В мире появился очередной 'совещательный орган'. С этой недели в вечном поиске идеального коммюнике помимо G2 и G20 - не говоря уже о G7 и G8 - участвуют четыре страны 'БРИК' - Бразилия, Россия, Индия и Китай.

Легко поднять на смех заявление президента России Дмитрия Медведева о том, что Екатеринбург, где встретились четыре лидера, стал теперь 'эпицентром мировой политики'. Довольно комичная характеристика собрания, ставшего возможным благодаря экономисту Goldman Sachs, который предложил этот акроним.

Возможно, мировой центр равновесия действительно смещается от США и Европы к Азии, и этот процесс был ускорен финансовым кризисом, в результате которого Запад ослаб, а другие - в том числе, Китай и Индия - окрепли. Но вряд ли новый миропорядок вращается вокруг Екатеринбурга, что бы ни говорила Россия.

Страны БРИК, на долю которых приходится 15 процентов экономики и 40 процентов населения мира, вовсе не едины. Две демократии, демократия с авторитарными наклонностями и открыто авторитарное государство не могут быть объединены 'общими ценностями', о которых любят разглагольствовать на подобных мероприятиях.

Стратегическими соперниками Индия и Китай являются в той же мере, что и союзниками. Индия нервничает по поводу роста военной силы Китая и того, что некоторые в Нью-Дели воспринимают как амбиции Пекина по окружению Индии цепью стратегически значимых портов. Кроме того, на этой неделе в обеих странах вышли на поверхность протекционистские настроения.

Россия является крупным экспортером ресурсов, Китай - ненасытным импортером. Одно может служить дополнением другого. Однако Россия с тревогой наблюдает за тем, как Китай вырывается в лидеры по установлению контроля над природными ресурсами Африки и ревниво оберегает свое влияние в Центральной Азии. Бразилия ведет менее яростную конкуренцию с тремя остальными странами. Но при этом она находится в другом полушарии.

Однако цинизм здесь неуместен. Другие группы также страдают от противоречий и конфликтов интересов. Глобальный финансовый кризис действительно создает возможность бросить вызов миропорядку, в котором слишком долго доминировали богатые страны, зачастую обслуживающие собственные интересы. Страны БРИК правы, когда требуют большего права голоса в органах с засильем европейских государств - таких, как Организация Объединенных Наций и Международный валютный фонд. Они также правы, когда предлагают альтернативы излишней зависимости мира от долларов. Однако МВФ по-прежнему полагается на поддержку США - как показал недавний спор в Конгрессе о финансировании МВФ.

На самом деле, БРИК остается акронимом, которому только предстоит обрести смысл существования. Но при у него есть нечто общее с Богом. Если бы его не изобрел Джим О'Нил, то это пришлось бы сделать кому-то другому.

____________________________________________________________

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.