Анастасия Станко, Анна Тохмахчи, Анастасия Канарева — В июле 2016-го две международные правозащитные организации опубликовали доклад под названием «Тебя не существует». В этом докладе они рассказывали о незаконно удерживаемых по обе стороны линии соприкосновения. С украинской стороны, по их данным, людей удерживали в здании Харьковского управления СБУ. В самой Службе безопасности Украины эту информацию отрицали. Все это время мы собирали факты, чтобы подтвердить или опровергнуть эти данные.


Почему через четыре года российско-украинской войны, всех бесчинств, пыток и нарушений прав человека, нам все также важно, существовали ли тайные тюрьмы СБУ?


В отличие от самопровозглашенных республик, Украина — правовое государство и для любого задержания должно быть законное основание. Если так называемые тайные тюрьмы СБУ действительно существовали и там удерживали сепаратистов, почему им не предъявили официальных обвинений? Почему не судили? Могли ли людей удерживать ради обмена? Если да, то кого из украинских военных обменяли на обитателей следственного изолятора СБУ? И с какой целью их удерживали?


Смотрите наш документальный фильм-расследование, в котором мы изучили факты, подтверждающие тайное удерживание людей в изоляторе СБУ.

 

Сразу после публикации доклада мы попросили разрешения попасть в здание Харьковского управления СБУ. Впрочем, получили мы его только в январе 2017 года.


Перед тем как приехать в изолятор, мы посетили городок Украинск Донецкой области, в котором живут Виктор Ашихмин, Николай Вакарук и Юрий Илюхин. Они утверждают, что провели в харьковском следственном изоляторе более полутора лет: с декабря 2014-го по июль 2016-го.

 

— Первого мая 2014-го в Украинск приехали представители «ДНР» и начали искать, кто мог бы им помочь с «референдумом». Узнали, что я — бывший депутат, и мне предложили это сделать. Я считал, что в этом ничего страшного нет и провел его. В этом меня и обвинили, — бывший шахтер Виктор Ашихмин объясняет обстоятельства из-за которых его задержали.


Николая Вакарука силовики схватили за то, что он в мае 2014-го вешал в том же Украинске флаг самопровозглашенной «ДНР» на одно из зданий. Юрия Илюхина подозревали в том, что стоял на блокпосту с боевиками.


Никому из задержанных, как они сами утверждают, не выдвинули никаких обвинений. После нескольких допросов в Краматорске с применением силы Ашихмина, Вакарука и Иллюхина, по их же словам, отправили в управление харьковского СБУ.


— Привезли, поставили перед камерой, говорят: «Снимай пакет». Я снял его с головы. Вижу — открываются двери. В камере людей — около 15 человек. Ребята в камере улыбаются: «Ты кто, сепар?» — спрашивают. «Да, сепар», — говорю. «Ну, не бойся, здесь все свои», — говорят, — рассказывает Ашихмин.

 

Николай Вакарук утверждает, что он содержался не только в здании харьковского СБУ. Работники службы вывозили его также в харьковскую больницу. Там ему, по его же словам, сделали операцию — вырезали больную почку.


В целом он пролежал в больнице больше месяца под охраной сотрудников Службы безопасности Украины, у него также было вымышленное имя и фамилия: Сергей Петрович Иванов.


Спустя год мы с Вакаруком пришли в эту же больницу — Харьковский областной клинический центр урологии и нефрологии. Его узнали несколько медсестер.


— Конечно [я тебя помню], перевязывала каждый день, — говорит одна из них.


— Я же не Сережа, знаете?


— Ну, я догадывалась вообще-то. Ну, молодец, очухался, хорошо выглядишь.

 

Вакарук также вспоминает, что был знаком с Константином Безкоровайным из Константиновки. Он — единственный, о чьем задержании отчиталась СБУ. По словам спецслужбы, Безкоровайный — «безумный коммунист», планировал отравить водоемы города цианистым калием. О задержании других удерживаемых не упоминалось.

 

Вакарук и Ашихмин утверждают, что их заставляли писать заявления на имя Александра Пивовара — начальника СБУ в Харьковской области, в которых надо было указать, что они завербованы СБУ и никому не расскажут, где их удерживали.


— Нам объяснили: если не подпишем — нас не отпустят. Мы согласились бы на что угодно, только бы вырваться домой, — рассказывает Ашихмин.

