Вашингтон, 20 июня 2003 года. Где иракское оружие массового поражения (ОМП)? К сожалению, мы пока не знаем ответа на этот вопрос. Есть надежда, что пленение Абида аль-Тикрити (Abid Hamid Mahmoud al-Tikriti), ближайшего сподручного Саддама Хусейна (Saddam Hussein), позволит получить первые солидные наводки. В любом случае, загадка будет разрешена в свое время: поиски иракского ОМП только начались.

А тем временем нарастают обвинения, что администрация Буша-младшего (George W. Bush) придумала угрозу от иракского ОМП, чтобы оправдать свое вторжение в Ирак. Но это не так, ибо у Америки и ее союзников перед войной имелась масса свидетельств, которые указывали, что Ирак осуществляет тайные программы разработки ОМП. Что же до утверждений, что некоторые в администрации США, быть может, использовали фальсифицированные разведывательные оценки, чтобы убедить общественность в обоснованности своей войны против Саддама Хусейна, они, по всей видимости, имеют под собой основания и требуют дальнейшего расследования. Однако, если истина и была искажена, то только с той целью, чтобы оправдать сроки вторжения, но никак не его целесообразность.

Тот факт, что на объектах, где, как считалось до войны, было укрыто иракское ОМП, после войны ничего не нашли, еще ни о чем не говорит. Американские разведывательные службы никогда не заявляли, что им точно известно местонахождение иракского ОМП. Все еще возможно, что подготовленные для снаряжения боеприпасов отравляющие вещества (ОВ) и биологические рецептуры, полуфабрикаты для производства таких ОВ и рецептур, а также и снаряженные ими боеприпасы находятся на секретных складах, куда мы не догадываемся заглянуть.

Иракцы, по всей видимости, не развертывали в войсках свои средства доставки химического/биологического оружия и боеприпасы к ним. Иначе г-н Хуссейн обрушил бы их на головы солдат коалиционных войск, чтобы предотвратить свое военное поражение. Вот почему мы не нашли этих спецбоеприпасов на войсковых складах.

Фактически, правдоподобных объяснений множество. Саддам Хусейн, возможно, недооценил вероятность нападения на него и не снарядил спецбоеприпасы до начала войны. Он мог быть убит или серьезно ранен в ходе "обезглавливающего (воздушного) удара" накануне наземного вторжения и оказаться не в состоянии отдать соответствующий приказ. Или же его ошеломили исключительно высокая скорость продвижения коалиционных войск и внезапное дезертирство солдат из оборонявших Багдад дивизий Республиканской гвардии. Не исключено и то, что Ирак никогда не обладал возможностями для производства ОМП, но, принимая во внимание предвоенные свидетельства, это по-прежнему считается наименее вероятным объяснением.

Единственное пока важное открытие - обнаружение американскими войсками двух автотягачей с прицепами, которые подпадают под описание лабораторий для производства биологических рецептур. Напрашивается мысль, что Ирак до войны, быть может, не собирался накапливать готовые к боевому применению химические/биологические боеприпасы, а хотел лишь создать производственные мощности для их изготовления.

Это предположение коррелируется с известным фактом, что Ирак после первой войны в Персидском заливе восстановил и модернизировал несколько десятков химических заводов, которые выпускали гражданскую фармакологическую продукцию, но, как считают очень многие, были потенциально способны быстро переключиться на выпуск ОВ. Правду говоря, такой сценарий всегда считался наиболее вероятным. Как известно, химические боеприпасы, особенно такие примитивные, какие мог изготовить г-н Саддам, опасны в хранении и при обращении и они быстро приходят в негодность. Для Ирака было бы логичным иметь только определенные производственные мощности, но не накапливать готовые спецбоеприпасы.

То, что иракское ОМП пока не найдено, ни в коей мере не свидетельствует о недостоверности предвоенных данных разведки, которая докладывала, что у Ирака имеются тайные возможности для его производства. Именно эти данные, в сочетании с неспособностью ООН помешать программам Ирака в области ОМП, вынудили администрацию Клинтона (Bill Clinton) в 1998 году провозгласить в отношении Ирака политику "смены правящего режима".

К примеру, в 1995 году инспекторы ООН по вооружениям обнаружили на дне реки Тигр гироскопы советского производства для баллистических ракет. Иорданские власти в том же году перехватили другую партию гироскопов, переправляемых в Ирак. В июле 1998 года инспекторы ООН нашли в Ираке документ, который свидетельствовал, что Багдад лгал о количестве химических авиабомб, которые он сбросил во время ирако-иранской войны, и поэтому 6000 таких авиабомб оказались неучтенными. Ирак просто отказался признать, что такой документ вообще существовал.

