Пол О'Нил (Paul O'Neill) полагал, что если кто и может выслушать его, так это Дик Чейни (Dick Cheney). Оба вместе работали в администрации президента Форда. Когда будучи министром финансов в администрации Буша, О'Нил вел проигрышное сражение против очередной кампании по снижению налогов, он полагал, что его давний коллега поддержит его аргументы. О'Нил полагал, что существует риск финансового кризиса и дальнейшее снижение налогов усилит эту опасность. Однако другие представители администрации не согласились с ним и решили использовать в своих интересах историческую победу Республиканской партии на выборах в Конгресс США в 2002 году.

Конечно, Чейни мог бы не проявлять такого самодовольства. Он мог бы выслушать О'Нила. На совещании по проблемам экономики в кабинете вице-президента О'Нил заявил о том, что рост дефицита госбюджета угрожает экономике. Чейни небрежно прервал его мысль. «Рейган доказал, что дефицит госбюджета не представляет опасности», - подчеркнул он. О'Нил был слишком ошеломлен, чтобы ответить. Чейни продолжал: «Мы выиграли промежуточные выборы. Мы заслужили эту победу».

Месяц спустя Пол О'Нил был уволен, так завершилось его, полное сложностей, двухлетнее пребывание на посту министра финансов, в ходе которого он приобрел известность благодаря своим искренними заявлениям и спорам, которые за ними следовали. Однако администрация США не особо ценила откровенные высказывания своего высокопоставленного чиновника.

Сейчас Пол О'Нил в том же бодрящем стиле излагает свои мысли в книге, написанной лауреатом Пулитцеровской премии Роном Зюскиндом (Ron Suskind). Книга озаглавлена так : «Цена лояльности: Джордж Буш, Белый дом и просвещение Пола О'Нила». В ней рассказывается о том, каким образом бывший руководитель компании Alcoa попал в администрацию США, а затем покинул ее. В книге изображается весь путь О'Нила с момента возвращения в Вашингтон для работы в команде президента Буша до его разочарования и отставки по итогам сюрреалистической беседы с Чейни.

Работая над созданием книги, Рон Зюскинд имел доступ к документам и записям, которые повествуют о 23 месяцах пребывания О'Нила на посту министра, в том числе - к 19 тысячам страниц документов на CD-ROM. О чем же говорят записи О'Нила? Согласно книге, в течение всего срока его пребывания на посту министра идеология и избирательная политика настолько доминировали над внутренней политикой, что нередко было невозможно осуществлять рациональный обмен идеями.

Рассеянный президент настолько мало вникал в суть ряда важных проблем, что главные чиновники администрации терялись в догадках по поводу его позиции даже после встреч с ним с глазу на глаз. Чейни изображается в книге как неудержимый человек, которого не могут остановить нелицеприятные факты и который ведет политику администрации к намеченной цели.

Тон повествования в книге О'Нила не является гневным или мрачным, тем не менее ее появление вызвало нервную реакцию администрации. «Мы не слушали его, когда он был здесь. Почему же мы должны слушать его теперь?», - задается вопросом высокопоставленный советник администрации. И все же мысли О'Нила в книге излагаются в нелицеприятной форме. В интервью журналу Time О'Нил, который входил в Совет по национальной безопасности, подчеркивает, что вопрос о судьбе Саддама активно обсуждался уже с первых дней работы нынешней администрации.

Он весьма скептически высказывается по поводу войны в Ираке. "За эти 23 месяца, которые я находился в администрации, я никогда не видел каких-либо признаков, свидетельствующих о наличии в Ираке оружия массового поражения, - заявил он в интервью Time. - Делались утверждения. Но я знаю различие между доказательством и утверждениями. Я никогда не видел в сообщениях разведки ничего такого, что говорило бы о существовании реальных доказательств».

Уже после первой встречи с президентом США у Пола О'Нила сложилось о нем мнение как о безответственном и загадочном лидере, и это мнение в корне отличается от оптимистической версии брошюры Белого дома, в которой подчеркивается любознательность Буша, который скоропалительно расспрашивает своих помощников о текущих проблемах.

