Известный историк Джон Льюис Гаддис размышляет о том, является ли Джордж Буш благословением или проклятием для нации и сравнивает нынешнее состояние Соединенных Штатов с кризисом 1814 года и Перл-Харбором.

События 11 сентября стали наиболее драматичным, не имевшим прецедентов, эпизодом американской истории, потому как в один день были совершены нападения на два жизненно важных центра: здание, являвшееся символом финансовой столицы Штатов и штаб-квартиру военного ведомства, расположенного в политической столице страны. Совсем немногие американцы знают, что, в действительности, у этих событий были свои предшественники: 24 августа 1814 года британские оккупационные войска подожгли Капитолий, Белый Дом, здания министерства финансов и военного ведомства. Известный историк Джон Льюис Гаддис (John Lewis Gaddis), преподаватель Йельского Университета и специалист по проблемам холодной войны, вспоминает об упомянутом событии в своей книге, которую можно считать интеллектуальной провокацией. В этой публикации Гаддис устанавливает параллели между проводимой Джорджем Бушем политикой и двумя другими 'великими стратегиями' XIX-го и XX-го веков, изменившими судьбу как самих Соединенных Штатов, так и всего мира в целом.

В эссе 'Surprise, security and the American experience' путеводной нитью Гаддису служит внезапность трех совершенных на Штаты нападений. Первым можно считать упомянутую выше агрессию британцев и поджоги. Лишь сильнейший ливень, пролившийся в ту ночь, не дал распространиться огню на весь город. Второе нападение на Соединенные Штаты было предпринято японцами, когда 7 декабря 1941 года они обстреляли американскую военную базу на Гавайях Перл-Харбор. Третий удар был нанесен 11 сентября 2001 года - самая смертоносная, впечатляющая, никогда прежде невиданная и неожиданная террористическая операция. По утверждения Гаддиса, ответной реакцией Соединенных Штатов в каждом из трех перечисленных случаев становилась политика экспансионизма, растягивавшаяся на несколько десятилетий и проводимая, как республиканскими, так и демократическими правительствами. После событий 1814 года подобные правила были установлены тогдашним Госсекретарем США при президенте Джеймсе Монро Джоном Квинси Адамсом (John Quincy Adams). Адамс, который так же, как и Джордж Буш (George Bush) - единственный сын американского президента, которому так же удалось занять этот пост - является автором так называемой 'доктрины Монро'. В тот момент Адамс понял, что единственным способом гарантировать будущую безопасность США и избежать повторного нападения на Вашингтон, станет распространение территориального господства Штатов на всю Северную Америку и полное предотвращение возможного проникновения западных держав. Его принципами стали - не говорят ли они ни о чем уважаемому читателю? - унилатерализм, возможность нанесения превентивного удара и установление своей гегемонии. И все последующие американские администрации использовали эту доктрину для того, чтобы отобрать у Испании Флориду, начать войну с Мексикой, аннексировать Техас и даже вступить в 1898 году в конфронтацию с Испанией после взрыва броненосца 'Maine' в порту в Гаване. Уже в XX-ом столетии президенты Теодор Рузвельт (Theodore Roosevelt), Ульям Тафт (William Taft) и Вудро Вильсон (Woodrow Wilson) последовали примеру своих предшественников для оправдания 'превентивных' интервенций Доминиканской республики, Гаити, Никарагуа и других стран 'заднего двора' Соединенных Штатов.

Вторая 'великая стратегия', названная Гаддисом в своей книге, рождается вследствие принятия Франклином Делано Рузвельтом решения о вступлении Штатов во вторую мировую войну после 'зловещего сюрприза' в Перл-Харборе. На тот момент обстоятельства потребовали, чтобы США сделали выбор в пользу мультилатерализма и сотрудничества с другими державами, что было необходимо для победы над фашизмом и японским империализмом. После завершения второй мировой войны эта же формула пригодилась при ведении холодной войны и свержении другой авторитарной системы ХХ-го столетия: советской модели коммунизма. Нанесение превентивного удара было невозможно, потому как он был эквивалентен ядерной катастрофе. В тот момент был сделан выбор в пользу 'сдерживания' противника. Рузвельт и все его последователи крайне успешно использовали международные союзы и сотрудничества с другими странами: НАТО, ООН, Бреттон-Вудскую валютную систему и т.д. И, если в XIX-ом веке Соединенные Штаты добились господствующего положения в Северной Америке, то в ХХ-ом столетии они смогли подчинить себе практически всю планету.

Окончание холодной войны заставило американцев провести переоценку своей 'великой стратегии', однако окончательные преобразования были предприняты лишь после сильнейшего удара, нанесенного американцам 11 сентября. Джордж Буш и его советники решили, что для борьбы с таким апокалиптическим и самоубийственным терроризмом не подходят ни сдерживание, ни разубеждение, кроме того, перестали они верить и в сотрудничество, если оно снабжалось критикой и оказывалось запоздалым. И потому американская администрация вновь склонилась к доктрине Джона Квинси Адамса и взяла на вооружение постулаты унилатерализма, возможности нанесения превентивного удара и установления своей гегемонии. В своей книге Гаддис с достаточным уважением отзывается о Буше: из-за его решительных и молниеносных действий после событий 11 сентября, 'великой стратегии', направленной на изменение ситуации на Ближнем Востоке и противостояния странам, покровительствующих терроризму.

Тем не менее, Гаддис оспаривает дипломатические ходы, предшествовавшие оккупации Ирака и сомневается в том, что насильственная демократия западного образца является лучшим вариантом урегулирования положения в этом регионе. Американский историк неоднократно отказывался комментировать в прессе свое произведение, потому как опасается, что его слова могут быть неправильно истолкованы. Гаддису не нравится, что такие ультраконсервативные источники как газета 'The Washington Times' отозвались о его книге как о выступлении в защиту Буша, сделанном ученым-демократом. Кроме того, историк отказывается высказать свое мнение по вопросу, стал ли Джордж Буш проклятием или благом для Соединенных Штатов. Гаддис пытается избежать примитивных выводов и предпочитает прятаться за сложностью существующих нюансов. Ясно лишь одно, что после событий 11 сентября, Соединенные Штаты стали придерживаться очередной 'великой стратегии', рассчитанной на длительный период времени.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.