В этом месяце сенат не смог набрать большинство в две трети голосов, необходимое для ратификации Конвенции ООН о правах инвалидов. 61 сенатор проголосовали за, и 38 - против. Сторонники конвенции, жалуясь на общее нежелание Америки присоединяться к международным договорам о правах человека, недовольно зафыркали и начали сочинять пасквили на допотопных (но не безгрешных) республиканцев, похоронивших эту конвенцию. Действительно, существует примерно десяток международных договоров о правах человека. Подавляющее большинство стран их ратифицировали; а вот Соединенные Штаты во многих случаях отказались это делать. И правильно. Эти договоры - не более чем коллективное лицемерие по принципу «ты мне, я тебе», и в них участвуют многие страны с весьма сомнительной репутацией. США правильно делают, что держатся от них на расстоянии.

Чтобы понять, почему Соединенные Штаты  занимать такую особую позицию, начать следует с существующих там необычных правил голосования по ратификации договоров. Практически ни в одной другой стране нет правила, предусматривающего большинство в две трети голосов в законодательном органе для утверждения документа. Наша система позволяет группам лиц с общими интересами блокировать ратификацию договоров, настроив против них нескольких сенаторов, которые по складу характера любят это изоляционистское право.

Сторонники договора утверждают, что конвенция о людях с ограниченными возможностями на самом деле не обязывает Соединенные Штаты  делать то, чего нет в американских законах. (Большая часть остальных договоров о правах человека тоже не обязывает.) Более того,  продолжают глобалисты, такие договоры подобны бесплатному обеду. Они не обязывают Соединенные Штаты ущемлять свои ценности и интересы, но принуждают другие страны, в том числе, авторитарные, которые всегда ратифицируют такие договоры, лучше относиться и обращаться со своими гражданами. Почему же Соединенные Штаты  возражают против такого хорошего договора?

Если изучать аргументы критиков конвенции о правах инвалидов, из них мало что узнаешь. Одно из утверждений таких критиков состоит в том, что конвенция о правах инвалидов помешает американцам учить своих детей на дому. Многие критики инстинктивно говорят об «утрате независимости», хотя любой договор является  неприемлемым для США, если он способен ограничить свободу действий Америки. Но Соединенные Штаты  заключили тысячи договоров. Торговые соглашения, военные альянсы, договоры об охране окружающей среды -  все они в определенной мере ограничивают нашу свободу действий. Но они также приносят существенные преимущества и выгоды нашей стране.

Но сторонники конвенции заходят слишком далеко, когда утверждают, что этот договор не будет иметь никаких последствий для США. Один очевидный момент, который часто не замечают, заключается в  том, что слова «ограниченные возможности» не являются самоопределяемыми, как и другие ключевые термины. Разумные люди могут разойтись во взглядах на то, какое состояние считается ограниченными возможностями или инвалидностью и, соответственно, дает человеку право на льготы и привилегии. Американские суды в настоящее время  разрешают эти разногласия, и Конгресс может пересмотреть толкование этих терминов. Если конвенция связывает США обязательствами, то не исключено, что взгляды других стран мира также могут вступить в игру. Другие договоры о правах человека не раз вызывали такие диспуты о толковании и значении. Например, европейцы часто утверждают, что положение ратифицированного США договора о запрете «жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания» исключает смертную казнь.

Договор о правах людей с ограниченными возможностями также лишает Соединенные Штаты  права отменять или сужать действие американского закона о недееспособности. Сейчас это вряд ли возможно, но все равно следует спросить, почему США должны убирать из демократической политики тему, которая всего 20 лет тому назад считалась открытой для споров. Конечно, Соединенные Штаты  могут выйти из договора, если захотят, заранее предупредив об этом. Но тогда в каком смысле он связывает США обязательствами? (В других договорах о правах человека нет положений о выходе; Соединенные Штаты  могут выйти из договора только с согласия других его участников. А в связи с этим возникает вопрос: если мы хотим внести изменения в свой закон, почему мы должны сначала спрашивать разрешения у таких стран как Азербайджан, Бенин или Куба?)

Так что договоры о правах человека все же наносят некоторый ущерб демократии. А как насчет выгод и преимуществ? Этот  бесплатный обед не очень-то сытный: научные исследования показывают, что договоры о правах человека не улучшают ситуацию в этой области вообще или улучшают очень незначительно, причем лишь для ограниченной категории прав и в очень немногих странах, к которым самые злостные нарушители не относятся. Кроме того, отказ США от ратификации других договоров о правах человека отнюдь не помешал сделать это всем остальным странам. И непонятно, почему государства будут думать, что могут игнорировать свои обязательства по договору просто из-за того, что их не взяли на себя Соединенные Штаты.

