Проведя девять лет на войне в Афганистане и еще семь в Ираке, американцы по понятным причинам устали от военных интервенций, нацеленных на перестройку и изменение облика несостоявшихся и оказавшихся на грани банкротства государств. Тем не менее, многие страны по-прежнему  распадаются на части, или еще хуже – попадают под власть фундаменталистов, террористов и прочих воинствующих элементов, которым безразлична воля народа и которые обращают мало внимания на людские страдания. В связи с этим такое вмешательство с целью национально-государственного строительства будет необходимо и впредь на всю обозримую перспективу. Это доказывает американское участие в делах Йемена, Сомали и Пакистана. Поэтому вместо отказа от таких миссий США должны четко определить, с какой целью и каким образом они будут их осуществлять, дабы эффективно обеспечить требуемый результат и его устойчивость.

Причины распада общества кроются внизу, на местном уровне, где дефицит образования, экономических возможностей, здравоохранения, законности, а также нехватка государственных институтов способствуют распространению незаконной деятельности для получения средств к существованию, насилия, религиозной индоктринации и сепаратизма. Йеменцы отчаянно нуждаются в элементарном образовании, здравоохранении, питании, обеспечивающем не только примитивное выживание, и даже в чистой питьевой воде. Лишь обретя этот жизненный минимум, они смогут избавиться от лишений, порождающих насилие и воинственность. В 2009 году государственный бюджет сомалийского правительства составил примерно 11 миллионов долларов. Для сравнения: сомалийские пираты в том же году получили выкуп на общую сумму примерно в 200 миллионов долларов, причем часть этих средств от грабежа они направили террористам из организации «Аль-Шабаб» в качестве платы за обучение и защиту. Дестабилизация подрывает законные органы власти и мешает экономическому развитию, одновременно порождая кризисы здравоохранения, образования и благосостояния. Неудивительно, что эти и им подобные страны становятся несостоятельными.

Не менее опасна и другая тенденция. Идеологи терроризма распространяют проблемы сначала на региональном уровне, а затем и в глобальном масштабе. Передвижения террористических агентов и пропагандистов, а также распространение террористических нападений из Афганистана на Пакистан, Индию и Таджикистан, и из Йемена на территорию Сомали, Кении и Уганды, а затем и далее – в Нью-Йорк, Мадрид, Лондон и Стокгольм, свидетельствуют о том, что проблема вполне реальна и что ее необходимо решать. Несмотря на негативную реакцию в связи с американской интервенцией в Афганистане и Ираке при президенте Джордже Буше, администрация президента Барака Обамы сталкивается с тем, что привлечение международных сил является неизбежностью для более чем 75 стран.

Официальная политика США по вопросам интервенций изложена в президентской директиве по национальной безопасности №44. Там четко указывается, что США не должны дожидаться, пока проблемы достигнут кризисного состояния или приобретут глобальный характер, и что они должны осуществлять вмешательство еще до того. По сути дела, наличие прямой и явной опасности плюс важнейшие национальные интересы являются определяющими в оценке того, представляет ли тот или иной вопрос, организация или страна угрозу, требующую вмешательства.

Многие прямые и явные опасности определить легко. Например, это непосредственное нападение «Аль-Каиды» на Соединенные Штаты. Точно так же, серьезную угрозу для США создают такие страны как Пакистан, чья уязвимость и слабость способствует проникновению и оседанию на его территории террористов, а также действиям боевиков в соседних государствах. Далее, нефть это важнейшая составляющая американской и мировой экономики; и обеспечение безопасности ее поставок с защитой от «Аль-Каиды» на Аравийском полуострове и от сомалийских пиратов лежит в основе предотвращения данной проблемы.

Но иногда долгосрочные и важнейшие национальные интересы не ясны на протяжении десятилетий. Так было в период рассредоточения по всему свету боевиков в связи с медленным распадом государств Африки южнее Сахары. Поэтому все американские администрации должны обладать достаточной прозорливостью и инициативностью, применяя соответствующие критерии с целью определения несостоятельности той или иной страны и ее воздействия на интересы и безопасность Америки.

Несмотря на широко распространенный скепсис, перестройка государства и даже построение его с нуля не является чем-то невозможным и невыполнимым. Но для этого нужны бдительность, планирование, ресурсы и терпение.

