рост в 4%. Московская фондовая биржа процветает, тогда как другие биржи мира стонут.

Российский пример свидетельствует о том, что сейчас как раз настал момент для налоговых реформ, чтобы подстегнуть экономическое развитие в Соединенных Штатах. Оппоненты, как всегда, жалуются на то, что сокращение налоговых ставок развалит правительственные бюджеты. Это все - чепуха!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.