Речь, произнесенная уругвайским писателем Эдуардо Галеано на открытии тематических диалогов в рамках проходящего в Барселоне Форума Культур.

Всех нас здесь сегодня объединило стремление найти возможности для сотрудничества и диалога в нашем, больном от разобщенности, мире. Где можно отыскать то пространство, что открыто для общения и совместной работы? Не начать ли нам с поисков здравого смысла, с каждым разом все реже встречающегося в этом мире?

Возьмем, к примеру, затраты на вооружение. Ежедневно мир вкладывает в фабрику смерти 2200 миллионов долларов. Или, иными словами: мир тратит эту астрономическую сумму на организацию охоты, где охотник и его жертва являются представителями одного и того же биологического вида, и где самым успешным оказывается тот, кто больше убьет своих собратьев. Девятидневных затрат на вооружение будет достаточно для того, чтобы накормить, вылечить и дать образование всем тем детям, которые в этом нуждаются. При первом взгляде затраты на вооружение кажутся отступлением от здравого смысла. А, если присмотреться? Власти полагают, что подобное растранжиривание бюджета оправдано ведением войны против терроризма. Однако, здравый смысл подсказывает нам, что терроризм оказывается в числе наиболее облагодетельствованных. Вполне очевидно, что афганская и иракская войны накормили его самыми сильными витаминами. Войны можно расценивать как проявления государственного терроризма, а терроризм государственный и терроризм частный взаимно питают друг друга.

В последние дни появились сообщения о том, что экономика Соединенных Штатов восстанавливается и вновь характеризуется хорошими темпами роста. По утверждению аналитиков, без военных расходов она росла бы гораздо медленнее. Иначе говоря, война в Ираке - хорошая новость для экономики. А для погибших? Говорит ли здравый смысл языком экономической статистики? Или он говорит голосом убитого горем отца Хулио Ангита (Julio Anguita - отец погибшего в апреле прошлого года в Ираке журналиста испанской газеты 'El Mundo' Хулио Ангита Паррадо), сказавшего: 'Будь проклята эта война и все другие войны!'?

Пять стран - крупнейших производителей и продавцов вооружения - пользуются правом вето в Совете Безопасности ООН. Не противоречит ли здравому смыслу то, что радетели мира одновременно наживаются на войне?

В момент истины именно эти пять стран принимают решения. Еще пять государств находятся на главных ролях в Международном Валютном Фонде. Восемь принимают решения во Всемирном Банке. Уставом Всемирной Торговой Организации предусмотрено право вето, но оно никогда не используется.

Борясь за демократию во всем мире, не стоит ли начать с демократизации тех структур, которые называются международными? Что по этому поводу думает здравый смысл? Его участие в обсуждение этого вопроса не предполагается. У здравого смысла нет права голоса, нет у него и самого голоса.

Самые страшные вымогательства и самые жестокие преступления совершаются через те самые организации, что называют себя международными. Их жертвы пропали без вести, но они затерялись не в непроглядной тьме военных диктатур, а исчезли при демократии. В последние годы в моем родном Уругвае, в странах Латинской Америки и других регионах мира исчезли рабочие места, зарплаты, пенсии, фабрики, земли, реки. Исчезли даже наши дети, которые больше не идут дорогой своих предков, а отправились в другие земли в поисках того, что исчезло.

Заставляет ли здравый смысл подчиняться этим неизбежным страданиям? Заставляет ли он нас, сложа руки, мириться с ними, так, словно это неизбежный результат работы времени или смерти?

Одобрение, смирение? Стоит признать, что понемногу мир становится все более справедливым. Так, к примеру, уже не настолько бездонной кажется пропасть между заработной платой женщин и мужчин. По чуть-чуть, сохраняя нынешние темпы изменения ситуации, труд мужчин и женщин будет оцениваться одинаково через 475 лет. Что нам советует здравый смысл? Подождать? Я не знаком ни с одной женщиной, которая смогла бы столько прожить.

Правильное воспитание, в основе которого лежит здравый смысл и выливающееся в принятие здравого решения, учит нас бороться за все, чего нас лишили. Каталонский священник Педро Касалдалига (Pedro Casaldaliga) уже долгие годы живет в бразильской сельве. Он утверждает, что гораздо лучше научить человека самому ловить рыбу, чем подарить ему ее. Но такие знания, предупреждает Касалдалига, становятся бесполезными, когда реки отравлены или проданы.

Чтобы научить циркового медведя танцевать хозяин долго дрессирует его: в такт музыке животное бьют палкой, конец которой утыкан шипами. Если медведь слушается и делает то, что от него хотят, дрессировщик перестает его бить и кормит. Если же нет, то истязания продолжаются и дальше, а ночью животное опять ждет клетка и никакой еды. Из страха - страха быть наказанным, страха остаться голодным - медведь танцует. С точки зрения дрессировщика - это проявление здравого смысла. А с точки зрения животного?

Сентябрь 2001 года, Нью-Йорк. Когда самолет врезался во вторую из башен, и она начала трескаться, люди бегом побежали вниз по лестницам. В тот момент по громкоговорителям раздался приказ всем вернуться на свои рабочие места. Кто, в тот момент действовал, руководствуясь здравым смыслом? Спаслись те, кто отказался подчиниться приказу.

Для того чтобы спастись, мы должны объединиться. Как пальцы руки. Как сбивающиеся в стаю утки.

Их совместный полет выглядит следующим образом: первая утка открывает путь второй, та - третьей, третья помогает взлететь четвертой, та - пятой, шестой, седьмой. . .

Когда утка, летящая в начале стаи, устает, она перелетает в хвост и уступает свое место другой, которая встает во главе клина - прочерченной утками в небе буквы 'V'. Все утки сменяют друг друга, перелетая из начала в конец стаи. Как говорит один мой хороший друг, ни одна из уток не считает себе суперуткой из-за того, что летит во главе стаи, или недоуткой из-за того, что она летит в конце. Утки все еще не лишились здравого смысла.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.