Испанские войска должны уйти из Ирака - немедленно. Такой приказ отдал своему министру обороны новый испанский премьер. Сапатеро (Zapatero), в победу которого 21-го марта не верил никто, если не считать нескольких товарищей, не испытывает никакой внешнеполитической вины. Вместо того чтобы дождаться 30-го июня, когда в Совете безопасности Организации Объединенных Наций должен решиться вопрос относительно мандата по Ираку, он решился на безрассудное бегство. Ничего не известно также о серьезных консультациях на европейском уровне или в НАТО.

Последствия серьезны, прежде всего, для Европы. То, что Сапатеро обещал во время избирательной кампании, - он ее вел на волне старого антиамериканизма и новой критики войны - он теперь намерен выполнить, не думая о том, что делает именно то, чего добивались террористы 11-го марта в Мадриде.

Лидеры 'Аль-Каиды' извлекут урок, что террор против Европы приносит политические дивиденды. В Испании за демократической сменой режима следует теперь военное отступление. Получается, что террор должен искать свои цели не на фронтах, а в тылу. Это еще более подстегнет его. Вчера - в Испании, завтра - в Италии, послезавтра- в остальной Европе. Европа: британцы уважают себя и обладают выносливостью. А все остальные?

В век террора континент почти недееспособен. Надо взять взаймы безопасность у американцев, а они в то же время брошены на произвол судьбы. Так дело не пойдет. Европейцы разрабатывают грандиозные проекты общей внешней и оборонной политики, создания сил быстрого реагирования - бумага все стерпит, большая часть этих проектов не имеет под собой ничего реального.

На всем пространстве от Берлина до Мадрида можно видеть, что необходимого осознания опасности нет, как нет и солидарности практического и стратегического свойства. Речь не об испанской бригаде в Багдаде. Вопрос в том, намерены ли промышленно развитые демократические страны вырабатывать общую линию обороны, соединяющую Европу с Америкой. Каждый сам за себя, Бог вместе со всеми нами, а последний оказывается в руках черта. Это было бы победой террористов.