9 апреля 2004 года. Джордж Буш-младший (George W. Bush) в телеинтервью незадолго до своего избрания президентом не смог назвать фамилию президента Пакистана. Однако, как утверждает его советник по национальной безопасности Кондолиза Райс (Condoleezza Rice), в предшествовавшие событиям 11 сентября месяцы президент Буш-младший уже был полностью информированным и одобрил подробный план оказания генералу Мушаррафу (Musharraf) помощи в деле прекращения поддержки "Аль-Каиды" в Афганистане. Как однажды спросил Гручо Маркс (Groucho Marx): "Кому вы верите: мне или тому, что видите своими глазами?"

Д-р Райс, выступая вчера со свидетельскими показаниями перед комиссией по расследованию обстоятельств нападений на Америку 11 сентября 2001 года, оказалась в очень трудном положении. Ей пришлось очень осторожно лавировать между обвинениями в адрес администрации в том, что та ничего не предприняла для противодействия "Аль-Каиде", и утверждениями, что администрация располагала возможностями помешать угонщикам самолетов 11 сентября. Тот факт, что д-р Райс вообще взошла на свидетельскую трибуну после многих недель отказа от публичного появления перед комиссией, стал признанием Белым домом грозящей ему опасности, учитывая приближающиеся выборы, рост активности Демократической партии и несколько многозначительных обвинений из рядов самой администрации, например, со стороны бывшего советника по терроризму Ричарда Кларка (Richard Clarke).

Как и можно было ожидать, первоочередной целью д-ра Райс было защитить от критики президента. Однако она не сумела убедить тех, кто следил за ее показаниями, в том, что сложившееся у них мнение о ситуации в Белом доме накануне 11 сентября - что ему едва удавалось имитировать наличие интереса к внешнеполитическим делам - было неверным. Ее перепалка с членом комиссии Ричардом Бен-Венисте (Richard Ben-Veniste) по вопросу о том, сказала ли она Бушу-младшему о том, что ячейки "Аль-Каиды" имеются в Соединенных Штатах, после того как эту информацию сообщил ей Кларк, была особенно разоблачающей. Данный д-ром Райс ответ -"Я в самом деле не помню, обсуждала ли я этот вопрос с президентом" - следовало бы назвать "защитой Рейгана (Reagan)", когда бывший президент в ходе расследования скандала Иран-контра раз за разом повторял фразу "Я не помню". Вызывает сомнение лишь то, что подобную защиту можно признать достойной человека, который имеет репутацию самой сообразительной личности в Белом доме.

Мысль, что президент Буш-младший был полностью проинформирован об "Аль-Каиде", и что Белый дом понимал, что она "представляет серьезную угрозу для Соединенных Штатов", просто не воспринимается как правда. Это ощущение усиливается тем фактом, что как администрация, так и лично д-р Райс в предшествовавшие 11 сентября месяцы были больше заинтересованы в том, чтобы проталкивать бессмысленную идею противоракетного щита. Заявлять, как это сделала д-р Райс, что меморандум, озаглавленный "Bin Laden determined to attack inside the United States" (Бен Ладен решил напасть на Соединенные Штаты), не содержал предупреждения о грозящем нападении, значит полностью утратить связь с реальностью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.