Ирина Есеновски (Irina Jesionowski) – одна из трех сертифицированных судебных переводчиков с русского языка в Мичигане, и она серьезно относится к своей работе.

«Американская система предусматривает, что перед законом равны все – и те, кто говорит по-английски, и те, кто не говорит, - утверждает жительница Роял-Ока. – Я помогаю воплощать этот идеал в жизнь».

По ее словам, переводить – это непростая работа, так как требуется передать не только смысл, но нюансы сказанного.

«Дословно переводить зачастую невозможно, - говорит она. – Фразу: “She was sitting in a chair” («Она сидела на стуле/в кресле») нельзя перевести на русский буквально, потому что в русском языке английскому «chair» соответствуют восемь разных слов, означающих различные типы мебели».

Америка остается страной иммигрантов, и в процентном отношении русские американцы составляют в ней одну из наиболее быстро растущих групп иммигрантского населения.

Сейчас, по данным Американской ассоциации русского языка, культуры и образования, в США проживают около 5 миллионов русских американцев. Если верить информации, представленной на сайте организации, со времен распада Советского Союза их численность увеличилась более чем в два раза.

Есеновски, переехавшая в США в 1998 году, также входит в число представителей этого русско-американского бума. При этом далеко не все из вновь прибывших в страну хорошо владеют английским языком.

Хотя больше всего русских американцев живет в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, изрядное количество иммигрантов добралось и до Среднего Запада. Помимо работы по всему штату Мичиган Есеновски приходилось участвовать в судебных процессах и в Иллинойсе, и в Огайо.

По ее словам, зачастую речь шла о правонарушениях, связанных с вождением в пьяном виде. Однако даже самый очевидный случай требует рассмотрения по справедливости, считает она.

«Я люблю свою работу, но меня очень раздражает то, что адвокаты нередко не любят работать с переводчиками, - говорит она. – А нас ведь приглашают не для того, чтобы мы путались под ногами и мешали работать. Наша задача – помогать обеспечивать справедливый суд».

Обязанности судебного переводчика регламентированы законодательством штата Мичиган.

«Главный вопрос в том, понимает ли человек полностью суть процесса, в котором он участвует, независимо от того, насколько он знает язык», - объясняет Ричард Линч (Richard Lynch), возглавляющий аппарат отдела по гражданским и уголовным делам Оклендского окружного суда.

В прошлом году, по официальным данным, в округе Окленд суд приглашал переводчиков при рассмотрении 191 дела.

Есеновски говорит, что американская судебная система сильно отличается от российской. Год назад, когда она работала официальным переводчиком у группы российских адвокатов, посетивших Мичиган, она еще раз в этом убедилась.

«Они посетили Оклендский окружной суд и были поражены тем, как быстро рассматривались дела, - рассказывает Есеновски. – Один из судей – я забыла его имя – рассмотрел за три часа около 80 дел. На них это произвело большое впечатление».

Частично подобная скорость результат действия отсутствующего в российской системе правосудия института сделок о признании вины.

Если ее соотечественников впечатлил американский суд, то сама Есеновски до сих пор остается под впечатлением от Америки в целом, хотя вначале на новой родине ее многое удивляло.

«Очень быстро я поняла, что американцы намного более дружелюбные, открытые и готовые помочь, чем я думала», - говорит она.

Впрочем, ей также пришлось несколько пересмотреть и свои представления об Америке, как о стране изобилия.

«Когда я росла, я читала Нору Эфрон (Nora Ephron) и смотрела такие фильмы, как “Неспящие в Сиэтле” (“Sleepless in Seattle”), - рассказывает Есеновски. – После этого кажется, что в Америке все богаты, и все с высшим образованием».

Она быстро поняла, что это не так, но по-прежнему верит в то, что судебная система – это основа равенства для всех американцев.

Она успела немного попутешествовать и по своей новой родине. Сперва она приехала в Мичиган, чтобы учиться в Оклендском общественном колледже.

«Я переехала в Роял-Ок, потому что мне нужно было место с автобусным сообщением – у меня ведь не было машины», - говорит она.

Выбор оказался удачным со всех сторон. В кафе Starbucks в центре Роял-Ока Есеновски встретилась со своим будущим мужем Эдмундом.

Есеновски по первому образованию историк, и сначала предполагала, что будет заниматься социологией, но ее языковые навыки увели ее в другую сторону.

«Фактически, я попала в профессию случайно, как обычно и бывает с лингвистами», - утверждает она.

В итоге Есеновски отправилась учиться на переводчика сначала в Чикагский университет, а потом в Массачусетский и получила степени и там, и там. Однако после этого они с мужем решили остаться в Большом Детройте.

Помимо работы в суде Есеновски осуществляет также и деловой перевод.

«Изрядная часть моей работы связана с конференциями», - объясняет она.

Кроме того, она совместно с фирмой Bromberg and Associates участвовала в создании интернет-сервиса для переводчиков Interpreter Education Online.

«На наш взгляд, то, что мы с Ириной запустили три года назад, - это уникальный проект», - считает партнер фирмы и соавтор проекта Джинни Бромберг (Ginny Bromberg).

Сайт не только предлагает ряд собственных обучающих программ, но и оповещает об американских обучающих конференциях. Его адрес: interpretoreducationonline.com.

Федеральный закон о судебном переводе, обеспечивающий право пригласить сертифицированного переводчика при рассмотрении любых дел с участием правительства США, был подписан в 1978 году президентом Джимми Картером.

В штате Мичиган судебная система проводит сертификационные испытания для переводчиков с целого ряда языков – от испанского до французского и от арабского до вьетнамского.

По словам Есеновски, предусмотрен перевод не со всех языков, и к тому же необходимость точного перевода не всегда осознают даже профессионалы-юристы.

«Я однажды была в суде по другому делу. Там была очень милая китайская пара, совсем не говорившая по-английски, - говорит Есеновски. – Судья спросил, знает ли кто-нибудь китайский, и к счастью нашлась женщина, которая на нем говорила – однако в Китае же существует несколько диалектов, которые сильно отличаются друг от друга».

Кроме русского Есеновски знает также французский и украинский, но получать сертификат для работы с ними она не стала.

«Когда я говорю на них, это слишком усложняет работу. Поэтому я решила сконцентрироваться только на одном языке», - говорит она.

Английский язык и американскую литературу она полюбила еще в бывшем СССР.

«Я много читала классиков – Марка Твена, Лонгфелло, О’Генри, - рассказывает переводчица. – Еще я читала Хемингуэя, который стал в России культовой фигурой».

Сейчас она пишет свою собственную, личную американскую историю.

Ирина Есиновски - одна из трех сертифицированных судебных переводчиков с русского языка в Мичигане, и она верит, что все американцы заслуживают справедливости.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.