После 11 сентября Ноам Чомски (Noam Chomsky) опубликовал книгу под таким же названием "11 сентября", в которой было собрано несколько работ, отражающих эпохальную важность событий, произошедших в этот день в Нью-Йорке и Вашингтоне. В Испании книга была опубликована под названием "Пираты и императоры. Международный терроризм в современном мире", и ее содержание помогает нам проследить преемственность во внешней политике Соединенных Штатов на протяжении двух последних десятилетий, когда страной правили Рональд Рейган (Ronald Reagan), Джордж Буш-старший (George Bush), Билл Клинтон (Bill Clinton) и Джордж Буш-младший.

Заглавие книги Чомски взято из исторического анекдота, рассказанного Блаженным Августином. Александр Македонский захватил в плен пирата и спрашивает его: "Как осмеливаешься ты тревожить море?". На этот вопрос пират отвечает: "Как осмеливаешься ты тревожить целый мир? У меня всего лишь одна маленькая лодка, и потому меня называют преступником. У тебя же - целый флот, и потому тебя зовут императором".

По мнению Чомски, ответ пирата "с достаточной степенью точности отражает взаимоотношения между Соединенными Штатами и второстепенными актерами, выступающими на сцене международного терроризма". Термин терроризм потерял свое значение для тех влиятельных правительств, которые занимаются терроризмом на государственном уровне, одновременно контролируя при этом образ мыслей своих граждан и способ их выражения. Для сильных мира сего термин терроризм вновь обретает значение лишь в случае, когда его проводят те, кто стоит по другую сторону линии фронта.

Чомски пишет, что проводя в оккупированной Европе карательные операции, офицеры гестапо также руководствовались "необходимостью борьбы с терроризмом". На протяжении трехсот страниц книги мы становимся свидетелями тому, как в жертв международного терроризма превращались кубинцы, жители Центральной Америки, ливанцы, а в последнее время - иракцы. А карающей рукой терроризма является самое могущественное государство на планете и его наемный убийца - Израиль. Они систематически нарушают нормы международного права, занимаются провокациями, постоянно пользуются запрещенными видами вооружения, клеветой и манипуляциями. Об этом Чомски писал еще в 1989 году: "Существует два способа изучения проблемы терроризма. Можно воспринимать это понятие буквально и заниматься серьезным его рассмотрением. Либо можно изучать это понятие как пропагандистский термин, понимая терроризма как инструмент на службе определенной силы". Вне всякого сомнения, Вашингтон пошел по второму пути.

Сегодня, по прошествии стольких лет и после окончания холодной войны, проведенный Ноамом Чомски анализ боен, устроенных в Ливане и Центральной Америке Израилем и Штатами, может послужить иллюстрацией к самому темному периоду истории государств, которые сегодня объявляют себя оплотом борьбы за права человека. И при этом вновь и вновь - сегодня в Ираке, и никто не знает, где еще в ближайшем будущем - мы видим ту же самую историю ужаса и смерти. Мне довелось побывать в обоих этих регионах и своими глазами увидеть печальную и шокирующую реальность, описанную Чомски. Целая армия свидетелей, переживших этот кошмар в Сальвадоре, Гватемале, Гондурасе и Ливане, поведали мне о страданиях мирных жителей, перенесенных от рук тех, кто действовал иногда во имя борьбы с коммунизмом, иногда - во имя борьбы с терроризмом.

Все эти люди на собственной шкуре пережили кровавые бойни в крестьянских коммунах, обстрелы городов, пытки наемников, специально обученных в Соединенных Штатах и карательные операции, проводимые эскадронами смерти и спланированные их американскими советниками. В своей книге Чомски излагает факты и приводит различные свидетельства, дополняющие историю резни, устроенной израильтянами в Сабре и Шатиле (Ливан); бомбардировки, проведенные при поддержке американцев в Морасане (Сальвадор); кровопролития, устроенные никарагуанскими контрас на американские деньги в Эстеле (Никарагуа), репрессии против индейцев киче в Гватемале. И я вновь переживал эти ужасы с родственниками жертв и теми, кто перенес бесчисленные издевательства, совершенные во имя демократии и во имя борьбы с коммунизмом или терроризмом.