 

Мы пытались связаться с Пивоваром, но в СБУ нам с этим не помогли. 16 июля 2016 года президент Украины уволил его своим указом. В тот же день был назначен новый руководитель харьковского СБУ — Эдуард Крицин. Следственный изолятор СБУ в январе 2017 года года нам показывал он же.

 

Здания СБУ в Харькове расположены квадратом. В центре — двор и парковка работников службы. Во дворе стоит памятник работнику органов госбезопасности — мужчина в плаще, шляпе и с раскрытым зонтиком в руке. Он был установлен уже во времена независимости.


Памятник не разглядеть снаружи, с улицы. Только из окон одного из зданий СБУ, которые выходят во двор. Эдуард Крицин говорит, что это памятник чекисту. Если стать к памятнику спиной, видно зарешеченные окна второго этажа здания. Там расположен следственный изолятор Харьковского управления СБУ. Это здание существует с 1962 года. Оно было построено специально для КГБ УССР. В те времена здание называли местом неприятных встреч известных людей: большинство художников, творивших не в стиле соцреализма, часто попадали сюда на допросы. По словам Эдуарда Крицина, изолятор не функционирует с советских времен. Не работают и другие изоляторы СБУ по всей стране, кроме Киева. В харьковском изоляторе есть восемь камер. Четыре — поменьше, которые рассчитаны на двух человек, и четыре побольше — на четверых.


16 января 2017-го, когда нашей съемочной группе удалось попасть в изолятор, в одной из больших камер стоял теннисный стол, в другой — несколько тренажеров. Эдуард Крицин объяснял: все это он установил на днях, чтобы сотрудники занимались спортом. В камерах и на этаже был сделан ремонт. Крицин говорит, что его делали к Евро-2012, — Харьков был одним из принимающих городов чемпионата Европы по футболу.

 

— Два помещения оборудовали под Евро-2012. Для иностранцев, VIP-персон, которые могли совершать беспорядки. Но ни один человек здесь не содержался, — рассказывал Крицин журналистам ранее.


В харьковском СБУ на наш вопрос, когда именно ремонтировали изолятор к Евро-2012 и кто был подрядчиком, а также сколько денег было потрачено, ответили, что спустя три года все документы об этом были уничтожены. Мы также обратились во Львовское и Донецкое управления СБУ с вопросами, готовили ли у них, как в Харькове, неработающие следственные изоляторы для VIP-нарушителей к Евро-2012. Нам ответили, что нет.

 

Ашихмин, Вакарук и Иллюхин утверждают, что ремонт в камерах делали не под Евро-2012, а позже, — пока они там сидели. Они рассказали, что человек, который этим занимался, — ландшафтный дизайнер из Дружковки Юрий Тищенко. Это еще один удерживаемый, которого силовики задержали за патрулирование города вместе с боевиками. Официальных обвинений ему тоже не выдвинули. Юрий Тищенко утверждает: это он клеил плитку, сам собирал сантехнику в душевых. Говорит, что ремонт делали для прапорщиков, которые охраняли удерживаемых. Двери камер в следственном изоляторе СБУ в Харькове окрашены в серый цвет. Под серым виднеется бежевая краска. Надзиратель изолятора объясняет: двери перекрасили к Евро-2012, потому что те были уже грязные. Иллюхин, Вакарук и Ашихмин утверждают, что когда они там сидели, двери были бежевого цвета. Также они утверждали, что прокололи дыру в поликарбонате на окнах в первой и в третьей камерах.

 

— Через эту дыру можно увидеть внутренний двор и памятник, — объясняет Илюхин.

 

Эту дыру мы нашли в первой камере.

 

— И еще один интересный момент — сигнальные кнопки вызова охраны. Они объединены с вентиляцией. Потому что если отключали вытяжку, то у нас не работали еще и «вызовные» кнопки, — говорит Вакарук.


16 января 2017 в следственном изоляторе СБУ в конце коридора вместо выключателя света заработала вытяжка. Для кого она здесь работает — Крицин нам объяснить не смог. Крицын утверждает, что работу на новой должности начал со служебной проверки. Но факты, которые были озвучены СМИ и правозащитниками, говорит он, подтвердить не удалось, — людей в изоляторе не содержали, разве что в советские времена. Подробности, которые рассказывали Ашихмин, Вакарук и Илюхин, руководитель харьковского СБУ объясняет так:


— Дело все в том, что все равно здесь когда-то содержалось большое количество людей. Естественно, найти вплоть до расстановки, как находятся камеры, — для людей это не проблема. Это можно, если этим заняться. Не буду говорить на камеру, кто этим может заняться.


