Вашингтон, 4 апреля 2004 года. После 11 сентября американцы привыкли к новостям о военном присутствии США в дальних уголках бывшей советской империи: база в Узбекистане, команда военных инструкторов в Грузии, программа военного сотрудничества с Украиной. Спокойное отношение российского президента Владимира Путина к разрастающейся по соседству американской тени способствовало снижению беспокойства США относительно возможности вызвать антагонизм Москвы. И все-таки Россия и США, вполне возможно, встали на путь столкновения в бывших советских республиках, и у этих двух стран не остается иного выбора, кроме как согласиться на новые "дорожные правила", чтобы избежать столкновения.

Две важные тенденции диктуют необходимость нового modus vivendi (образ жизни - прим. пер.). Первая - это растущее военное присутствие США на периферии России, в сочетании с обязательствами США крепить безопасность и стабильность бывших советских республик путем их интеграции в евро-атлантические структуры.

Эти регионы сравнительно недавно вышли на первое место в американской повестке в области безопасности. Начиная с роспуска Советского Союза в 1991 году и его последствий, американская политика в отношении бывших советских республик была амбивалентной и иногда противоречивой. Американскую поддержку независимости этих республик перед лицом проводимой Москвой в отношении них жесткой политики уравновешивало желание Вашингтона сохранять отношения сотрудничества с Россией и защищать стратегические приоритеты США.

Террористические нападения 11 сентября внесли изменения в эти расчеты. Требования военной кампании США в Афганистане - и войны с терроризмом в целом - диктовали необходимость большего доступа в страны Средней Азии и Кавказа. Терроризм, неспособность государств и воинствующий ислам - а не российские посягательства - угрожали суверенитету соседей России. Никто из этих молодых и слабых государств не мог справиться с этими силами, а Россия тоже не могла решать задачи обеспечения их безопасности.

И вот, несмотря на ранимое отношение к этому вопросу России, на сцене появились Соединенные Штаты.

Распространение евро-атлантических структур на бывшие советские колонии сегодня является одним из столпов американского видения Европы и Евразии периода после "холодной войны". Это не означает их автоматического членства в НАТО, однако это все же предусматривает активное участие альянса в укреплении безопасности региона. На июньском саммите Организации Североатлантического договора в Стамбуле появится возможность вложить больше ресурсов и энергии в программу "Партнерство во имя мира", которая является главным локомотивом сотрудничества с теми, кто пока не является членом НАТО.

Вторая тенденция, которая может привести к столкновению между США и Россией, это появление в России широкого консенсуса по вопросу восстановления исключительной российской сферы влияния в соседних регионах. С момента распада Советского Союза российская политика в отношении ее соседей характеризуется неоднозначностью. Хотя российские силы безопасности и политический истеблишмент мечтали о восстановлении своей гегемонии над бывшими советскими республиками, сменявшие друг друга российские правительства были слишком слабы, чтобы реализовать эту цель или чтобы даже не позволить США влезть в соседствующие с Россией страны.

Здоровый экономический рост и возвращение порядка и стабильности способствовали росту уверенности в себе в российском политическом и отвечающим за безопасность истеблишменте. Российские избиратели тоже продемонстрировали свою поддержку более решительной политике в отношении бывших советских республик. Декабрьские парламентские выборы, которые были более точным индикатором настроений нации, чем состоявшийся в прошлом месяце президентский "конкурс красоты" с участием Путина и полудюжины маргинальных соперников, подчеркнули растущую общественную поддержку политических партий, призывавших к восстановлению российской сферы влияния в приграничных странах.

Четкое понимание интересов и приоритетов друг друга и согласие относительно правил сосуществования могли бы сократить риск американо-российской конфронтации. Для сотрудничества у них есть достаточно оснований.

Россия сохранила значительное экономическое, военное и политическое влияние на приграничные страны и, следовательно, способность причинить им вред. Хотя у нее недостаточно сил и средств для того, чтобы стабилизировать беспокойные бывшие колонии, ее поддержка или просто согласие на усилия других в этом направлении является непременным условием успеха.

В то же время Москва едва ли в состоянии, да и не проявляет желания наращивать напряженность в отношениях с Вашингтоном из-за присутствия Соединенных Штатов на своих прежних территориях. Хотя их гордость, возможно, была уязвлена, чиновники российского правительства и специалисты по национальной безопасности знают, что Соединенные Штаты оказывают стабилизирующее воздействие в беспокойном регионе, который Россия не способна умиротворить.

Представляется, что для Путина нежелательно усиление напряженности в отношениях с Соединенными Штатами из-за Грузии, Молдавии или какой-либо другой бывшей советской республики. Вопреки рекомендациям многих своих советников по внешнеполитическим вопросам, Путин поставил значительную часть своей репутации на идею американо-российского партнерства и теплых личных отношений с президентом Бушем-младшим (George W. Bush). Таким образом, серьезная неудача американо-российских отношений будет иметь для Путина персональные последствия.

Что касается Соединенных Штатов, они должны согласиться с тем, что Россия не только защищает свое наследие великой державы, но также и имеет законные интересы в соседних с ней странах. Например, Россия реально озабочена безопасностью и стабильностью Грузии. Но она должна научиться жить с приверженностью Соединенных Штатов делу независимости Грузии и, в конечном счете, ее территориальной целостности и суверенитета.

Сохраняющееся российское военное присутствие в Грузии, в нарушение своего обязательства вывести оттуда войска, является особенно колючим вопросом. Москва отчаянно сопротивляется давлению США и мирового сообщества в пользу вывода российских войск. Одним из возможных вариантов решения данной проблемы, если судить по опыту Прибалтики, может стать предложение России финансовой помощи в деле передислокации ее войск из Грузии на базы в России. Другим вариантом может стать интернационализация российского военного присутствия в Грузии под эгидой натовской программы "Партнерство во имя мира", в результате чего российские войска оказались бы под международным контролем, а Грузия получила бы заверения, что российское военное присутствие на ее земле не станет средством прямой оккупации или подрывной деятельности против нее.

Ни Россия, ни Соединенные Штаты не могут себе позволить ссориться из-за бывших советских республик. Вопрос о тайном сговоре или любой другой схеме раздела этих территорий на сферы влияния стоять не может. Компромисс и искренность в отношении интересов, мотивов и политики - вот правильные средства для достижения стабильности и безопасности в бывших советских республиках.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.