"Если в первом акте на стене висит ружье, то в третьем акте оно должно выстрелить". Эти слова произнес великий русский драматург Антон Чехов, говоря о правилах театрального искусства. Правила международных отношений ничем от них не отличаются. Джордж Буш (George Bush) в своем Обращении к нации обозначил это ружье. Занавес поднялся и начался третий акт.

В определенной степени Буш так же связан в своих действиях, как и Саддам Хусейн (Saddam Hussein). Иракский диктатор не может расстаться со своим оружием массового уничтожения, так как без него он станет просто еще одним ближневосточным деспотом, а не Саладином наших дней, которым он, по его словам, является (Саладин - султан Египта и Сирии, остановивший продвижение крестоносцев на Восток - прим. пер.). Его будут считать слабым - что в его части света равнозначно неизлечимой болезни - и у него не будет оружия, которое, по его мнению, во время войны в Заливе вынудило американцев остановиться и позволило ему удержаться у власти.

И если Саддам не может отступиться от своей позиции, то не может этого сделать и Буш, который уже отправил экспедиционные силы на другой конец света. Он не может ни оставить их в пустыне, где они будут терять боевой настрой и моральный дух, ни пойти на какой-нибудь компромисс, который позволит отправить эти войска домой. Он высказал свою цель ясным, откровенным языком: Хусейн должен уйти, а его оружие массового уничтожения должно быть уничтожено. Какой-либо меньший результат приведет к тому, что Буш будет выглядеть примиренцем, а Америка - хвастунишкой. Война неизбежна.

Если дело обстоит именно так, то лучше, чтобы война наступила раньше, чем позже. Причина для отсрочки была изложена в нашей газете во вторник президентом фонда Карнеги за международный мир Джессикой Мэтьюc (Jessica Mathews). Она написала, что "инспекции не увенчались ни успехом, ни провалом. Для достижения любого из этих результатов необходимо иметь гораздо больше времени - около года". Возможно, она и права.

Однако этот временной промежуток - не реалистичен. Войска нельзя держать в пустыне целый год, и в любом случае маловероятно, что собранная Бушем коалиция продержится столько времени. Однако совершить небольшую - около шести недель - задержку было бы не только допустимо, но и мудро, если в этот период союзники Америки вспомнят, что они являются ее союзниками. Франция может даже вспомнить, почему она голосовала за принятие резолюции ООН, в последний раз требующей, чтобы Хусейн разоружился, почему она одобрила ее. А к какому результату еще, по мнению Парижа, эта резолюция могла привести?

Единственной основной причиной того, что инспекторы прибыли в Ирак, является убежденность Хусейна и всего мира, что Америка готова воевать. Именно это отличает последнюю резолюцию ООН от 16-ти предыдущих, которые Саддам игнорировал, что в конечном итоге привело к изгнанию инспекторов из страны.

Эта резолюция ознаменовала появившееся на стене ружье. И снять его мог только сам Хусейн. Он этого не сделал - не только по мнению администрации Буша, но и по мнению руководителя военных инспекторов ООН Ханса Бликса (Hans Blix), известного своей осторожностью. (Свое несогласие выразил генеральный директор Международного агентства по атомной энергии Мухамед Эль-Барадей, который заявил, что он не получил еще доказательств того, что Ирак осуществляет программы создания ядерного оружия).

Поместив фразу о несогласии Эль-Барадея в скобки, я не хотел принизить значение его мнения. Оно полностью соответствует сложившейся ситуации, в которой отсутствуют очевидные доказательства того, что Ирак нарушает резолюцию ООН. Буш пообещал, что Колин Пауэлл (Colin Powell) 5 февраля предоставит Организации Объединенных Наций определенные доказательства. И лучше, чтобы Пауэллу это удалось сделать, так как Буш не только не предоставил в своем Обращении никаких доказательств, но и сделал несколько сомнительных заявлений о связях Ирака с движением "Аль-Каида", а также процитировал данные разведслужб о предполагаемой иракской ядерной программе, существование которой также весьма сомнительно. Мир хочет видеть доказательства.

Однако мир и американский народ должны понять, что именно угроза силы - и даже в определенной степени применение ее - сделали возможным возвращение инспекторов в Ирак и привели к ситуации, когда только капитуляция Саддама позволит избежать войны. Именно угроза силы придала решимости Организации Объединенных Наций и заставила ее потребовать уважения к международным законам. Это был первый акт.

Занимайте места, дамы и господа. Ружье скоро выстрелит.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.