На сессии уходящего состава Конгресса США на повестке дня среди прочих вопросов внешней политики — ратификация нового договора СНВ, подписанного президентами Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым в апреле. Договор этот важен сам по себе, так как он предусматривает сокращение стратегических ядерных арсеналов США и России и усиливает меры по контролю за соблюдением ядерного соглашения, прерванные с окончанием  срока действия договора СНВ-1 в декабре прошлого года. Кроме этого новый договор СНВ также является важнейшим шагом в процессе переосмысления российско-американских отношений, что выносит его важность за рамки простого соглашения о контроле над вооружениями.

Россия — самая большая в мире страна, располагающая высококвалифицированными кадрами и обширными природными ресурсами. Ее территория охватывает Европу и Азию, благодаря чему она находится в эпицентре не только глобальных проблем, но и потенциальных возможностей. В руках России и Соединенных Штатов сосредоточено, в совокупности, более 90% мирового ядерного оружия. Даже в сегодняшнем мире, наполненном множеством различных опасностей и проблем, именно российско-американские отношения содержат в себе ключ к сокращению угроз и улучшению перспектив в области международной стабильности и процветания во всем мире. Поэтому это партнерство является одним из тех, что определяют ход истории в XXI столетии.

Спустя двадцать лет с момента окончания холодной войны вполне своевременно задуматься над состоянием российско-американских отношений. После падения Берлинской стены и распада Советского Союза на несколько независимых государств в мире много чего произошло. Тем не менее, динамика этих отношений осталась практически неизменной. Патовая ситуация возникла не из-за отсутствия попыток. Напротив, на протяжении последних нескольких десятилетий было предпринято немало попыток победить недоверие и конфронтацию. Никсон и Брежнев, Рейган и Горбачев, Клинтон и Ельцин — все они считали, что им удалось добиться длительного изменения характера российско-американских отношений. К сожалению, все эти «перезагрузки» имели лишь краткосрочный эффект.

Смогут ли Барак Обама и Дмитрий Медведев повернуть отношения в новое русло и добиться успеха в деле, в котором всех их предшественников постигла неудача? Частично это будет зависеть от того, сможет ли прагматизм возобладать над политическим цинизмом обеих сторон. В случае неудачи, перед нами встанет следующий вопрос: какими будут последствия достижения точки необратимости в российско-американских отношениях?

Нынешняя перезагрузка имеет огромное значение, в особенности, если учесть, как низко находилась в 2008 году отправная точка. Но перечень успехов невелик: новый договор СНВ, санкции против Ирана и сотрудничество в Афганистане. Критики сказали бы, что ни одно из этих достижений не является прорывом. Договор все еще ожидает ратификации в обеих странах, при этом стороны никак не придут к согласию относительно того, что делать с ядерными устремлениями Ирана в долгосрочной перспективе. Сотрудничество в Афганистане, будучи символичным, остается очень ограниченным. Более того — все эти достижения могут быть сведены на нет, если градус отношений снова упадет под влиянием внешних событий или же внутренних тенденций каждой из стран. Вполне можно задуматься о сценариях, предусматривающих демонтаж наследия Обамы и Медведева и возвращение к конфронтации старого образца. Многие влиятельные фигуры в столицах обеих стран, которые продолжают рассматривать друг друга в основном сквозь призму холодной войны, желают именно такого исхода.

Отчасти проблема заключается также в том, что российско-американские отношения страдают из-за недостатка заинтересованных сообществ с обеих сторон. До тех пор, пока приоритеты Белого дома и Кремля не сдвинутся далеко в сторону от традиционной вопросов безопасности и стабильности в регионе, появление подобных сообществ очень трудно представить. Чтобы закрепить текущие положительные изменения в отношениях и, раз и навсегда, положить конец менталитету холодной войны, который характеризуется взаимным недоверием, каждой из сторон необходимо в корне изменить парадигму видения друг друга. Такие отношения нельзя просто взять и перезагрузить. Их нужно выстроить заново. На смену гарантии взаимного уничтожения, определявшей эти отношения в прошлом, должна прийти гарантия взаимного развития ради будущего.

Чтобы вырваться из этого порочного круга, необходимы побуждение и мобилизация общественности, правящих и деловых кругов в обеих странах. Существует, по крайней мере, три потенциальных канала, благодаря которым текущие положительные тенденции могут оставаться жизнеспособными в долгосрочной перспективе: энергетика, инновации и высшее образование. Эти три сферы жизненно важны для России, которая стремится к всестороннему развитию своей экономики, в которой сегодня главную роль играет топливно-энергетический комплекс. Они также важны и для Соединенных Штатов, которые в экономической, научной и технологической сферах столкнулись с серьезной конкуренцией со стороны Китая и других набирающих силу держав. Эти три элемента являются столпами, на которых должны быть выстроены новые российско-американские отношения, которые дали бы возможность реализовать потенциал, представленный совокупностью трудовых ресурсов, академического потенциала и мастерства этих двух актеров, играющих видные роли на мировой сцене.

Биполярная система давно осталась в прошлом, да и дни американской униполярности уже сочтены. Соединенные Штаты и Россия не только не могут, но и не должны занимать доминирующую позицию в сфере международных отношений. В то же время стратегическое партнерство между этими странами, направленное на стимуляцию внутренних преобразований и повышение конкурентоспособности на мировом рынке, таит в себе большие перспективы как для них самих, так и для всего мира в целом. Понимание этого и ляжет в основу сдвига парадигмы, что сделает нынешнюю перезагрузку, да и любую другую, необратимой. И важным шагом в этом направлении является ратификация договора СНВ.

Диана Арсенян — вице-президент Carnegie Corporation of New York по международным программам.
Андрей Кортунов — президент фонда «Новая Евразия» (Москва).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.