Подобные случаи позволяют понять, почему бывшая и нынешняя администрации США пришли к заключению о необходимости и неизбежности войны против Ирака, чтобы помешать ему приобрести также и ядерное оружие. Можно было не соглашаться с выбором момента для вторжения, но в его целесообразности, с учетом данных разведки, сомневаться не приходилось.

Данные инспекторов ООН не давали оснований для однозначных выводов. К примеру, Багдад признал, что импортировал 200-250 т полуфабрикатов для изготовления ОВ нервно-паралитического действия Ви-Экс (VX), но заявил, что они были уничтожены, не представив никаких доказательств.

Иракские программы в области ОМП заботили не только Соединенные Штаты. К 2001 году английская, израильская и немецкая разведки тоже пришли к выводу, что Ирак, по всей видимости, достаточно далеко продвинулся в деле создания ядерного оружия и во второй половине нынешнего десятилетия будет способен изготовить одну-две атомные бомбы. Немцы паниковали больше других: в 2001 году они заявили, что Багдад сможет собрать свой первый атомный боеприпас уже в 2004 году. И не только правительства, но и некоторые неправительственные организации утверждали, что Ирак строит объекты, которые можно использовать для обогащения урана и производства делящихся ядерных материалов для атомной бомбы.

Французы, россияне и китайцы, у которых хорошие разведки, до войны ни разу не выступали с заявлениями о том, что они сомневаются в том, что Багдад тайно осуществляет программы разработки ОМП. Они только всегда не соглашались с Соединенными Штатами в отношении того, что следует делать с Ираком.

Суть дебатов о сфальсифицированных данных разведки сводится к одному: выбор момента для начала войны. Почему нужно было нападать на Ирак весной 2003 года? Почему нужно было отодвигать в сторону все неотложные политические приоритеты? Администрации Буша-младшего всегда трудно соотносить с фактами именно эту сторону вопроса. И, как это ни печально, надо признать, что некоторые в администрации США "препарировали" необработанные данные разведки, чтобы склонить американскую (и мировую) общественность к поддержке своей войны против Ирака в нынешнем году.

Перед войной администрация США пыталась привлекать внимание общественности к наиболее тревожащим сообщениям, например, к прогнозу разведки, касавшемуся того, насколько близок Ирак к обладанию ядерным оружием. Западные разведки в целом были согласны, что Ирак сумеет создать одну-две атомные бомбы в срок от четырех до шести лет, хотя некоторые утверждали, что этот срок измеряется одним-двумя годами в единственном случае, если иракцы купят делящийся материал на черном рынке. Последнее считалось не особенно вероятным. Иракцы пытались купить такие материалы с 1970-х годов и так и не сумели.

Тем не менее, некоторые официальные лица в администрации Буша-младшего были склонны подчеркивать возможность создания иракского ядерного оружия скорее в срок 1 или 2 года, чем в срок 4-6 лет. Нет нужды говорить, что, если бы американский народ думал, что до создания Багдадом ядерного оружия остается еще много лет, а не месяцев, его поддержка войны против Ирака этой весной была бы не такой решительной.

Администрация США принуждала аналитиков разведки, выдававших осторожные оценки по срокам создания иракского ядерного оружия, изменять свои выводы в пользу более коротких сроков, либо вообще молчать. Уже после окончания иракской войны стали известны уличающие отдельных членов администрации США факты "препарирования" данных разведки. Имеются сообщения, что администрация знала о том, что донесения о закупке иракцами обогащенного урана в Африке базируются на поддельных документах, но позволила президенту США их озвучить. Если это правда, тогда администрация США повинна в серьезном правонарушении.

Какими бы важными ни были дебаты относительно иракских программ ОМП, сегодня более важен вопрос, а в чьих руках теперь находится это оружие. Если выяснится, что две найденные мобильные лаборатории в самом деле предназначаются для производства биологических рецептур, тогда возникает вопрос: где еще 22 таких лаборатории, о которых нам в свое время сообщали члены иракской оппозиции? Где они, в Сирии, в Иране, в Иордании? Или все еще где-то в Ираке? А может, они попали в руки Усамы бен Ладена (Osama bin Laden) и его сподвижников?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.