Когда 19 лет назад обрушился Советский Союз, с ним вместе обрушилась вся российская олимпийская инфраструктура.

«Только сейчас мы приближаемся к прежнему уровню материальной базы и поддержки, - считает заместитель главного редактора российской спортивной газеты «Спорт-Экспресс» Владимир Гескин. – Может быть за четыре года, оставшиеся до Сочинской олимпиады, мы его достигнем».
 
Во времена своего расцвета “большая красная машина» завоевывала астрономическое количество медалей. Вершиной для нее стал 1988 год, в котором на Летней олимпиаде в Сеуле и Зимней в Калгари СССР получил в общей сложности 161 медаль, включая 66 золотых. Соединенные Штаты на этих играх набрали лишь 100 медалей.

В 1992 году, после падения советской власти, объединенная команда России и бывших советских республик завоевала на играх в Барселоне и Альбервиле 142 медали, причем 56 из них были золотыми. Эти солидные достижения были в первую очередь связаны с успехами атлетов, выращенных еще в советскую эпоху.

«Спорт в странах советского блока имел особое политическое значение, и на него расходовались большие средства, - указывают аналитики британского офиса консалтинговой компании PricewaterhouseCoopers. – Последствия этого будут сказываться еще некоторое время».

В Лиллехаммере в 1994 году и в Атланте в 1996 году Россия получила лишь в общей сложности 86 медалей (37 золотых). Однако остальные бывшие советские республики набрали еще 70 медалей, в том числе 17 золотых.

Россия до сих пор продолжает завоевывать на Олимпиадах больше медалей, чем можно было бы ожидать, исходя из размеров ее экономики – притом, что обычно этот показатель помогает предсказать олимпийские успехи – однако распад Советского Союза в начале девяностых означал конец эпохи ее доминирования в мировом спорте.

Перед российским правительством, с большим трудом создававшим рыночную экономику, стояли более важные задачи, и доказывать превосходство коммунистической системы в них уже явно не входило. Не стоит забывать и о том, что, когда советские республики приобрели независимость, Россия потеряла эстонские центры подготовки лыжников и белорусские центры подготовки биатлонистов, и это также не могло не сказаться на ее олимпийских достижениях.

«Сложилась ситуация, при которой бандиты захватывали общественные бассейны, чтобы их собаки могли в них плавать, а национальный гимнастический комплекс совсем обветшал», - рассказывает профессор российской истории Калифорнийского университета в Сан-Диего Роберт Эдельман (Robert Edelman).

Всего через четыре года в провинциальный российский курортный город Сочи придет Зимняя олимпиада-2014. К этому моменту должна быть восстановлена изрядная часть инфраструктуры, которой пользовались великие советские команды. Ее восстановление не обходится без сбоев. По основным корпоративным спонсорам сильно ударил экономический кризис, что ставит под угрозу строительство биатлонного комплекса стоимостью в 9 миллионов долларов и ряда других объектов.

Отношения между Россией и ее странами-партнерами осложняют споры из-за нефти. Однако Москва все равно не собирается отказываться от своих планов и готова, как сообщают СМИ, потратить на строительство объектов и инфраструктуры для Олимпийских игр 34 миллиарда долларов (триллион рублей), что вшестеро превышает приблизительную стоимость Олимпиады 2010 года в Ванкувере.

В России в отличие от многих западных стран, финансирование подготовки спортивной элиты, ее снаряжения и обучения практически полностью – по крайней мере, на 80 процентов - осуществляет правительство, рассказывает Гескин. Корпорации-спонсоры, такие как нефтяной гигант «Газпром» или ОАО «Российские железные дороги» зачастую также принадлежат государству.

«У частных фирм нет стимулов тратить на это средства, - считает Гескин. – Если они дают миллион долларов, они все равно должны платить налоги с миллиона долларов; в других странах так обычно не делается».

