Здесь есть некоторый налет иронии. Когда дело доходит до фанатов России, и особенно до сторонников политики ее неоднозначного президента Владимира Путина, трудно найти большего энтузиаста, чем главный исполнительный директор компании "Hermitage Capital Management" Билл Браудер (Bill Browder).

Однако после 13 ноября, когда Браудера, вернувшегося из обычной поездки в Лондон, завернули назад в московском аэропорту, этому гражданину Великобритании, родившемуся в США, въезд в Россию запрещен. Все дело в том, что данный руководитель инвестиционной компании каким-то образом оказался включенным в список лиц, представляющих угрозу безопасности России. Эта новость произвела шокирующее впечатление на иностранное инвестиционное сообщество, породив ряд тревожных вопросов относительно функционирования российского государства.

АВТОРИТАРНЫЙ ДРЕЙФ. В конце концов, Браудер не простой зарубежный инвестор. Он руководит крупнейшей компанией, занимающейся портфельными инвестициями в России. Эта компания вложила в российские активы около 4,1 миллиарда долларов. Он также один из самых известных людей, пропагандирующих Россию на Западе. Браудер часто выступает против тех негативных стереотипов, которые мешают людям вкладывать деньги в эту страну. В таком случае, немного странно и загадочно выглядит то, что этот человек оказался вдруг в черном списке нежелательных лиц, плетущих заговоры с целью подрыва российского государства.

Если смотреть на это событие поверхностно, оно выглядит как новое подтверждение дрейфа России в сторону авторитаризма. В конце концов, Браудер не первый известный представитель Запада, которого вышвыривают из страны по довольно сомнительным причинам.

В прошлом году из России был изгнан канадский адвокат Роберт Амстердам (Robert Amsterdam), защищавший интересы заключенного в тюрьму российского бизнесмена Михаила Ходорковского. Произошло это после того, как в гостиничном номере Амстердама среди ночи появилась милиция и аннулировала его визу. Сначала Браудер думал, что российские власти просто спутали его с Уильямом Боурингом (William Bowring), британским адвокатом-правозащитником, представляющим интересы чеченских клиентов, которому также был запрещен въезд в Россию.

АКТИВНЫЙ СТОРОННИК. Когда речь идет о помощниках Ходорковского или о чеченских диссидентах, легко понять причины, по которым органы высшей власти России хотят запретить им въезд в страну, хотя это вызывает сожаление, поскольку эта страна принимала на себя определенные международные обязательства. Однако дело Браудера, очевидно, носит иной характер, и во многих отношениях такое отличие вызывает еще большее беспокойство у западных предпринимателей, ведущих дела с Россией.

На самом деле Браудер активно поддерживает политику Кремля. В период затянувшегося наступления Путина на нефтяную компанию "ЮКОС" Браудер был, пожалуй, единственным представителем Запада, объяснявшим и защищавшим действия Кремля (и делал он это гораздо лучше, чем власти самой России). Своими усилиями он даже привлек к себе внимание самого Путина.

В прошлом году Кремль попросил у Браудера разрешения на перепечатку одной из его презентаций под названием "Семь мифов о России" (Seven Myths About Russia), а затем разослал 5000 экземпляров в российские посольства за рубежом. "Совершенно очевидно, что за этим стоит не Путин, потому что я один из самых больших друзей России на Западе, и он это знает", - говорит Браудер.

ЧАСТНЫЕ ИНТЕРЕСЫ. Итак, если за решением заклеймить Браудера как врага национальной безопасности не стоит Кремль или иные высокопоставленные руководители, то как же его имя оказалось в черном списке? Очевидное объяснение этому (и с ним согласны многие в московских финансовых кругах) заключается в том, что один из конкурентов Браудера подкупил чиновников, чтобы те внесли его в данный список.

Не секрет, что российские государственные структуры зачастую обслуживают частные интересы. И Путина это беспокоит не меньше, чем других. В январе 2006 года в статье, опубликованной в журнале "Global Agenda", российский президент подверг критике "частые нарушения прав нашего бизнес-сообщества [правоохранительными органами], а порой и откровенный рэкет со стороны государственных чиновников".

Кроме того, Браудер далеко не первый иностранец, лишенный права въезда в Россию после возникновения расхождений с местными конкурентами. Недавно подобный случай произошел с американским бизнесменом Фрэнком Ньюмэном (Frank Neuman), который являлся совладельцем сети московских мебельных магазинов. Ньюмэн предъявил своим бывшим российским партнерам иск на 5 миллионов долларов после того, как те в январе месяце насильственным путем захватили мебельные магазины, взяв их под собственный контроль. После этого, в феврале, его не пустили в Россию на паспортном контроле в одном из московских аэропортов. С тех пор Ньюмэн не может попасть в страну.

БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ. Между тем, ветераны бизнеса помнят дело хорошо известного американского финансиста Бориса Йордана (Boris Jordan), у которого в 1997 году была временно аннулирована виза - причем как раз в тот период, когда у него возник получивший широкую огласку спор с местными магнатами.

Потом был таинственный случай с главным раввином Москвы гражданином Швейцарии Пинкасом Голдшмидтом (Pinchas Goldschmidt), у которого в сентябре прошлого года внезапно аннулировали визу. Еврейские средства массовой информации сделали предположение, что данный инцидент стал результатом борьбы за власть в рядах российской еврейской общины.

Безусловно, главный вопрос, на который не найдено ответа, заключается в том, кто именно стоит за изгнанием Браудера. За долгие годы работы в России Браудер, известный своими агрессивными кампаниями в защиту корпоративного управления, вступал в драку со многими крупными российскими корпорациями, включая такие государственные компании-гиганты, как "Газпром", РАО "ЕЭС России" и "Сбербанк".

В последнее время Браудер участвовал в споре с частной нефтяной компанией "Сургутнефтегаз". Его компания Hermitage Capital Management, наряду с другими западными инвесторами, подала на "Сургутнефтегаз" в суд, оспорив состав ее акционеров, который, по утверждению сотрудников Браудера, нарушает права инвесторов. Если у Браудера и есть подозрения насчет того, кто создает ему визовые проблемы, он об этом не распространяется.

БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ. Ясно одно: кто бы за этим ни стоял, у него имеется достаточно влияния. С момента аннулирования визы прошло четыре с половиной месяца. За это время Hermitage Capital Management обращалась за помощью к целому ряду высокопоставленных министров и кремлевских руководителей, не говоря уже о министерстве иностранных дел Великобритании и Госдепартаменте США, которые также занялись этим вопросом на самом высоком уровне.

Говорят, что представители российского правительства сочувствуют беде Браудера, хотя публично по этому поводу ничего не заявляют. Совершенно очевидно, что российское министерство иностранных дел должно осознавать тот вред, который данный случай наносит репутации России за рубежом. А министры, отвечающие за экономическую политику, должны понимать, какой ущерб этот инцидент наносит инвестиционному климату. Однако все они оказались удивительно бессильными в вопросе, который находится в сфере компетенции российских служб безопасности.

Нет сомнений в том, что единственный способ разрешить данную ситуацию (как часто в эти дни происходит в России) состоит в том, чтобы сам президент Путин услышал о случившемся и лично вмешался. Инвестиционная компания надеется, что рано или поздно это произойдет. Однако это будет плохой рекламой для России, где без четких указаний с самого верха правительство так часто оказывается не в состоянии действовать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.