И в то время, когда происходили все эти события, мировое общественное мнение - и прежде всего мнение самих американцев - систематически обманывалось средствами массовой информации, подчиняющимися аппарату власти. И сегодня та же самая история - те же методы, та же ложь - повторяется в Колумбии, Палестине и Ираке.

И, если уже тогда различные международные организации показали свою неэффективность перед всевозможными запретами и вето, которые Соединенные Штаты накладывали как на резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, так и на резолюции СБ ООН, то со временем стало ясно, что подобная беспомощность может еще больше увеличиться.

В свою очередь средства массовой информации продемонстрировали склонность к двойным стандартам при освещении различных событий. Так убийство американского инвалида во время захвата круизного лайнера "Achille Lauro" (октябрь 1985 года) вошло в анналы истории терроризма. А смерть изрешеченного пулями палестинского инвалида, пытавшегося в 2001 году в Дженине спастись от расстрела на своем инвалидном кресле, над которым развевался белый флаг, была обойдена вниманием. В то время, как за годы израильской оккупации Ливана (1978 - 1992) в северных районах Израиля погибло 29 израильтян, в самом Ливане в результате израильских бомбардировок люди гибли тысячами. Первым были выделены первые полосы газет, вторым досталось одно лишь молчание. Когда никарагуанские контрас и ангольская УНИТА уничтожали гражданское население, пытаясь дестабилизировать народное правительство, их называли освободителями, когда же за свои права начинали бороться Организация Освобождения Палестины или члены крестьянских коммун - о них говорили, как о террористах.

Как отмечает Чомски: "Когда Соединенные Штаты и их сателлиты совершают зверства, достойные быть названными терроризмом, их действия либо исчезают со скрижалей истории, либо преподносятся как репрессивные меры или меры самообороны, предпринятые во имя демократии и борьбы за права человека".

США являют собой единственный в своем роде пример одновременного отсутствия каких бы то ни было ограничений свободы выражения своих мыслей и наличия "досягаемых и эффективных методов, используемых для ограничения свободы слова". Эту самую систему Чомски называет "промывка мозгов свободой". "Цензура в буквальном смысле этого слова в Соединенных Штатах практически не существует, однако контроль над сознанием можно считать процветающей индустрией, которая вне всякого сомнения необходима в свободном обществе, основанном на принципе принятия решений элитой при пассивном соглашательстве со стороны остальной части общества".

Оправдание в средствах массовой информации государственного терроризма со стороны американских властей, повергает в ужас. Обратите, к примеру, внимание на главную страницу "The New York Times", освещающую бомбардировке американской авиацией ливийской территории, в ходе которой погибло более сотни человек. Заголовок гласит: "Ради спасения будущей Наташи Симпсон", - намекая на жертву терактов, совершенных в аэропортах Вены и Рима в декабре 1985 года и, как впоследствии было доказано, не имеющих к Ливии никакого отношения.

Согласно фактам, содержащимся в книге Чомски, самым кровавым терактом 1985 года стал взрыв самолета авиакомпании Air India, в результате которого погибло 329 человек. По предположению, террористы прошли курс подготовки в лагере парамилитаристов в Алабаме. В том же самом году в Бейруте была взорвана машина, начиненная взрывчаткой. Этот теракт, стоивший жизни 80 мирным жителям, был проведен ливанскими службами безопасности, проходившими подготовку в ЦРУ. В следующем году самыми кровавыми преступлениями террористов, совершенными в странах Средиземноморья и на Ближнем Востоке, стали бомбардировка ливийских территорий и взрывы в Сирии, в результате которых погибло 150 человек. Авторство - израильские спецслужбы.

Серийный убийца генерал Сухарто (Suharto) был "умеренным" правителем, пользовавшимся уважением, в то время как "группа взаимной поддержки, организованная религиозными деятелями в Сальвадоре, считается "радикальной" и потому должна быть уничтожена американскими наемными формированиями". После падения кровавых, но при этом дружественных американскому правительству диктатур Сомосы (Somoza) в Никарагуа и шаха Пахлеви (Pahlevi) в Иране, американская элита выражает глубокую обеспокоенность правами человека и положением демократии в этих странах, где новое правительство пользуется поддержкой населения.

