Это событие было воспринято как исторический прорыв, как признак того, что Россия является инвестором, которого следует уважать, а не врагом, которого следует опасаться. В апреле крупная российская нефтяная компания "Лукойл" объединилась с лондонским партнером "Rotch Energy", чтобы заплатить 1 миллиард долларов США за польский государственный нефтеочистительный завод "Refinery Gdansk", чья сеть из 300 бензозаправочных станций занимает 17 процентов польского рынка. Завод будет перерабатывать российскую нефть, и, чтобы подсластить ситуацию, "Лукойл" пообещал, что будет строить и ремонтировать свои танкеры на верфях Гданьска. В июле польские власти, испытывающие нехватку рабочих мест, сообщили о своем немедленном согласии. "Мы собираемся заключить сделку с Россией", - заявил в интервью Польскому радио премьер-министр Польши Лешек Миллер (Leszek Miller).

Сейчас, полгода спустя, сделка еще не заключена. Нефтеочистительный завод еще не продан, а шансы "Лукойла" на успех быстро тают. Националистические элементы в средствах массовой информации разжигают в варшавской политической элите опасения, что подобной сделкой Польша ставит под угрозу свою энергетическую безопасность. Давшее задний ход польское правительство рассматривает в настоящее время возможность заключения другой сделки. "Мы обеспокоены тем влиянием, которое смогут получить русские", - говорит бывший министр обороны Польши Януш Онышкевич (Janusz Onyszkiewicz). - Между Польшей и Россией все еще существует дефицит доверия".

Центральная и Восточная Европа должна быть естественным рынком для крупнейших российских компаний, особенно для ее переживающих подъем нефтяных компаний. Однако интерес к российской нефти пользуется переменным успехом в этом регионе. Воспоминания о господстве Советского Союза не являются единственной тому причиной. Польша, Венгрия и Чехия готовятся к вступлению в Европейский Союз, и в поисках инвестиций смотрят на Запад.

Это означает, что России по большей части придется довольствоваться уровнем периферийных рынков, таких как, например, Украина или Болгария. Единственным значимым достижением была сделка, когда второй крупнейший российский производитель нефти, "Юкос", заплатил 150 миллионов долларов США за контрольный пакет акций литовской нефтеперерабатывающей компании "Mazheikiu Nafta". Секрет успеха этой сделки заключается в политической хитрости. Бывший министр иностранных дел Великобритании Дэвид Оуэн (David Owen), возглавляющий международную штаб - квартиру "Юкоса" в Лондоне, лично встречался с президентом Литвы Валдасом Адамкусом (Valdas Adamkus), чтобы поручиться за "Юкос" как за прозрачного, ориентированного на прибыль, долгосрочного инвестора. "Они не хотели, чтобы компания переходила в руки к русским, пока не убедились, что им нечего опасаться", - говорит Оуэн, который согласился занять место в наблюдательном совете нефтеперерабатывающего завода. Сейчас "Юкос" планирует создать охватывающую всю Прибалтику сеть заправочных станций.

В истории с "Лукойлом" польская сторона проявляет опасения и в некоторой степени эгоизм. "Лукойл" пытается купить "Refinery Gdansk" с апреля. Заключение сделки казалось практически очевидным. Испытывающее нехватку средств польское правительство остро нуждалось в богатом инвесторе, который возродил бы устаревший, не приносящий прибыли перерабатывающий завод. Крупные западные нефтяные компании уже имели перерабатывающие предприятия в стране, поэтому они не участвовали в конкурсе. Кроме того, "Лукойл" пообещал увеличить производительность завода на 40 процентов, до 6 миллионов тонн в год, и модернизировать его, чтобы он соответствовал новым жестким требованиям охраны окружающей среды. Завод был привлекателен для "Лукойла" не только своей сетью заправочных станций, но и связью с находящимся неподалеку Балтийским морским терминалом. И хотя стремление "Лукойла" приобрести завод вызывало опасения у могущественных профсоюзов этого предприятия, протестов трудящихся, направленных на срыв сделки, не ожидалось. Чтобы продемонстрировать свои добрые намерения, "Лукойл" даже пообещал ежегодно закупать в Польше сельскохозяйственную продукцию на сумму 500 миллионов долларов.

Затем стали появляться возражения. Активнее всех, по сведениям из источников в польской нефтяной промышленности и правительстве, выступала ведущая топливная компания Польши "PKN Orlen", имеющая тесные связи с политическим истеблишментом Варшавы. Владея сетью, насчитывающей 2500 заправочных станций, что составляет 60 процентов данного рынка страны, "Orlen" почувствовала опасение за свои прибыли, вызванное возможным появлением на рынке такого крупного игрока, как "Лукойл". На многочисленные просьбы прокомментировать ситуацию "Orlen" не отреагировала. Однако руководитель компании недавно заявил в одной местной газете, что его компания хочет укрепить свои позиции в Центральной Европе.

Звезда "Лукойла" закатилась, когда предполагаемая сделка стала барометром, измеряющим отношение населения Польши к России. Польская газета "Rzeczpospolita" опубликовала результаты опроса, согласно которым 51 процент опрошенных считают, что инвестиции крупных российских компаний не соответствуют национальным интересам Польши. После горькой неудачи с "Лукойлом" компания "Rotch Energy" выбрала в качестве партнера "Orlen". В данном случае речь шла о "стратегии", говорит председатель "Rotch Energy" Кейван Рахимян (Keyvan Rahimian), отказавшийся пояснить свою мысль. "Мы не испытывали никакого давления со стороны польских властей", - добавил он. Заместитель министра финансов Польши Малгорзата Островска (Malgorzata Ostrowska), чей департамент первоначально одобрил запрос "Лукойла" и "Rotch Energy" на покупку нефтеперерабатывающего завода, утверждает, что министерство в дальнейшем будет удовлетворять заявки российских компаний на приобретение собственности в Польше.

Обманутый "Лукойл" не потерял заинтересованности в приобретении "Refinery Gdansk", и готовит новую заявку. Один из аргументов в его пользу: если контроль над предприятием получит "Orlen", то она будет контролировать более 75 процентов бензинового рынка - что беспокоит независимых владельцев бензозаправочных станций. "Лучшим стратегическим партнером для польской нефтяной промышленности являются российские компании", - говорит Феликс Яскевич (Feliks Jaskiewicz), президент находящегося в Гданьске объединения заправочных станций. "Юкос" также имеет возможность высказать свои предложения по приобретению перерабатывающего предприятия.

Некоторые клиенты "Orlen" будут приветствовать появление российского инвестора в "Refinery Gdansk", так как это увеличит свободу выбора и будет способствовать сохранению цен на конкурентоспособном уровне. "Русские не самые лучшие мои друзья, однако бизнес есть бизнес", - говорит водитель варшавского такси, заправляющего свою машину на заправке "Orlen". Это прагматический подход - и, возможно, именно такому подходу нерешительные польские власти должны уделить больше внимания.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.