Далее, есть вопрос о том, разумно ли навязывать стандарты западного образца по правам инвалидов другим странам. В бедных странах существует множество проблем. Страна, от которой требуют строить пандусы и лифты для инвалидов, зачастую имеет меньше денег на строительство больниц и школ. Государства должны искать компромиссы, а мы у себя на Западе понятия не имеем о том, какими должны быть эти компромиссы в Анголе или Суринаме. Побуждения, стоящие за режимом соблюдения прав человека, очень похожи на ту наивность, с которой Запад поставляет бедным странам электростанции, строит там дамбы и осуществляет другие проекты развития, которые в итоге приносят больше вреда, чем пользы, что неоднократно фиксировал в своих документах Уильям Истерли (William Easterly) и прочие экономисты по вопросам развития.

Так почему же другие страны вообще заключают эти договоры? В 1936 году Сталин организовал ратификацию советской конституции, которая гарантировала свободу слова, свободу вероисповедания, нормы отправления правосудия, право на труд, на отдых и всякие другие хорошие вещи. И прямо в это время он пачками отправлял политических оппонентов в ГУЛАГ. Сталин считал свою конституцию удачным пропагандистским ходом. Всех этой конституцией ему одурачить не удалось, но он ввел в заблуждение очень многих людей, включая многочисленных и очень влиятельных западных интеллектуалов.

Сегодня в мире немало стран, которые создают фиктивные конституции, подобно Советскому Союзу. Недавно профессора права Дэвид Ло (David Law) и Майла Верстиг (Mila Versteeg) опубликовали материал, в котором указали десятки стран, обещающих достать звезду с неба в плане конституционных прав, но на деле самым вопиющим образом нарушающих эти права. Об участии этих стран в договорах о правах человека можно говорить точно так же, как о их конституциях, то есть, как о пропагандистской уловке, правда, получившей благословение ведущих либеральных демократий. И рассчитана эта уловка на несведущих, и особенно на западных обозревателей.

Если нужны доказательства, возьмите такую страну, как Узбекистан, который подписал конвенцию о защите прав ребенка. Однако там, как пишет Human Rights Watch, «во время уборки хлопка с одобрения государства используется принудительный труд детей». Или возьмем Саудовскую Аравию, подписавшую конвенцию о запрете дискриминации женщин. («Девушкам и женщинам всех возрастов запрещается совершать поездки, учиться и работать без разрешения их опекунов-мужчин», - сообщает Human Rights Watch.) Или Вьетнам, ставший участником договора, гарантирующего политические свободы. (Human Rights Watch: «Вьетнам систематически подавляет свободу выражения, ассоциаций и мирных собраний».) Или Китай, подписавший договор о запрете пыток. («Вынужденные признания под пытками распространены там повсеместно», - сообщает правозащитная организация.) Или Нигерию, участвующую в конвенции, которая объявляет вне закона дискриминацию по расовому и этническому признаку. («Дискриминационная политика государства и местных властей … против людей, ведущих свое происхождение не от изначальных обитателей того или иного района, продолжает усиливать межобщинную напряженность и межэтнический раскол».) Все эти цитаты взяты из международного доклада Human Rights Watch за 2012 год. Или вспомним Индию, ратифицировавшую договор, который дает право на жилище. Однако она не в состоянии предоставить жилье десяткам миллионов бездомных индийцев, живущих в хибарах, на улице и на мусорных свалках. Среди девяти наиболее репрессивных стран, которые Freedom House в 2011 году включил в свой список «худших из худших», есть Эритрея, Сирия и Туркмения, подписавшие почти все важнейшие договоры о правах человека.

Режим прав человека - это огромная международная потемкинская деревня, своего рода коллективная попытка государств обмануть друг друга и своих граждан. Это патологический нарост бюрократического стремления не признавать ошибки и дурные намерения, для чего используются любые правовые нормы, имеющиеся в наличии. Представьте себе, что это современная версия духового оркестра и шеренг знаменосцев, окружающих диктатора, когда он разглагольствует перед толпой. Если другие страны хотят этим заниматься, пусть занимаются. Но почему мы должны становиться их соучастниками?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.