Положение Ливии в восьмидесятых годах до крайности напоминает сегодняшнюю ситуацию с Ираком. В 1986 году Чомски писал о проводимой США политике в отношении Ливии: "Развернутая Рейганом кампания по борьбе с международным терроризмом была наиболее очевидным решением, принятым в соответствии с проводимой им доктриной: экспансия государственного сектора экономики, перевод средств бедных слоев общества богатым и более активная внешняя политика. Продвижение подобной доктрины будет происходить с большей легкостью, если общество будет запугано существованием какого-либо ужасного врага, готового уничтожить нас". Ливия прекрасно подходила под это описание: это было репрессивное общество, в котором уже проводились казни инакомыслящих ливийцев. Приведенная цитата вряд ли может быть более актуальной, если вспомнить о повторении сегодня той же истории в отношении Ирака.

И так же, как и сегодня, в СМИ без конца звучала ложь. Для оправдания финансирования деятельности никарагуанских контрас была вымышлена оккупация Гондураса Никарагуа. Постоянно раздавались обвинения в адрес Кубы о финансировании террористов, но ничего не говорилось о террористических операциях, проводимых против Кубы и управляемых из Майями.

Способность сеять насилие и смерть достигла одного из своих самых драматичных эпизодов во время израильской оккупации Ливана. В Ливане столкновения между христианами и мусульманами оставили кровавый след длиной в несколько тысяч мертвых, но это противостояние, как я смог убедиться лично, было забыто после вывода израильских войск, потому как именно они провоцировали вспышки ненависти между двумя общинами. Когда я посетил тюрьму Хиам, построенную в 1985 году израильтянами на юге Ливана, и побывал в камере пыток, то содрогнулся от ужаса, представив, каких же пределов жестокости может достигнуть человек. Здесь мы можем вспомнить и о республиках бывшей Югославии, в которой ненависть между проживавшими на ее территории народами насаждалась извне.

Однако международный терроризм, если говорить о проводимой Штатами внешней политике, отнюдь не нов, это даже не изобретение восьмидесятых голов прошлого столетия. Уже за два десятилетия до этого американцы проводили террористические операции против Кубы. В 1961 году в распоряжении ЦРУ находились бюджетные средства (560 миллионов долларов), которые шли на финансирование спецгруппы "Мангуста", организовывавшей бомбардировки гостиниц и прочих кубинских зданий, заражавшей скот и сельскохозяйственные посадки, добавлявшей отравляющие вещества к сахару, экспортируемому с Кубы и т.д.

Так мы добрались до событий 11 сентября: "Новое тысячелетие не заставило долго ждать и породило два жесточайших преступления.. Первое - нападение, совершенное террористами 11 сентября, второе - реакция на него", - пишет Чомски.

Автор книги проводит параллель между двумя проявлениями терроризма: событиями 11 сентября и последовавшей на них реакцией: "В обоих случаях эти преступления считаются обоснованными и уместными, даже достойными - в соответствии с убеждениями каждого из совершивших их - они даже оправдываются, используя одни и те же выражения". "Однако, - продолжает Чомски, - заявления антагонистов совпадают не во всем. Когда бен Ладен (bin Laden) говорит о наших землях, речь идет о мусульманских территориях.. Когда же о наших землях говорят Буш (Bush) и Блэр (Blair), они имеют в виду весь мир. Подобное различие является показателем силы того и другого противника".

Чомски вспоминает, как издатели "New Republic" не скрыли намерения Буша в отношении Афганистана и подтвердили в номере от 5 ноября 2001 года распространяемую ложь о восстановлении и демократизации страны: "если мы оставим погруженную в хаос страну, которая не может служить базой для подготовки наших врагов, мы сможем считать, что наша цель выполнена". "Кроме того, нам стоит отказаться от мысли о восстановлении страны", потому как это не наша забота. В результате, через два года, прошедших с момента бомбардировки Афганистана, "Amnesty International" сообщает, что положение с внутренней безопасностью обстоит хуже, чем прежде, ЮНИСЕФ заявляет, что каждый второй ребенок страдает от истощения, а международное управление ООН по контролю за нераспространением наркотиков приводит данные, согласно которым производство опийного мака выросло в 18 раз.