— То есть получается, что десять человек сказали международным организациям откровенную ложь, потому что они, например, завербованы РФ?— спрашиваем.


— Я не могу этого утверждать.


С момента публикации доклада международных правозащитных организаций о том, что в харьковском СИЗО содержали людей без суда и следствия, прошло полтора года.


Военная прокуратура по просьбе международных организаций за это время возбудила уголовное дело по факту незаконного лишения свободы. Лишь Константин Безкоровайный в этом деле был признан потерпевшим. Другие, те, которые утверждали, что также сидели в застенках харьковского СБУ, так и не получили никакого статуса.

 

16 января 2018 года на наш запрос, как продвигается расследование дела, нам пришел ответ, что дело было закрыто еще 10 марта 2017 года из-за отсутствия состава преступления.


Действия содержащихся в изоляторе подпадают под статью 110 Уголовного кодекса Украины — посягательство на территориальную целостность. Если бы их вину доказали, им могло бы грозить до трех лет лишения свободы.


Ни Ашихмин, ни Вакарук своей вины за содеянное в мае 2014-го не отрицали.


— Ну судили бы меня за то, что я этот референдум проводил. Отсидел бы уже. Я знал бы, когда вернусь домой. Жена приезжала бы ко мне на свидания, а так — мы с ней не общались 600 дней почти, — говорит Ашихмин.


С какой целью их удерживали? По словам Ашихмина, Вакарука и Илюхина, — ради будущих обменов на украинских военных и гражданских, которые находились в плену боевиков на неподконтрольных территориях Донецкой и Луганской областей. Но их так и не обменяли.


— 23 декабря 2014-го приехали на допрос в Харьков. Я обрадовался. Думаю, ну, хоть из подвала оказался в правовом поле. Но — нет. Следователь посмотрел материалы дела и говорит: «Поедешь на обмен», — рассказывает Вакарук.


Но обмен так и не состоялся. По словам Ашихмина, Вакарука и Илюхина, на протяжении июля-августа 2016-го их выпустили из СИЗО СБУ Харькова тремя партиями, всего 18 человек. После этого, по их утверждениям, в СИЗО харьковского СБУ никого не осталось. Вакарук и Ашихмин говорят, что их отпустили между Константиновкой и Дружковкой (населенные пункты в Донецкой области — прим. ред.).

 

— Я говорю: «А справки, документы о том, где мы все это время находились, будут?» Мне отвечают: «Скажете, что были на заработках». И протягивают нам по 100 грн. Я им говорю: «Хороший заработок за 600 дней», — улыбается Ашихмин.


СБУ продолжает отрицать факт содержания этих людей.

 

P.S. От редакции:


Факты, которые мы собрали, дают нам основания утверждать, что тайная тюрьма СБУ в Харькове в течение 2014-2016 лет, все же, существовала. Но для чего? Эти люди, о которых мы вам рассказали, не стали ни фигурантами уголовных дел, ни теми, на кого обменяли украинских военных, попавших в плен к боевикам. Что изменил сам факт их удержания? Принесло ли это нам большую безопасность? Или восстановило справедливость? Если у этих людей не было никакого статуса, значит, что на их месте мог оказаться любой?

 

Если существование таких изоляторов держится в секрете и отрицается публично, а никто из органов правопорядка эти обстоятельства не расследует, то где гарантия, что завтра в таком изоляторе не окажется кто угодно? Незаконное удержание этих людей — без суда и следствия — создает для Украины одни проблемы. На Западе нас обвиняли в том, что мы действуем так же, как Россия, против которой боремся. А в российских СМИ история тюрем СБУ стала любимым сюжетом, но на этот раз не выдуманным.


Мы также считаем, что в защиту этой истории нельзя использовать в качестве аргумента слова главы СБУ об обращении с заложниками самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР». Ведь Украина, в отличие от псевдореспублик — правовое государство. А правовое государство не может нарушать ни собственные, ни международные законы. Теперь остается один вопрос: ответит ли кто-то за то, что люди без суда и следствия провели в камерах СБУ почти полтора года своей жизни?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.