Лишь год назад эти картинки показывали по всему миру.

Однако вскоре после инаугурации Барака Обамы люди начали высыпать на улицы с совсем другим настроением.

“Люди со всей страны прибыли в Вашингтон, чтобы выразить свой протест…”
“…Некоторые говорят, что это лишь вопрос времени – скоро американцы устанут от разговоров о здравоохранении…”
“…Эти активисты в оранжевых комбинезонах направляются к Белому дому…”

Список проблем первого года был вовсе не коротким: начиная иммиграцией…

Активист: Мигрантов используют как козлов отпущения всякий раз, когда есть проблемы…

И заканчивая здравоохранением…

ДЭВИД СУОНСОН, политолог:  Я думаю, что это абсолютное моральное насилие, что он  задается вопросом, надо или нет тратить деньги – вместо вопроса о том, обеспечить ли народу здравоохранение, и в тоже время тратит миллиарды долларов в год на вопиющие оккупации за рубежом.

И войнами, вроде той, которую Обама решил эскалировать в Афганистане:

Активист: Надо вывести войска из Афганистана.

Администрация Обамы пообещала это сделать до июля 2011 года.

Что случится через полтора года, если они снова рассмотрят свою стратегию, ситуацию, и решат, что они не могут уйти?


ПЭТ БЬЮКАХАН, политик и писатель:  Я думаю, что политически он окажется в ужасной ситуации. Такое ощущение, что он посылает войска, чтобы потом их вывести! Ему грозит политический кризис.

Однако люди в Норвегии, кажется, настроены оптимистично… В этом году, именно тогда, когда Обама принял решение эскалировать войну, он заполучил самую престижную премию мира.

БАРАК ОБАМА:  Я хотел бы поблагодарить комитет еще раз за исключительное доверие, которое они мне оказали.

Но многие американцы считают, что доверие, которое они выразили Обаме в том, что касается обещанных перемен, кажется, себя не оправдало…

Таково, к примеру, мнение активиста движения за права геев Зака Роузена.

ЗАК РОУЗЕН, активист гей-движения:  Это повторяется год за годом. Они используют геев как разменную монету на выборах. Они играют либо на ненависти к геям, либо на поддержке геев. А затем совершенно о нас забывают, как только получают должность.

Правозащитники также говорят о том, что их оставили: как минимум, обманули насчет закрытия тюрьмы Гуантанамо.

Активисты: Гуантанамо остается преступлением!

В эпоху Барака Обамы преступление определяется по-разному. Спросите Майкла Мура.

Что лучше, чем капиталистическая система?

МАЙКЛ МУР, режиссер:  Мы живем в 21 веке. Нам надо создать что-то, что будет контролироваться народом.

И, кстати о народе.

ДЕННИС КУСИНИЧ, конгрессмен США: Америка на грани банкротства. Мы отдали триллионы долларов Уолл-стрит, триллионы долларов – на войну. А тем временем люди теряют свои дома, рабочие места, пенсии. Америка не должна быть такой!

Это ощущение перевешивает различия между партиями.

РОН ПОЛ, конгрессмен США, республиканец:
  Он обещал перемены, а сам не дал ничего нового.

Всего год назад я стояла на этом самом месте и практически не могла и шагу ступить, потому что вокруг толпилось очень много людей, которые приветствовали Барака Обаму. Однако очень скоро у многих радость и надежда погасли и превратились в реальность невыполненных обещаний и неосуществленной политики.