Похоже, что сегодня весь мир придерживается одного и того же мнения, что терроризм - это операции, проводимые палестинцами и иракцами после американской оккупации. Однако здесь стоит вспомнить резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН, принятую 155 голосами при двух против (США и Израиль), в которой говорится о международном терроризме. В этой резолюции записано, что законным правом каждого народа является сопротивление иностранным оккупантам. Указанная резолюция осуждает международный терроризм и призывает все государства на борьбу с этой болезнью, "не подразумевая при этом лишение стран права на свободное самоопределение, свободу и независимость, как это следует из Письма ООН".

Речь идет, прежде всего, о странах, которые были силой лишены этого права - страны, находившиеся под колониальным режимом правления, подвергшиеся иностранной оккупации и страдающие от иных формам насильственного правления. В соответствии с упомянутыми документами за этими странами признавалось право на борьбу за независимость, право на оказание помощи в этой борьбе и ее получение. Вполне очевидно, что положение и палестинцев, и иракцев полностью соответствует описанной ситуации, следовательно, в соответствии с резолюцией ООН, международное сообщество признает право этих народов на борьбу против оккупации и получение помощи из любой страны мира.

Еще один из высказываемых Чомски тезисов говорит о том, что окончание холодной войны никоим образом не смогло унять воинственный настрой Соединенных Штатов. Иными словами, вовсе не Советский Союз являлся противником США, а "туземный национализм". То есть, стремление народов быть хозяевами своей судьбы и своего будущего. "Всего лишь через несколько недель после падения берлинской стены, Соединенные Штаты оккупировали Панаму, что привело к гибели сотен и даже тысяч мирных жителей, и наложили вето на две резолюции СБ ООН". Исчезновение советского противовеса, вопреки всем ожиданиям, что подобная ситуация избавит США от необходимости проявлять воинственность, привело к тому, что "впервые за долгие годы Соединенные Штаты смогли прибегнуть к силе, не беспокоясь о реакции русских", - как сказал после оккупации Панамы один из представителей Госдепартамента США. Оказалось, что предложенный после окончания холодной войны администрацией Буша проект выделения бюджетных средств на нужды Пентагона - уже без предлога "русские идут" - оказался еще больше, чем прежде.

Чомски приводит весьма красноречивое высказывание президента Малайзии Махатхира (Mahathir), произнесенное им после окончания холодной войны: "Парадоксальным образом сложилось так, что самой большой катастрофой для нас, убежденных антикоммунистов, стало падение коммунизма. Конец холодной войны отнял у нас единственную возможность влияния: возможность дезертировать. Теперь нам уже не к кому обратиться".

Чомски напоминает всем, что "мир может быть трехполярным, если пользоваться экономическими терминами, однако он радикальным образом однополярен, когда речь идет о насилии". "Еще до событий 11 сентября Соединенные Штаты тратили больше 15 крупнейших стран мира на оборону, что, как обычно, подразумевает на нападение".

Не могу закончить свою статью иными словами, кроме как цитатой из книги Чомски, призывающего к сопротивлению: "Позитивный аспект заключается в том, что господствующие авторитарные системы правления слабы, и они знают это. Делается громадное усилие по развитию жестких программ с целью нейтрализовать массовые народные движения, зародившиеся во всех уголках планеты, вызывающие крайние опасения и приобретшие невиданный размах. Нет причин для того, чтобы забыть об этих усилиях, и есть множество причин, чтобы прикладывать их. Существует большое число вариантов для решения существующих проблем. Требуется, как всегда, лишь одно - воля и самоотдача, чтобы найти их". Примеров - добавлю от себя - достаточно, иракский и кубинский народ лишь два из них.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.