В декабре прошлого года я познакомился во Флоренции с одним австралийцем, который впервые в жизни отправился путешествовать по миру. Мы встретились в баре. Узнав, что я из Нью-Йорка, он сразу заинтересовался, и не успели мы сделать и по глотку пива, как он спросил, есть ли у меня оружие.

Надо сказать, его вопрос меня порядком озадачил. Какое ему дело, есть у меня оружие или нет? В Соединенных Штатах Америки, имея оружие, я всего лишь использую данное мне Богом и Конституцией право на владение оружием.

Лично мне оружие нравится. Я люблю стрелять из разных видов оружия. Меня с детства тянуло к ружьям, пистолетам, дробовикам и пулеметам, и для меня было уже не важно, дал мне Бог право или нет.

***

Я начал гордо перечислять ему все, что есть у меня в арсенале:
•    Охотничье ружье с продольно-скользящим затвором, калибр 7,62 мм x 62 мм (из этой штуки можно одним удачным выстрелом уложить разъяренного льва) — 1 шт.;
•    Двуствольный дробовик (с горизонтальным расположением стволов), 12-й калибр — 1 шт.;
•    Дробовик «Ремингтон» помпового действия, 12-й калибр — 1 шт.

Коренастый небритый австралиец внимательно слушал меня, заинтересованно кивая при упоминании каждого очередного ружья. Я присовокупил к этому еще и неполный список всего оружия, которым я когда-то владел, но которое потом по той или иной причине обменял на что-то другое, в том числе и китайский карабин Симонова — полуавтоматическую винтовку времен «холодной войны».

Когда я закончил, австралиец задумчиво отхлебнул пива и с довольным видом сообщил мне, что в Австралии купить оружие по легальным каналам практически невозможно. К желающим просто предъявляются слишком жесткие требования.

«Между прочим, — сказал он, — у нас в стране уже лет десять никто не устраивал пальбы в общественном месте. Неплохо, а?» В ответ я сказал, что у нас в Америке любой человек может просто пойти в спортивный магазин или в универмаг и купить себе полуавтоматическую винтовку или дробовик. Нужно только будет пройти небольшую проверку. Пистолет купить, конечно, сложнее, потому что его легко спрятать на себе. Поэтому для покупки пистолета придется получить лицензию. Но если очень хочется, можно найти объявление на сайте Craiglist и купить пистолет с рук.

Австралиец рассмеялся и покачал головой. «Вот поэтому вы и палите друг в друга постоянно», — сказал он с усмешкой.

Я понимал, что он не хотел меня обидеть. Он просто высказал свое мнение.

Наверное, людям, которые живут на другой стороне земного шара, действительно кажется, что у нас в Америке жизнь до сих пор как на Диком Западе. Но, с другой стороны, ведь моя страна появилась на свет в результате вооруженного восстания. Возможно, насилие стало неотъемлемой частью нашего существа.

Австралиец сделал еще один глоток и задал вопрос, ответ на который не знает никто: «Почему же в Америке люди так часто начинают стрелять в окружающих?» Прежде чем я успел открыть рот, он начал рассказывать о том, с каким ужасом он слушал репортаж о том, как в Виргинии студент-невротик взял автомат и расстрелял 32 человека у себя в университете. Это было третье массовое убийство за три месяца: перед этим была стрельба в универмаге в Солт-Лейк-Сити и в офисном здании в Филадельфии.

Пока я слушал, как австралиец пересказывает все эти события, я попытался собраться с мыслями. Чтобы как-то защитить себя и свою страну, я начал перечислять аналогичные случаи массовых убийств с последующим самоубийством, которые происходили в последнее время за пределами США: в Японии, Германии и даже Шотландии. Но при этом все равно я был вынужден признать, что по части массовых убийств моя страна с большим отрывом лидирует. Причем это особенно относится к тем случаям, когда стреляющий оставляет последний патрон для себя. Почему США занимают первое место, я не знаю. Оставалось только покачать головой и развести руками.

