Мюнхенская компания Rodenstock, производитель престижных очков, проводит переговоры со своими немецкими сотрудниками по переводу большой части производственных мощностей на новое предприятие в Чехии. Чтобы сохранить 450 рабочих мест, рабочие даже согласны отказаться от трети своей зарплаты.

Однако генеральный директор Джанкарло Галли (Giancarlo Galli) говорит, что переезд состоится не только из-за разницы в стоимости рабочей силы. По его словам, производство в Чехии будет более гибким и с его помощью Rodenstock окажется ближе к быстро развивающимся рынкам стран, которые 1 мая присоединятся к Европейскому Союзу.

Джанкарло Галли, 44 лет, уроженец итальянской части Швейцарии, имеет большой опыт управленческой работы в Германии, но здесь он встречает серьезное сопротивление своему решению. Компания Rodenstock была основана в 19-м веке и с тех пор является столпом мюнхенского делового сообщества. Но Галли, которого пригласила на работу в прошлом году семья Роденсток

(Rodenstock) и другие акционеры для того, чтобы модернизировать компанию, не может себе позволить слишком много думать о прошлом. Он говорит: 'У нас нет выбора. Мы не можем оставаться такими, какие мы сейчас. В Германии 80 миллионов человек, а в новых странах ЕС - 74 миллиона. Это ужасно большой потенциал роста'.

По тому, какие планы строит Rodenstock, видно, насколько большие возможности в плане торговли и инвестиций представляют собой страны, которые скоро станут членами ЕС. Через 15 лет после падения Берлинской стены восемь стран бывшего коммунистического блока, присоединяющиеся к Европейскому Союзу - вместе с Мальтой и Кипром - привлекли прямых иностранных инвестиций более чем на 110 миллиардов долларов. Производственная база была создана крупнейшими мировыми корпорациями, а местные предприниматели основали около 5 миллионов новых компаний, производящих все на свете -- от мобильных телефонов до гномов для сада (в Европе между входом в дом и забором в саду для украшения часто устанавливаются фигуры гномов, животных и т.п. - пер.)

Однако потенциал роста остается как для иностранных, так и для местных предприятий. Жан Лемьер (Jean Lemierre), президент Европейского банка реконструкции и развития, учрежденного несколькими государствами для модернизации экономики стран бывшего коммунистического блока, говорит: 'Первое мая станет новой отправной точкой для инвесторов'.

Для новых членов ЕС 1 мая тоже станет новой отправной точкой. Впервые после десяти лет трудных экономических преобразований им предстоит создавать среду, благоприятную для развития бизнеса. Бюрократия, коррупция и ветхая инфраструктура пугают инвесторов, а избиратели, уставшие от того, что реформы слишком дорого стоят и ничего не приносят, становятся неспособны голосовать за перемены.

Уже несколько лет назад все бизнесмены понимали, что расширение [ЕС] когда-нибудь да произойдет, даже если бы дата была согласована только на Копенгагенском саммите ЕС 2002 года, так что сам юридический факт расширения не будет иметь ощутимых последствий для большинства транснациональных корпораций. Однако для некоторых компаний после 1 мая действительно могут наступить другие времена. Что касается сельского хозяйства и переработки сельскохозяйственной продукции, то расширение изменит и общую сельскохозяйственную политику ЕС, и само понятие сельской жизни и сельского бизнеса. Строительные компании рассчитывают на то, что резкое увеличение помощи ЕС [присоединившимся странам] увеличит число проектов по постройке инфраструктуры. А маленьким компаниям в ЕС станет намного проще привлекать инвестиции. Джеймс Килбейн (James Kilbane), председатель международного кадрового агентства Grafton Recruitment, уже 10 лет работающего в Восточной Европе, говорит: 'В этом нет никаких сомнений. Грядет новая волна инвестиций'. Grafton уже увеличивает свою сеть в регионе с 11 представительств до 20.

Господин Килбейн так уверен в своих словах, потому что он видит, как ведут себя польский, чешский и венгерский фондовые рынки, которые в долларовом исчислении с начала 2003 года выросли на 45, 88 и 65 процентов соответственно. Прямые иностранные инвестиции, которые в этом регионе играют гораздо большую роль, чем портфельные вложения, остаются на высоком уровне и, по расчетам ЕБРР, в 2004 году их объем увеличится с 6 миллиардов долларов до примерно 15 миллиардов.

