1 апреля 2004 года. Последние несколько дней Ташкент, столицу среднеазиатской страны Узбекистан, сотрясают звуки взрывов и оружейной пальбы, а власти назвали серию самоубийственных террористических взрывов и перестрелок эпизодами борьбы против террористов. Авторитарное правительство президента Ислама Каримова, которое, по сути, является единственным источником информации о событиях, сообщает о, по меньшей мере, 43 погибших в ходе террористических взрывов и стычек в Ташкенте и Бухаре, причем большинство из них были повстанцами.

Г-н Каримов, стремящийся к стратегическому альянсу с Соединенными Штатами, назвал эту вспышку насилия очередным эпизодом в глобальной борьбе против терроризма. В одном он прав: Узбекистан является целью исламских экстремистов, некоторые из которых поддерживают связи с "Аль-Каидой" или с движением "Талибан" в соседнем Афганистане. Но все дело в том, что г-н Каримов, возможно, сделал не меньше, чтобы породить террористов, чем делает сейчас для борьбы с ними.

Г-н Каримов, правящий Узбекистаном с тех времен, когда тот был частью Советского Союза, никогда не отказывался от тактики полицейского государства, несмотря на неоднократные призывы своих новых союзников в Вашингтоне и в Европе. На протяжении, по меньшей мере, целого десятилетия он преследует независимую религиозную деятельность в своей мусульманской стране под тем предлогом, что имамы и их последователи вне контролируемых государством мечетей практикуют фундаментализм. По свидетельству нового доклада правозащитной организации "Human Rights Watch", в этой "кампании религиозного преследования" были арестованы приблизительно 7000 человек, причем некоторые попали за решетку за такие, например, "преступления", как совершение молитвенных обрядов на дому или ношение бороды. Многих пытают или содержат в нечеловеческих условиях; государственный департамент США недавно заявил, что, согласно его оценкам, в Узбекистане находятся, по меньшей мере, 5300 политических заключенных. А тем временем правительство отказывается разрешить существование свободных средств массовой информации (СМИ), независимой судебной системы или оппозиционных политических партий, несмотря на обещание г-на Каримова сделать это, содержащееся в соглашении о партнерстве, которое он 2 года назад подписал с администрацией Буша-младшего (George W. Bush).

Бомбы в Ташкенте взрываются не впервой. В 1999 году, после серии взрывов в столице, г-н Каримов усилил нападки на независимых мусульман и на своих политических противников - в частности, на группировку под названием "Хизбут Тахрир" (Hizb-ut-Tahrir), которая проповедует экстремистские взгляды, но ни разу не была замечена в использовании насильственных методов. Представитель этой группировки по связям с общественностью отрицал ее причастность к совершенным на этой неделе нападениям, однако правозащитные организации опасаются еще одной волны репрессий по всей стране против данной группировки, а также против других противников правительства.

Даже если г-н Каримов и воздержится, он, вполне возможно, попытается использовать совершенные на этой неделе нападения в своих интересах. В предстоящие недели администрация Буша-младшего и Европейский банк реконструкции и развития должны принять решение, стоит или нет приостановить программы помощи Узбекистану по причине невыполнения им своих обещаний осуществить политические и экономические реформы. Теперь можно ожидать, что узбекский режим станет утверждать, что последние нападения делают невозможными принятие мер, которых от него требует Вашингтон, например, регистрации оппозиционных партий на предстоящих парламентских выборах. Администрации Буша-младшего, не сбрасывая со счетов угрозу от узбекских экстремистов, все же следует отвергнуть подобные извинения. Если позволить г-ну Каримову сохранять и дальше полицейское государство, но уже при поддержке Соединенных Штатов, он просто создаст условия для того, чтобы в его стране продолжали множиться террористы, и чтобы узбеки могли обвинять в своих несчастьях не только своего диктатора, но и Соединенные Штаты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.