Автор является профессором по правам человека в Школе имени Кеннеди при Гарвардском университете

24 декабря 2003 года. В последние дни года, в котором Ирак и возглавляемая Соединенными Штатами война превратились в глобальный референдум по американскому могуществу, поражает не всесилие Америки, но пределы американской силы. Те самые военные, которые захватили Ирак за 3 недели, вот уже девятый месяц не могут подавить сопротивления низов иракского общества. Те самые разведывательные возможности, которые позволили выследить Саддама Хусейна (Saddam Hussein) в его крысиной норе, пока бессильны в случае с Усамой бен Ладеном (Osama bin Laden).

По прошествии 2 лет с момента своего заявления, что они переносят войну на территорию противника, Соединенные Штаты все еще не могут честно заявить, что мир в результате этого стал более безопасным.

Главная проблема Америки - не ее враги, а ее друзья. Из-за Ирака распался старый альянс времен "холодной войны", и прежние союзники, такие, как Канада, Франция и Германия, обнаружили, что могут безнаказанно выступать против Соединенных Штатов. При всех разговорах об американской империи цена несогласия с Америкой упала. Эти заблудшие друзья, разумеется, будут наказаны, но такие штрафные санкции, как, например, отлучение от контрактов на восстановление Ирака, могут, в конечном счете, еще больше навредить самим Соединенным Штатам и делу строительства нации в Ираке.

Не предавшие Америку друзья, такие, как Испания, Великобритания и Италия, заплатили высокую цену за свою лояльность, тогда как отколовшиеся от нее друзья познали силу, которая проистекает из их способности не признавать легитимности действий Америки.

В Ираке легитимность бесценна, ибо она превращает мощь Соединенных Штатов во власть. Без легитимности оккупация никогда не станет актом освобождения. Без нее все боевые машины пехоты "Bradley", танки "Abrams" и вертолеты "Blackhawk" не сумеют заставить иракцев принять американцев как своих партнеров в путешествии к демократии.

Легитимность иракской операции, настаивают официальные лица администрации США, зависит от иракцев, а не от Организации Объединенных Наций (ООН) или мирового общественного мнения. Если Ирак станет демократической, в определенном смысле, страной, то вся операция будет в ретроспективе оценена как легитимная вне зависимости от того, была ли на стороне Америки ООН и одобряла ли ее действия мировая общественность.

Даже если удастся добиться легитимности ex post (задним числом - лат.), расходы на односторонние силы без легитимности ex ante (имевшие место раньше - лат.) оказались огромными. Джорджу Бушу-младшему (George W. Bush) стоит лишь сопоставить эту войну с войной своего отца. Первая война в Персидском заливе была оплачена друзьями и союзниками Соединенных Штатов. Вторая война в Персидском заливе целиком ложится на плечи американских налогоплательщиков. Там, где интервенции США пользовались легитимностью и поддержкой союзников - в Боснии, Косово и Афганистане - Соединенные Штаты имели возможность перераспределить бремя расходов, передав часть их союзникам, и планировать свой уход. В Ираке им придется нести расходы преимущественно в одиночку, а перспективы вывода войск не видно.

К концу года выяснилось, что проблемой Соединенных Штатов является не только бремя войны и реконструкции, но также и восстановление дисциплины альянса, которая позволяла им возглавлять западный лагерь во времена "холодной войны". Трансатлантический раскол наступил вследствие основополагающих разногласий в отношении того, как противодействовать стратегической угрозе от злодейских режимов, от оружия массового поражения (ОМП) и от возможной передачи этого оружия террористам. Соединенные Штаты рассматривали эту угрозу через призму террористических атак 11 сентября 2001 года и решили, что любой, пусть даже минимальный, риск разработки ОМП и попадания его в руки режима Хусейна является неприемлемым. Союзники Америки отказались признать, что этот риск оправдывает войну и оккупацию. Неудача в деле поисков ОМП (в Ираке) только лишь углубила раскол в союзническом лагере.

Реакцией Соединенных Штатов на развал дисциплины в альянсе стало превращение неоспоримого права на самозащиту в сомнительное право на одностороннюю упреждающую акцию. Европейские союзники Америки отреагировали на это поучениями американским политикам относительно опасностей односторонних действий и необходимости основанного на законности международного порядка. Беда этих поучений в том, что они ничем не способствуют устранению общей угрозы, хотя и позволяют европейцам ощущать собственное превосходство.

Поскольку это серьезный раскол по жизненно важному стратегическому вопросу, преодолеть его можно только, если Соединенные Штаты и их союзники признают, что их интересы совпадают. Пусть даже Америка является главной целью международного терроризма, а ее союзники - всего лишь цели второстепенные, все государства заинтересованы в безопасности своих границ, общих режимах экстрадиции, обмене разведывательной информацией и поддающихся принудительному воплощению в жизнь системах контроля над вооружениями, который предотвращает их попадание в руки террористических группировок.

Даже американцы, всегда подозрительные к органам ООН, предпочитают направить представителей Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и инспекторов ООН по вооружениям в Ливию, чем принуждать Муаммара Каддафи (Muammar Gaddafi) к повиновению воздушными бомбардировками. Куда лучше направить трех европейских министров иностранных дел, чтобы убедить иранцев не превращать свою ядерную программу в военную, нежели Соединенным Штатам снова предпринимать рискованную попытку смены правящего режима в этой стране. Унилатерализм (unilateralism - политика односторонних действий - прим. пер.) бывает полезным, но у него тоже имеются ограничения.

Ахиллесовой пятой американской мощи является неспособность Америки понять свою зависимость от других. Она зависит от Мексики и Канады в вопросе безопасности своих границ; ей нужны полицейские силы Европы, чтобы вести наблюдение за террористическими ячейками в исламской диаспоре. Она неспособна сдержать ядерную угрозу Северной Кореи без помощи китайцев, японцев и южнокорейцев. Сохранение пакистанского режима и предотвращение попадания пакистанского ядерного оружия в руки террористов требует сотрудничества с правительством Индии.

Без друзей и союзников война против террора окажется проигранной. Там, где Соединенные Штаты объединяют усилия с усилиями других, улучшается безопасность всех, особенно их собственная. Война с террором не является исключением из этого правила.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.