На увеличение потока инвестиций влияет желание бизнеса разработать неосвоенные рынки стран Восточной Европы. При приведении к равной покупательной способности валют доходы населения в новых странах примерно вдвое ниже, чем в среднем по ЕС, и в этом разрыве предприниматели видят потенциал роста. Например, по данным Eurostat, в Польше в 2001 году на 100 человек приходилась 21 автомашина, а в среднем по ЕС сейчас этот показатель составляет 49, и 11 компьютеров на 100 человек в 2002 году, а сейчас в ЕС 34.

Многое зависит от того, насколько быстро будут заполнены эти разрывы. По оценкам ЕБРР, общий валовой внутренний продукт всех стран бывшего социалистического лагеря, которые войдут в ЕС, рос на 3,5 процента в год, несмотря на то, что на самом большом рынке их экспорта - в Германии - был спад, а в общем в еврозоне была стагнация. В этом году, если еврозона добьется роста ВВП в 1,5-2 процента, экономика восточно-европейских стран может вырасти на 4-4,5 процента.

Такие темпы роста предполагают, что он будет наиболее быстрым в тех секторах, где разрыв между Западом и Востоком особенно велик. Например, в банковской деятельности рынки [восточно-европейских стран] растут на 10 процентов ежегодно. Объемы специальных услуг, которых в середине 90-х годов просто не существовало, например, ипотека, растут на 30 процентов в год

Еще бывшие коммунистические страны привлекательны для инвестиций тем, что представляют собой хорошую экспортную базу, так как в них много достаточно образованной и дешевой рабочей силы. Даже при том, что производительность труда здесь в три раза ниже, чем в среднем по ЕС, часовая оплата все равно меньше - 20 процентов от того, что платят в ЕС.

В начале 90-х годов транснациональные корпорации, особенно производители электроники, вкладывали деньги просто в линии по сборке продукции, как, например, Nokia в Венгрии. Сегодня менеджмент этих компаний передоверяет своим подразделениям в Восточной Европе уже более сложные задачи. Немецкий концерн Volkswagen, который пришел в этот регион в числе первых, сначала предназначал свои заводы в Чехии и Словакии больше для сборки дешевых машин, например, Polo. Сегодня же ассортимент продукции, которую производит завод VW в Словакии, включает и роскошный внедорожник Touareg SUV. Манфред Баудер (Manfred Bauder), финансовый директор предприятия, говорит, что производить трудо- и материалоемкие модели в этой стране имеет смысл, поскольку рынок труда здесь гибок, а сам труд дешев.

В регион подтягиваются и другие автопроизводители: южнокорейская Hyundai недавно выбрала Словакию для постройки завода стоимостью в 700 миллионов евро. А за производителями автомобилей толпами идут и поставщики другой продукции, которые вкладывают деньги в собственное производство или в бизнес своих партнеров в этих странах. По расчетам VW, вдобавок к 40 тысячам рабочих мест на его собственных заводах, концерн создал еще около 200 тысяч мест на тысяче предприятий.

Вслед за производителями идут компании, которым необходим аутсорсинг различных услуг, от организации центров сбора телефонных звонков до разработки сложных компьютерных программ. Полтора десятка транснациональных компаний, например International Business Machines, Fiat и бухгалтерская компания KPMG, уже заняли работой в своих бизнес-центрах в Польше не менее трех тысяч человек. По мнению представителей консалтинговой компании McKinsey, к 2008 году число таких рабочих мест может вырасти до 200 тысяч.

Немалые возможности таятся и в здравоохранительном бизнесе. Уже сейчас многие немцы, австрийцы и русские часто приезжают на курорты Чехии и Венгрии. Венгерская сеть гостиниц Danubius предлагает пакеты услуг, ориентированные исключительно на международные стандарты. Среди отдыхающих в западной Венгрии быстро растет спрос на услуги салонов красоты, производителей оптики и зубных врачей.