Но австралиец продолжал наседать с вопросами.

Не вызваны ли подобные случаи тем, что оружие так легко достать?

Возможно. Но я тут же возразил ему, что в людей стреляют люди, а не оружие само по себе.

Может быть, во всем виноваты видеоигры-стрелялки, где игрок смотрит на мир глазами стреляющего? Не связан ли рост числа массовых убийств с растущей популярностью видеоигр, построенных на насилии и убийствах?

Опять-таки, я не готов ответить на этот вопрос. Могу только согласиться, что трагедия, произошедшая в апреле 1999 года в Колорадо, когда двое школьников заранее спланировали и осуществили убийство двенадцати своих товарищей, действительно напоминала сюжет «шутера от первого лица». Но это не значит, что игры напрямую заставляют людей убивать окружающих. В противном случае подобные убийства происходили бы в Америке через день.

Может быть, вся эта стрельба как-то связана с историей США? Может быть, Дикий Запад на самом деле не ушел в прошлое?

С одной стороны, я согласен, что нам, американцам, нравится насилие — в фильмах, играх и т.п. Но в душе мы миролюбивые люди. Чтобы заставить нас ввязаться в какой-нибудь глобальный конфликт, вам придется очень долго уговаривать нас встать с дивана. Со стороны, возможно, кажется, что нас хлебом не корми — только дай пострелять в соседей, но на самом деле мы совсем не такие. Более того, постепенно в Америке становится все больше и больше людей, выступающих против свободной продажи оружия и даже против таких кровавых забав, как охота. Не знаю уж, хорошо это или плохо.

За разговорами пиво закончилось, и мы заказали еще по кружке. Я объяснил ему, что даже американские президенты, которые крайне недовольны происходящим, не знают, как решить проблему массовых убийств в США. Даже для них, самых интроспективных из всех правителей в мире, эти трагические события остаются загадкой.

С одной стороны, американцы действительно питают любовь к насилию, но с другой стороны средства массовой информации сами подогревают эту любовь.

Ничто так не повышает рейтинги новостного телеканала, как добрая старая перестрелка. Вместе с тем я убежден, что потенциальные психопаты знают это и используют пристрастие прессы к насилию, чтобы привлечь как можно больше внимания к своим преступлениям. Эти убийцы не просто умрут как бы овеянные ореолом славы — их лица, их поступки, надолго оставят свой след в душе американского народа.
Даже в Европе почти невозможно найти человека, который не слышал бы об этих зловещих стрелках из колорадской школы — одетых в черную кожу и вооруженных автоматами. Намеренно превращая свои отвратительные преступления в завораживающее зрелище, эти убийцы, фактически, пишут свою собственную извращенную версию американской истории.

Не знаю, удовлетворили ли этого австралийца мои объяснения, но в итоге мы с ним решили поговорить о чем-нибудь более приятном. Однако мне до сих пор не дает покоя мысль, что весь мир смотрит на мою страну как на рассадник массовых убийств и самоубийств. Более того, число этих массовых убийств не уменьшается. Рецессия в Америке продолжается, и стреляют, по-моему, все чаще и чаще. Не связаны ли между собой эти явления? Может быть, пропасть между богатыми и бедными — это и есть то, что заставляет людей нажимать на спусковой крючок? Или все гораздо проще? Может быть, дело не в оружии и не в потенциальной жертве, а в том, что оружие оказывается в руках человека с неустойчивой психикой? Может быть, вместо того чтобы запрещать торговлю оружием, Америке стоит еще раз задуматься о том, как она обращается с теми своими гражданами, у которых неустойчивая психика и склонность к насилию?

(продолжение следует…)

Примечание автора: этот пост был написан ровно через 29 лет после того, как в Нью-Йорке нелепой смертью погиб Джон Леннон. Его убил подошедший к нему на улице сумасшедший.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.