Месяцев пять назад Колин Пауэлл получил премию имена Джорджа К. Маршалла - еще одного американского генерала, ставшего позднее госсекретарем. Накануне этого события Пауэлл дал понять, что хотел бы дать интервью 'Washington Post' - и попросил корреспондента газеты предварительно почитать литературу, где описываются два случая, связанных с деятельностью Маршалла. Первый из них касается отказа президента Франклина Д. Рузвельта назначить Маршалла командующим высадкой в Нормандии в июне 1944 г. 'Маршалл, какое бы разочарование он при этом ни испытывал, просто проглотил обиду' - заметил Пауэлл в ходе интервью - 'Вот что такое - служить родине'.

Второй случай связан с тем, что Маршалл резко возражал против решения президента Гарри С. Трумэна признать государство Израиль, однако решил не высказывать своих возражений публично. 'Думаю, любой подчиненный должен приспосабливаться к пожеланиям своего начальника' - отметил Пауэлл.

Думаю, любой подчиненный должен приспосабливаться к пожеланиям своего начальника. Вот что такое - служить родине. Какое бы разочарование он при этом ни испытывал, просто проглотил обиду.

Несколькими короткими фразами Пауэлл дал понять, что, во-первых, он восхищается Джорджем Маршаллом за его лояльность. Но, во-вторых, он прозрачно намекнул, что и он, подобно Маршаллу, не согласен с президентом.

Так лоялен ли сам Колин Пауэлл? Он просто 'служит' - и 'проглатывает обиду', если испытывает разочарование' - или еще и хочет дать нам понять, что, будь он главным, он действовал бы по-другому? Этот вопрос в очередной раз возник на этой неделе в связи с публикацией книги Боба Вудворда (Bob Woodward) 'План нападения', где 'препарируется' процесс принятия администрацией Буша решения о начале войны против Ирака. Пауэлл подтверждает, что его свидетельства послужили одним из источников для автора книги, да и некоторые сцены - например, описание его попыток отговорить президента от скоропалительного решения начать войну - похоже, основаны на его словах.

Сегодня Пауэлл заявляет, что 'не меньше других был сторонником' войны, но цели этой утечки, как и интервью в связи с получением премии имени Маршалла, очевидны. Пауэлл вновь пытается 'сидеть на двух стульях', и выглядит это довольно неприглядно. Ведь подлинная лояльность состоит не только в том, чтобы 'смирить гордыню' в случае несогласия со своим верховным главнокомандующим, но и в том, чтобы помалкивать об этом - по крайней мере, пока ты занимаешь государственный пост.

Но речь идет не только о понимании лояльности. К сожалению, неоднозначность позиции Пауэлла привела к более серьезным последствиям. Несомненно, когда он того желает, Пауэлл способен отстаивать политику президента за рубежом с таким красноречием, на которое не способен никто другой из администрации. Зимой 2002 г., после речи президента Буша об 'оси зла', выступления госсекретаря вдруг появились чуть ли не во всех европейских газетах. В мастерски проведенном интервью для 'Financial Times' он высмеял критические замечания со стороны уполномоченного Евросоюза по иностранным делам ('как говорят в Британии, мне придется сказать ему пару слов') и французского министра иностранных дел (у него просто 'приступ меланхолии'). На другом политическом фланге он вдохновил 'Daily Telegraph' на броский заголовок: 'Мы американцы знаем, как сделать дело, если беремся за него всерьез'.

Однако осенью 2002 г. - как раз в тот момент, когда Буш пытался провести через ООН пауэлловское излюбленное 'дипломатическое решение' по иракской проблеме - госсекретаря США вообще заметно не было. При подготовке войны в Персидском заливе в 1991 г. тогдашний госсекретарь Джеймс Бейкер (James Baker) неделями колесил по Европе и Ближнему Востоку - именно таким визитам он посвятил большую часть ноября 1990 г. Пауэлл, напротив, за всю осень 2002 г. побывал в Европе только один раз - на саммите НАТО в Праге - а затем, весной, совершил лишь несколько коротких визитов.

Еще важнее тот факт, что он не стал отстаивать решение о начале войны в европейских СМИ, как он это умеет. Удивляться здесь нечему - ведь он не одобрял это решение и ни разу не постеснялся заявить нам об этом. Конечно, он имел бы все законные права выступать против, будь он скажем, обычным гражданином или даже конгрессменом. Но, поскольку он занимал пост госсекретаря, его 'полулояльность' способствовала дальнейшему подрыву дипломатических усилий администрации, и так уже настроенной отмахиваться от точки зрения иностранцев, и то же самое происходило весь год, прошедший после начала войны.

Все это нисколько не означает, что на Пауэлле полностью или частично лежит вина за все ошибки, совершенные в Ираке. Но он частично несет ответственность за отсутствие международной поддержки, обеспечение которой входило в его обязанности, и за провал попыток заручиться санкцией ООН - ведь это была его идея. Можно говорить и о его ответственности за то, что Госдепартамент во многом 'умыл руки' в отношении Ирака (до такой степени, что некоторые высокопоставленные чиновники госдепартамента вообще отказываются отвечать на вопросы, связанные с этой страной). И если он не хочет нести ответственность за политику, которую не одобряет, ему давно уже следовало бы подать в отставку.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.