Если у кого-то и существовали сомнения по поводу того, насколько хрупкими остаются отношения между Соединенными Штатами и Россией, скандал по поводу интервью, данного газете Wall Street Journal вице-президентом Джо Байденом, положил им конец. Когда Байден заявил, что экономические проблемы России дадут Вашингтону возможность вытянуть из Москвы уступки, российская реакция оказалась столь же немедленной, сколь и негативной. Сергей Приходько, советник президента Дмитрия Медведева по внешней политике, заявил: 'Если некоторые члены команды и правительства Барака Обамы. . . не согласны с политикой своего собственного президента, нам нужно об этом знать.' Тем временем министр иностранных дел Сергей Лавров интерпретировал слова Байдена как попытку вернуться к прохладным (а то и напряженным) отношениям, характеризовавшим правление Джорджа У. Буша, и выразил надежду, что Белый дом останется привержен идее конструктивного партнерства, выраженной Медведевым и Обамой во время июльского саммита в Москве.

Реакция администрации Обамы также стала немедленной. Пытаясь справиться с нанесенным вредом, Белый дом и Госдепартамент отринули любые намеки на то, что администрация меняет свой тщательно выработанный подход к России, в то же время как представитель администрации подтвердил принципиальный подход США к вопросу независимости соседей России. Но это происшествие вновь продемонстрировало, насколько легко сбить с курса американо-российские отношения, и насколько уязвимыми они остаются, пока для более тесных связей не создано прочное основание.

К счастью, на московском саммите была выработана 'дорожная карта', призванная помочь двусторонним отношениям двигаться вперед. По соглашению между Обамой и Медведевым, в будущем Соединенные Штаты и Россия будут вести свои совместные дела на более структурированной основе. Как показывают примеры прошлых лет, темы на нашей повестке дня - включая сотрудничество по вопросам здравоохранения и изменений климата, будущего Афганистана, нераспространения ядерного оружия и противоракетной обороны - лучше всего решаются в процессе непрерывного диалога в рамках прочных организационных структур.

Неумение администраций Буша и Путина разработать аппарат, который бы развивал отношения в продуктивном и прогнозируемом ключе, нанесло ущерб обеим странам. Оно привело к тому, что разногласия лишь ухудшались, а потенциальные возможности для нового американо-российского партнерства исчезали в отсутствие непрерывного диалога.

Создание двусторонней комиссии под руководством Обамы и Медведева придало новой структуре импульс для решения этой проблемы. Комиссия создаст для двух правительств структуру, в рамках которой повседневная работа может выполняться эффективно, а вопросы, которые могут создать проблемы в отношениях, не будут игнорироваться. Как было заявлено в Москве, госсекретарь Хиллари Клинтов и Сергей Лавров станут руководителями и координаторами деятельности рабочих групп комиссии. Каждая из групп призвана работать с одним из главных элементов американо-российских отношений, и позволит правительствам разработать прагматичные, взаимовыгодные программы, которые углубят и расширят диалог на аналитическом и политическом уровнях. Они также могут улучшить механизмы для текущих консультаций и сотрудничества - чего уже давно не хватает этим отношениям.

Конфликт по поводу замечаний Байден вновь подчеркивает, как многое нам нужно сделать, чтобы по-настоящему провести перезагрузку отношений, на которую согласились лидеры России и Соединенных Штатов.

И Вашингтон, и Москва должны действовать с решительностью и настойчивостью с тем, чтобы извлечь выгоду из новых дипломатических возможностей, проявившихся на саммите, но не один из этих проектов не воплотится в жизнь сам по себе. У переговорщиков остается очень мало времени, чтобы заключить новое соглашение по стратегическим вооружениям, призванное заменить договор СНВ, срок действия которого истекает в декабре, но все указывает на то, что в их работе есть прогресс. Можно лишь надеяться, что срочность заставит обе стороны активно работать даже в августе, чтобы достичь результатов. Схожим образом, были достигнуты соглашения по расширению сотрудничества в Афганистане и усовершенствованным военным обменам, - и эти соглашения высоко ценятся в обеих столицах.

Но сокращения вооружений и контроля над ними, а также этой ограниченной повестки дня по безопасности недостаточно. Если предыдущие главы американо-российских отношения нас чему-нибудь научили, так это необходимости придачи этим отношениям приоритетности, структуры и постоянного внимания. С момента саммита прошел уже почти месяц, и обеим столицам необходимо продолжать давить на участников новой президентской комиссии, призывая их начать практическую работу. Лишь в том случае, если обе наши страны начнут смело разбираться с вопросами, которые призвана решить комиссия, мы можем ожидать, что перезагрузка принесет те результаты, которых мы так желаем.

Как заметил представитель Белого дома Роберт Гиббс: 'Президент и вице-президент считают, что Россия будет работать с нами не из-за [своей] слабости, но по причине национальных интересов.' Если обе страны будут работать, исходя их этого, существует высокая вероятность того, что нам удастся перейти от отношений, основанных на словах и символах, к более стабильным отношениям, основанным на конкретном сотрудничестве и ощутимых результатах.

Джеймс Коллинз был послом США в России с 1997 по 2001 год. Сегодня он является директором программы Россия/Евразия в Фонде Карнеги.

_____________________________________________________________

Обсудить публикацию на форуме