Следовательно, чтобы обеспечить успех американских интервенций, их следует тщательно отбирать. И отношение к вопросам стабилизации, восстановления и постепенной передачи власти и полномочий должно быть внимательным и адекватным. После окончания Второй мировой войны Соединенные Штаты  оставались в Германии и Японии в течение шести лет. На восстановление в Германии ушло почти 33 миллиарда долларов, а в Японии более 17 миллиардов – и эти деньги были потрачены с толком. Но после этого Америка стала с меньшим вниманием относиться к тому, чтобы результаты ее интервенции выдержали испытание временем. На реконструкцию в Боснии и Косове Соединенные Штаты  выделили ресурсы на общую сумму всего в 2,5 и 1,3 миллиарда долларов, соответственно. США без должной заинтересованности отнеслись к восстановлению и перестройке Афганистана после изгнания оттуда российских войск в 1989 году. Это позволило боевикам и террористам укрепить там свои позиции, и в результате с 2001 года на реконструкцию страны пришлось выделить 32 миллиарда долларов. Успехи при этом оказались весьма скромными.

Кроме того, американское вмешательство должно быть основано на точной оценке потребностей местного населения и его чувств и настроений. Жители районов проживания племен в Пакистане, измученные акциями боевиков, однозначно заявляют о том, что операции по борьбе с партизанским движением должны возглавлять и проводить пакистанские войска, а американцы могут при этом выполнять лишь советнические функции. Население этих районов также подчеркивает, что для искоренения терроризма необходимо развивать системы коммерции, образования и здравоохранения.

Ситуация в послевоенной Германии и Японии, как и продолжающиеся действия в Ираке и Афганистане, показали, что безопасность и восстановление необходимы в равной степени, что эту работу надо осуществлять во взаимной увязке, и что ее следует хорошо финансировать, дабы страна, где проводятся такие действия, обладала устойчивостью и потенциалом для развития успеха и после прекращения иностранной помощи и содействия. К сожалению, прямые и опосредованные расходы США на противопартизанские действия и прочие военные мероприятия намного превышают ассигнования на восстановление социальной инфраструктуры в странах, оказавшихся на грани банкротства. Поэтому успешных интервенций становится все меньше.

Проводя военные интервенции за рубежом, Соединенные Штаты  должны прежде всего сосредоточивать усилия на достижении конечной цели: создании условий, при которых населением будут управлять законные, полномочные и представительные правительства, являющиеся ответственными партнерами в таких глобальных усилиях США. Прежние и нынешние интервенции показывают, что Соединенные Штаты  должны применять всесторонний подход к созданию таких правительств, обеспечивая их институциональную, социальную и общенациональную эффективность с тем, чтобы власти в долгосрочном порядке удовлетворяли законные потребности и интересы всех и каждого. Именно так намерена поступить Британия, являющаяся давней союзницей США по многим интервенциям. Она планирует выделить 11,1 миллиарда долларов на восстановление неустойчивых и измотанных конфликтами стран.

Национально-государственное восстановление и строительство будет продолжаться. Это реальность, от которой никуда не денешься, и это постоянный вызов для США. И хотя проблемы, создаваемые несостоявшимися государствами, бывают порой неотвратимыми, их можно решать с благоприятным исходом. Если укреплять американскую и международную безопасность и благополучие, то вполне может получиться так, что восстановление неустойчивых и уязвимых государств оправдает потраченные на них средства и усилия.

В этой статье подводится итог и кратко излагается содержание исследовательского проекта, осуществленного при поддержке Партнерства комплексных операций (Indiana Complex Operations Partnership) в Университете Индианы, Блумингтон.

Джамшид Чокси – профессор иранских и международных исследований, бывший директор Программы ближневосточных исследований Университета Индианы. Он также является членом Национального совета по гуманитарным наукам при Национальном фонде гуманитарных наук США (National Endowment of the Humanities).

Кэрол Чокси – преподаватель Университета Индианы, специализирующаяся на вопросах стратегической разведки и руководства информационной деятельностью. Она возглавляет консалтинговую фирму IRAD Strategic Consulting, Inc.

Излагаемые в статье взгляды и мнения принадлежат ее авторам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.