Пол О'Нил говорит о том, что Буш редко задавал вопросы и редко давал распоряжения, и в этом его отличие от Никсона и Форда, с которыми О'Нил также работал. «Я задавался вопросом о том, знал ли президент о том, какие вопросы нужно задавать. Может, он знал, но не хотел знать на них ответы? - пишет О'Нил в своей книге. - Или же его стратегия заключалась в том, чтобы никогда не показывать, каково его мнение?» В ходе заседаний Буш был также отчужден, отмечает автор.

Описывая атмосферу, царящую в администрации, Пол О'Нил подчеркивает, что в течение двух лет, пока он работал там, президент Буш был похож на «слепого человека в комнате, заполненной глухими людьми». О'Нил не исключает, что тактика Буша как раз в том и заключается, чтобы его советники всегда догадывались о его мнении. О'Нил также весьма резко оценивает стиль руководства Буша: он изображен как человек, которому не удалось стать лидером.

Его помощникам оставалось угадывать позицию Буша по таким проблемам, как налоговая политика, глобальное потепление и Северная Корея. По словам О'Нила, иногда его советники вынуждены были озвучивать свои идеи в прессе только для того, чтобы узнать реакцию самого Буша. Когда заявления президента противоречили высказываниям его советников, это приводило к публичному унижению. Так, заявления Буша по Северной Корее прозвучали диссонансом высказываниям Колина Пауэлла.

Если мысли президента было трудно читать, то процесс принятия решений в Белом доме был еще более таинственным. Каждый раз, когда О'Нил пытался собрать оперативные данные и использовать их в дебатах, он приходил к выводу о том, что обсуждения не получится. Президент «однозначно склонялся к сильным идеологическим позициям, которые не были полностью продуманы», считает он.

Когда О'Нил пытался получить от вице-президента установку о том, каким образом можно создать систему, которая будет способствовать бурным дебатам, в ответ звучало ворчание. Скоро О'Нил понял, что его пути с Чейни расходятся. «Я понял, почему Дик только кивал головой, когда я говорил ему обо всем этом. Таков был стиль работы Дика», - говорит он в своей книге.

Там, где не побеждала идеология, выигрывала избирательная политика. Отвергая мнение многих своих советников, президент Буш решил ввести пошлины на импорт стали, чтобы понравиться избирателям в таких ключевых штатах, как Пенсильвания, Западная Виржиния и Огайо.

Кажется, Белый дом сначала подбирает факты, а затем, приняв решение о свержении Саддама, использует эти факты таким образом, чтобы они оправдывали цель. Таков неизбежный вывод, который следует из повествования О'Нила. Хотя он не забывает похвалить ЦРУ, тем не менее, он отмечает, что Белый дом трактовал данные разведки в выгодном для себя свете. «С самого начала мы начали изучать вопрос о том, как свергнуть Саддама и сменить режим в Ираке», - говорит он.

Однажды Чейни позвонил О'Нилу: «Пол, президент решил произвести некоторые изменения в экономической команде, которые касаются и тебя». Так бескровным путем он был уволен с поста министра финансов, что потрясло его. Но дальнейшее шокировало его еще больше. Чейни попросил его публично заявить, что решение покинуть Вашингтон, "было собственным решением О'Нила». Однако О'Нил отказался, заявив: «Я слишком стар, чтобы учиться врать».

О'Нил выражает надежду, что откровенный разговор в книге о недостатках процесса принятия решений в Белом доме акцентирует внимание общества на политической и идеологической междоусобице, которая охватила Вашингтон и не позволяет хорошим идеям превратиться в законы. Он верит в то, что его книга поможет изменить эту атмосферу.

Спросите его, какой цели его книга должна достичь, и он будет говорить всерьез о реформе системы социального обеспечения. Он считает, что до тех пор, пока администрация будет избегать честного диалога и не освободится от партийных пристрастий, в Вашингтоне не будет возможным принятие решительных мер.

Лояльность - это качество, которое больше всего ценится в Белом доме, считает О'Нил. В своей книге он показывает, какая судьба ожидает тех, кто не проявляет лояльности. Но при этом он полагает, что даже перед лицом неизбежного гнева Белого дома он, излагая свои мысли, демонстрирует лояльность по отношению к истине, которую он так высоко ценит. В своей книге О'Нил говорит Зюскинду: «Я пожилой человек, я богат. И они не смогут навредить мне».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.