Спустя два месяца после выхода в свет книги 'Конец зла' Ричард Перл (Richard Perle) ушел со службы в Совете по оборонной политике - организации, обладающей большим весом при Пентагоне.

Причина, которую указал сам г-н Перл, заключалась в том, что он не хотел, чтобы его откровенные высказывания создавали неудобства администрации Президента Буша-младшего в год выборов. Но даже, несмотря на это, сам его уход явился поводом распространения разнообразных слухов.

Некоторые считали, что его отставка является признаком того, что неоконсерваторы начинают терять авторитет в Белом Доме. Принимая во внимание, что в Ираке до сих пор не найдено никакого оружия массового поражения, а восстановительные работы идут из рук вон плохо, кажется очевидным, что идейные вдохновители акции превентивного вторжения в Ирак, которое, якобы, должно было послужить катализатором демократических реформ на Ближнем Востоке, больше не управляют мнением той аудитории, которую они когда-то имели.

'Разрушительные последствия войны - это урок для администрации, и я думаю, что образу мессий, который, было, сложился вокруг неоконсерваторов, был нанесен сильнейший удар, - считает Анатоль Ливен (Anatol Lieven), старший сотрудник Фонда Карнеги в поддержку мира. - Их власть и влияние несомненно значительно ослабли'.

Чарльз Купчан (Charles Kupchan), старший сотрудник Брукингского института, полностью разделяет его мнение. 'После событий 11 сентября позиция консерваторов и традиционная, воинственная позиция США во многом совпадали. После войны в Ираке это уже не так. США теперь сидят за столом переговоров с Ливией и Северной Кореей, и на дружеской ноге контактируют с Китаем и Пакистаном, которые даже с натяжкой нельзя назвать демократическими государствами. . . А это никоим образом не совпадает с позицией неоконсерваторов', - заявил он.

Однако, в подобном духе обычно высказываются критики международной политики неоконсерваторов. А поэтому, может оказаться, что они просто принимают желаемое за действительное.

Во-первых, реальная причина отставки Перла все еще неясна. Однако есть мнение, что его уход из комитета по оборонной политики гораздо в меньшей степени связан с его политическими взглядами, чем с сообщениями некоторых СМИ о том, что он часто использовал свою служебную обязанность давать политические советы в своих личных интересах.

Во-вторых, выборы, которые г-н Перл приводит в качестве причины своего ухода из 'высшего света', могут оказаться хорошим отвлекающим маневром.

Роел Герехт (Reuel Gerecht), аналитик American Enterprise Institute, являющегося источником и вдохновителем всех идей неоконсерваторов, считает, что во время второго президентского срока Буша-младшего администрация будет преследовать те же цели, что и прежде.

'Вопрос установления демократии на Ближнем Востоке не исчезнет из повестки дня, и я не думаю, что президент США изменит свое отношение к нему на противоположное. Мне кажется, он всецело верит в свою правоту, и поэтому в случае победы на выборах он, несомненно, вернется к решению этой проблемы'.

И в-последних, и это самое важное, неоконсерваторы продемонстрировали, что они вполне способны эволюционировать со временем. Например, Роберт Каган (Robert Kagan), который объяснял различия американских и европейских взглядов на власть на примере сравнения Марса и Венеры, в одной из последних своих статей в Foreign Affairs попытался свести эти противоположности воедино.

Другой неоконсерватор, Уильям Кристол (William Kristol) - редактор Weekly Standard, заявил следующее: 'В наших взглядах не произошло коренных изменений. В чем-то я ошибался, однако я не собираюсь отрекаться от всего, что написал. Ближний Восток - дело тонкое. Некоторые его сферы вообще не могут быть подвергнуты реформам. Слишком самонадеянно говорить о том, что политика сдерживания больше нам не нужна. Нет, мы не откажемся от ее'.