В эти дни по запросу московских коллег в рамках истории вокруг российского нефтяного концерна ЮКОС прокуратура Швейцарии заблокировала несколько миллиардов франков. До сих пор это самая большая сумма, которая когда-либо блокировалась в Швейцарии в рамках оказания правовой помощи. Как показывает опыт отношений с Россией, возможен юридический спор не на один год.

Данный случай с его нечеткими очертаниями бросает, тем не менее, свет на отношения между Швейцарией и Россией. В 1998 году Генеральная прокуратура России и Федеральная прокуратура Швейцарии подписали меморандум о 'непосредственном и облегченном' сотрудничестве в сфере борьбы с отмыванием денег и организованной преступностью. Летом 2002 года российская милиция и Федеральное криминальное ведомство Швейцарии тоже договорились о 'непосредственном' обмене.

За этим сотрудничеством стоит оправданное стремление добиваться большей эффективности, и оперативное блокирование счетов является, разумеется, частью такого сотрудничества. Правда, блокирование осуществляется по запросу из-за рубежа в том случае, если соответствующее государство подтверждает подозрения.

Счета остаются заблокированными до вынесения судебного решения, а ждать его можно не один год. Порой блокирование счетов (и именно в рамках противостояния с политической подоплекой) оказывается намного более серьезным наказанием. В частности, Федеральная прокуратура недавно заявила, что она не будет ни ассистентом, ни пособником российских органов юстиции.

Надо надеяться, но одних заверений недостаточно. Надо детализировать, в какой степени и с помощью каких средств проверяются предпосылки для оказания правовой помощи. Дело в том, что своим определением Федеральная прокуратура допускает, что применение права (а, тем самым, и оказание правовой помощи) не логический процесс, а процесс оценочного характера.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.