Госсекретарь США Джон Керри (John Kerry) и министр иностранных дел России Сергей Лавров провели, как сообщается, конструктивные переговоры в ходе своей первой встречи в Берлине с момента назначения Керри на место Хиллари Клинтон. Хотя никаких серьезных прорывов по спорным вопросам в российско-американских двусторонних отношениях не произошло, эта встреча двух политиков, по всей видимости, заложила основу плодотворных рабочих отношений. Это имеет достаточно большое значение, если у администрации Обамы еще сохранилось желание провести перезагрузку отношений США и России, учитывая отсутствие какой-либо значимой личной связи между президентом России Владимиром Путиным и президентом США Бараком Обамой. В частности, ближайшая встреча между Обамой и Путиным запланирована на сентябрь 2013 года, и состоится она лишь в рамках саммита G20 , который пройдет в Санкт-Петербурге. С учетом вышесказанного можно сделать вывод о том, что «программы новой перезагрузки не существует», как говорит Алексей Пушков, глава комитета Государственной Думы по международным делам, и что успех в реализации прежней программы в основном будет зависеть от Керри и Лаврова.

 

Однако есть несколько причин для осторожного оптимизма. Начиная с того времени, когда Керри занимал пост председателя Комитета по иностранным делам при Сенате США, он был серьезным сторонником дипломатического сотрудничества. Кроме того, Керри известен как человек, который получает удовольствие от ведения переговоров. Оценив количество голосов за кандидатуру Керри на прошлый выборах в Сенате, китайская газета People's Daily сделала вывод о том, что новый госсекретарь готов больше внимания уделять «координации, а не конфронтации в отношениях с иностранными государствами». Москва высоко оценила то, что Керри отстаивал в Сенате новый договор СНВ, поэтому российские власти считают его – в отличие от многих других американских политиков – человеком, заинтересованным в налаживании отношений с Россией. Керри также высоко ценят за его корректные формулировки и общий тон высказываний. Хотя он никогда не стеснялся отстаивать интересы США и продвигать американские ценности, он всегда старался быть умеренным в своих высказываниях и вести диалог вместо того чтобы читать нотации.

 

Последнее имеет довольно большое значение, с учетом сложившегося у российских властей мнения о Клинтон, которая, по их мнению, будучи госсекретарем США, чаще всего занимала бескомпромиссную позицию в разногласиях, возникавших между Вашингтоном и Москвой. Даже Путину несколько раз приходилось «вступать в дуэль» с Клинтон после выборов в Государственную Думу в 2011 году, когда Путин заявил, что подъем протестного движения в России начался в тот момент, когда Клинтон подала «сигнал» недовольным внутри страны. В одной из своих последних речей в качестве госсекретаря Клинтон откровенно высказалась против внешнеполитического проекта, который так дорог Путину, а именно против предложения создать Евразийский союз, который связал бы Россию с некоторыми бывшими советскими республиками, назвав это предложение попыткой ресоветизировать регион и пообещав, что Америка обязательно предпримет шаги для того, чтобы этот проект не был реализован. Кроме того, Клинтон и посол США в ООН Сьюзан Райс (Susan Rice) не стеснялись в выражениях, публично осуждая позицию России по Сирии, которую они воспринимали как активную поддержку режима Башара аль-Асада. После публичной критики со стороны Клинтон Лавров неоднократно называл ее позицию «неуважительной» и высказывал предположение, что ее жесткая позиция в отношении России рассчитана на то, чтобы «добиться расположения своих избирателей и сторонников Демократической партии», продемонстрировав необходимую степень непримиримости в отношениях с Москвой.

 

Некоторые обозреватели уже назвали положительную атмосферу, которая установилась вслед за первой личной встречей Керри и Лаврова, обнадеживающим признаком того, что эти политики способны успешно решить проблемы в двусторонних отношениях. Однако интересно было бы узнать, будут ли предприняты новые попытки уладить разногласия между Москвой и Вашингтоном по ряду вопросов.

 

Когда речь заходит о сирийском вопросе, по которому между двумя странами сохраняются серьезные разногласия с момента начала восстаний против Асада в 2011 году, Керри и Лавров, вероятно, довольно близко подошли к тому, чтобы найти компромисс между американской и российской позициями, содействуя переговорам между сирийским правительством и вооруженной оппозицией. Урегулирование  разногласий по сирийскому вопросу поможет избавиться от одной из самых серьезных проблем в американо-российских отношениях. Взаимоприемлемый договор, очевидно, поможет Асаду со временем передать власть, позволит алавитскому и христианскому сообществам сохранить свой статус и влияние в Сирии после ухода Асада, а также даст России возможность сохранить доступ к военно-морской базе в Тартусе. В свою очередь США должны пообещать не обеспечивать оппозицию оружием и прекратить поставлять в Сирию даже гуманитарную помощь в том случае, если оппозиция откажется от переговоров. По мнению российских обозревателей, учитывая результаты событий в Ливии, произошедших после падения режима Муаммара Каддафи, администрация Обамы настроена скорее на достижение договоренности в процессе перехода власти в Дамаске в противовес непосредственному свержению сирийского режима. Прорыва по сирийскому вопросу в Берлине не произошло, однако, по данным некоторых источников, Лавров и Керри намерены продолжать диалог.

 

И хотя США не собираются отказываться от своих планов по размещению систем противоракетной обороны в Европе в качестве средства защиты от иранских традиционных баллистических ракет или оружия массового поражения, у Керри, а также и у его нового коллеги и министра обороны Чака Хейгела (Chuck Hagel), сейчас есть шанс стать более сговорчивыми в отношении опасений Москвы и предложить России более весомую роль в принятии решений о размещении этих систем. В свою очередь российские эксперты считают, что как Керри, так и Хейгел могут оказаться сторонниками «конструктивного диалога», который приведет к «разумным компромиссам» в отношениях между США и Россией. И хотя первая встреча в Берлине не привела к серьезному прорыву, российские эксперты полагают, что у них есть все основания ожидать «серьезных переговоров» с Вашингтоном по вопросу противоракетной обороны.

 

После окончания переговоров в Берлине Лавров назвал их «довольно конструктивными». Хотя в прошлом оптимистические оценки изменений в американо-российских отношениях разбивались о камни внутренней политики, возможно, для Лаврова, чьи отношения с двумя предшественниками Керри оказались весьма спорными, третья попытка окажется удачной.


Николас Гвоздев – бывший редактор The National Interest, а ныне внешнеполитический комментатор в печатной прессе и на телевидении. В настоящее время он  преподает в Военно-морском колледже США (The U.S. Naval War College). Изложенные в статье взгляды представляют собой его личную точку зрения и не отражают позицию ВМС США или американского правительства.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.