Арабские правители - слабые и непопулярные среди угнетаемого ими народа не могут оказывать сопротивление натиску исламистских движений.

Прежде, когда не существовало демократии, сильные диктаторы вместо нее поддерживали единство арабских стран и управляли ими. В настоящее время нет даже этих сильных диктаторов, и неугомонный Ближний Восток находится на пороге хаоса.

В Саудовской Аравии нет никого, кто способен управлять государством, подобно королю Файсалу (Faisal), правившему в шестидесятых и начале семидесятых годов. Файсала можно назвать архитектором существовавшего тогда антикоммунистического и прозападного исламского государства: король сумел противостоять случившемуся в тот период нефтяному кризису и не допустил его выливания в конфронтацию между арабским и западным миром.

За смертью Файсала, при короле Фахде (Fahd), последовало целое десятилетие отсутствия истинного правления и коррупции, а затем, после того, как монарх оказался парализован, слабость и ограниченность мировоззрения наследного принца Абдаллы (Abdallah).

Ислам, который Файсал использовал для противостояния коммунистическому экспансионизму и для контролирования экстремистского национализма, позднее принял абсолютно антизападную направленность, начал угрожать стабильному положению страны, привел к ухудшению отношений с Соединенными Штатами, вследствие чего Саудовская Аравия лишилась американского покровительства. Некогда бывшая настоящим лидером арабского мира Садовская Аравия сегодня превратилась в тень прошлого. Будущее так же не выглядит многообещающим: ни один из нынешних наследников престола не сможет вывести страну из состояния кризиса.

Президент Египта Хосни Мубарак (Hosni Mubarak) пришел к власти после правления двух сильных лидеров, представлявших два различных политических течения. Вплоть до самой своей смерти в 1970 году Гамаль Абдель Насер (Gamal Abdel Nasser) пользовался популярностью среди жителей Египта, занимал крайне антизападную позицию и являлся сторонником уничтожения государства Израиль. Его преемник Садат популярен не был, разделял прозападные настроения и сумел добиться мира с Израилем.

Но все же оба они были сильными правителями. Мубарака нельзя сравнивать ни с одним из них. В действительности он настолько слаб, что до сих пор не назначил своего заместителя и преемника, опасаясь, что более сильный политик может лишить его власти. Отсутствие в Египте сильного правителя указывает на то, что сегодня страна не способна играть свою историческую роль лидера арабского мира. И, как следствие, у нее нет возможности предоставить какое-либо решение для выхода из арабо-израильского конфликта.

Проблема Иордании схожа с египетской. Несмотря на свою энергию и харизму король Абдалла (Abdallah) не может соперничать со своим покойным отцом - королем Хусейном (Hussein). В свое время Хусейн пришел к власти для того, чтобы превратиться в самого многоопытного политика региона. Несмотря на то, что страна была бедной и относительно небольшой, бывший король Иордании сумел стать рациональным правителем, к доводам которого прислушивался весь остальной мир. Лучшее, на что способен его очаровательный сын, это признать: 'Я не такой, как мой отец'.

Вне всякого сомнения, отсутствие сильного лидера касается и Ирака. Оставив в стороне совершенные Саддамом Хусейном (Saddam Hussein) преступления, стоит признать, что он сумел сплотить страну в единое целое, и различными - плохими и хорошими - средствами добился крепкой позиции Ирака на международной арене. Предшественники Саддама - генерал Абдель Карим Касим (Abdel Karim Kassim) и премьер-министр Нури Саид (Nuri Said) - правили страной, укрепляя ее мощь. Сегодня, после того, как Соединенные Штаты свергли Саддама, перед Ираком открывается перспектива раскола государства. На кону стоит даже ее выживание как нации. Если все же Ираку и удастся - несмотря на крайне ограниченные возможности подобного исхода - сохранить свою целостность, нынешняя тенденция разделения государства на несколько зон по этническому и религиозному принципу сохранится на десятилетия. Нынешний Ирак ни в каком смысле не может ни играть роль лидера, ни служить примером.

Слабые стороны правления Саудовской Аравии, Египта и Ирака выливаются в коллективное поражение этих государств в плане установления своего лидерства в регионе и неспособность разрешения политических, экономических и социальных проблем, с которыми они сталкиваются.

Несмотря на принятие отдельными правителями арабских стран декоративных мер по продвижению к демократии - муниципальные выборы в Саудовской Аравии и закон о свободе прессы в Египте - а также попытки администрации Буша способствовать демократическим изменениям, нынешних властителей можно назвать самыми репрессивными за последние 50 лет. Слабые правители практически не пользуются популярностью, а неподдерживаемые своим народом лидеры крайне редко способны провести в стране демократические реформы.

Более того, слабые, непопулярные и угнетающие свои народы правители не могут ничего противопоставить изначальной привлекательности исламистских движений. Нравится нам это или нет, но ни один из нынешних арабских лидеров не может поспорить с харизмой Усамы бен Ладена (Osama bin Laden).

И это еще не все. Ни одному из упоминавшихся выше правителей не удалось противостоять произошедшему за последние 20 лет падению уровня жизни, а уровень безработицы (в том числе и в Саудовской Аравии) выше, чем когда-либо прежде. Высокий уровень рождаемости опережает скорость развития внутренних структур государства, которые могли бы справиться с увеличением числа своих жителей. Поразительным образом затраты на вооружение и содержание служб безопасности всех значимых арабских стран составляют более 50% национального бюджета.

Даже панарбские позиции стали несколько иными, чем прежде. Никогда прежде арабы не были так слабы перед лицом Израиля. Единственная в мире сверхдержава - Соединенные Штаты - относится к ним с презрением, оставшийся же мир полагает, что арабы сами виноваты во всех своих проблемах и предпочитают ничего о них не знать.

Прежде типичные протесты арабов касались исключительно отсутствия демократии в исламском мире. Сильные диктаторы были необходимым злом, вызывавшим недовольство у большей части населения управляемых ими стран. Сегодня, в отсутствие таких правителей, арабские страны стоят на грани полного краха. Тот факт, что большая часть ближневосточных государств образовалась совсем недавно, и их существование не всегда законно еще больше увеличивает эту опасность.

И, если все изложенные соображения верны для наиболее значимых арабских стран Ближнего Востока, то еще более они верны для малых арабских наций. Тщательный анализ правления эмира Кувейта, Ясира Арафата (Yasser Arafat) и прочих лидеров небольших арабских государств дает результаты, вызывающие серьезное беспокойство.

Как-то раз я спросил одного из наиболее опытных арабских политиков о причинах нынешнего кризиса власти, переживаемого ближневосточным регионом. Он не раздумывая, так, словно уже неоднократно произносил эту фразу, ответил: 'Через сотни лет этот период нашей истории будут вспоминать, как эпоху посредственности'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.