«Однако российский Олимпийский комитет нашел способ привлечь спонсорские деньги на подготовку спортивной элиты», - утверждает Эдельман.

«Так называемые спортивные школы, готовящие элитных атлетов, сильно пострадали после 1991 года, однако сейчас восстановились, хотя и не до конца».

Спортивная слава в России приносит меньше денег, чем на Западе. По словам Гескина, лишь немногие из российских спортсменов достаточно популярны, чтобы сниматься в рекламе, причем и в этом случае речь обычно идет о героях Летних, а не Зимних игр.

Некоторые из российских спортсменов зарабатывают за рубежом - как, например, Мария Шарапова со своим доходом в 26 миллионов долларов, который она получает благодаря целому ряду компаний (в их числе Sony, Pepsi и Nike). Российский велогонщик Сергей Рубан недавно заявил Voice of America News, что в России спонсоры поддерживают только те виды спорта у которых есть устойчивая телеаудитория, и это плохо сказывается на доходах спортсменов.

К счастью, правительство сейчас вновь заинтересовалось олимпийским спортом и заметно увеличило выплаты медалистам. Золотые медалисты Пекинских игр 2008 года получили по 150 000 долларов, серебряные – по 95 000, а бронзовые - по 65 000. Столько же планируется платить медалистам после Ванкуверских игр. Россиянин, который завоюет золото на Олимпиаде-2010, получит достаточно денег, «чтобы купить приличную квартиру в любом месте России кроме Москвы и Санкт-Петербурга», поясняет Гескин.

По данным российского журнала Russia (rbth.ru), по итогам Олимпийских игр 2004 года в Афинах бонусы российским медалистам составляли 50 000, 20 000 и 10 000 долларов. Примерно столько же получали канадские медалисты. Впрочем, этим государственная поддержка не ограничивается и, по словам Гескина, не может ограничиваться, так как соглашения о рекламе, которые приносят средства медалистам в западных странах, в России не слишком популярны.

«Ежегодно российским олимпийцам выплачивается от 34 миллионов до 42,5 миллионов долларов, - сообщил журналу Russia представитель «Фонда поддержки олимпийцев России» Александр Катушев. – Мы ежемесячно осуществляем выплаты действующим призерам, тренерам и призерам, ушедшим на покой».

Итак, сколько же тратит Россия в общей сложности на подготовку олимпийцев? На просьбу назвать точные цифры заместитель генерального секретаря Олимпийского комитета России Александр Ратнер ответил, что он их не знает.

«Это, в общем, не секрет, но я вынужден переадресовать этот вопрос министерству спорта», - сказал он.

«Никто вам этого не скажет», - подытожил Гескин, освещающий Олимпиады в «Спорт-Экспрессе» с 1980 года.

По некоторым оценкам, общий размер вложений доходит до четверти процента от ВВП – или до 4,2 миллиардов долларов. Что ж, это вполне возможно.

«Невозможно понять, сколько денег тратится на поддержку спортсменов, так как лишь часть средств идет от федерального правительства, а остальное дают республики в составе Российской Федерации, или даже города», - рассказывает Гескин.

PricewaterhouseCoopers отмечает, что многие из бывших стран советского блока продолжают превосходить олимпийские ожидания благодаря хорошим спортивным традициям, заложенным годами государственной поддержки. Высокий относительно ВВП уровень государственного финансирования увеличивает количество медалей, пишут аналитики PWC, хотя сильная корпоративная поддержка также идет на пользу.

Государственная поддержка спорта может принести России новые достижения, хотя на советский уровень она уже вряд ли выйдет.

«Когда нашу редакцию посетил глава российской олимпийской делегации, он сказал, что не рассматривает Олимпиаду как командные соревнования», - рассказывает Гескин. По его словам, такой подход свидетельствует о падении политического значения спорта в России. «От члена Олимпийского комитета я никогда такого раньше не слышал», - добавляет он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.