В противовес тому, что можно было бы подумать, даже самые жестокие военные оккупации оказываются иногда триумфальными. В качестве примера можно привести оккупацию Гитлером (Hitler) Западной Европы или послевоенную оккупацию Советским Союзом стран Восточной Европы. В обоих случаях, оккупированные территории управлялись коллаборационистами, имевшими в своем распоряжении местные гражданские и военные органы, поддерживаемые исключительно оккупационными войсками. В случае с гитлеровской оккупацией возникло мощное движение сопротивления, но без поддержки извне оно было бы уничтожено. В Восточной Европе (а также и в России) до начала пятидесятых годов Соединенные Штаты пытались поддержать антисоветское сопротивление, но безуспешно.

Рассмотрим теперь оккупацию Ирака. Она покончила с двумя чудовищными режимами, об одном из которых можно было говорить, а о другом - нет. Первый был царством тирана, а вторым стали санкции, введенные Соединенными Штатами и Великобританией и ставшие причиной смерти сотен тысяч людей. Эти санкции способствовали укреплению власти тирана и вынудили население страны, ради собственного выживания, довериться ему. Тем самым иракцы помогли Саддаму Хусейну (Saddam Hussein) избежать участи других диктаторов (Сухарто, Маркоса, Дювалье, Мобуту), получавших поддержку от различных американских правительств, и, в частности, от друзей и членов нынешней администрации. Упомянутые правители лишились своей власти в результате действий внутренней оппозиции.

Нет никакого сомнения в том, что население Ирака обрадовалось прекращению действия санкций и уничтожению режима Саддама Хусейна. Те, кто выступал против войны в Ираке тоже с восторгом отнеслись к таким изменениям, хотя этот факт был скрыт нынешней администрацией. Однако, санкции могли быть отменены и без развязывания конфликта; более того, вполне возможно, что после их упразднения население смогло бы самостоятельно освободиться от власти диктатуры. Направленный Джорджем Бушем (George Bush) в страну после победы инспектор Дэвид Кей (David Key) не только категорически отверг возможность наличия в Ираке оружия массового поражения, но и дал понять, что власть Саддама перед началом американской оккупации была крайне слаба. Впоследствии, заявления Кея были подтверждены многочисленными инспекторами по вооружению, хорошо знакомыми с внутренней ситуацией в Ираке. Так, например, координаторы гуманитарной помощи ООН Денис Холлидей (Denis Halliday) и Ханс фон Шпонек (Hans von Sponeck) неоднократно утверждали, что, если бы введенные Вашингтоном и Лондоном санкции не принесли столько вреда населению, сами иракцы свергли бы тирана.

Нам известно, что военное вмешательство может приводить к вторичным позитивным последствиям: так бомбардировка американской базы в Перл-Харборе в декабре 1941 года привела к изгнанию из Азии западных имперских держав, что, в свою очередь спасло жизни миллионов местных жителей, которые могли бы погибнуть в освободительных войнах. Оправдывает ли подобный факт японский фашизм и совершенные им преступления? Вполне очевидно, что нет. И я абсолютно убежден, что агрессия Японии в отношении Соединенных Штатов была военным преступлением, 'смертельным преступлением', как назвали ее на Нюрнбергском процессе.

После начала бомбардировок Ирака известный американский историк Артур Шлезингер (Arthur Schlesinger) вполне правомерно вспоминал перл-харборский прецедент. Как отметил Шлезингер, президент Франклин Рузвельт (Franklin Roosevelt) не ошибался, когда говорил, что день нападения японцев будет покрыт позором; и теперь, по мнению историка, американцы должны будут переживать нападение на Ирак как позор, сравнимый по своей низости с имперской политикой Японии.

После устранения обоих режимов - тирании Саддама Хусейна и экономических санкций - Соединенные Штаты располагали огромными возможностями для восстановления Ирака. Население почувствовало себя свободным, а сопротивление не получало практически никакой поддержки извне. Однако, внутри страны начала развиваться оппозиция оккупационным властям, основными причинами чего можно считать насилие и жестокость захватчиков. Надо обладать настоящим талантом для того, чтобы в подобной ситуации потерпеть поражение. . .

Оккупация вылилась в насилие, которое, в свою очередь, породило еще большее насилие, свидетельством чему были, например, столкновения в Фаллудже, основными жертвами которых стало мирное население. И, если никогда не существовало связи между прежним режимом правления Ирака и террористической организацией Аль-Каида, то сегодня весь мир утверждает, что оккупированная американцами страна превратилась в 'святилище терроризма'. Этой проблеме было посвящено исследование специалиста по вопросам терроризма Гарвардского Университета Джессики Штерн (Jessica Stern), опубликованное в 'The New York Times' после взрыва здания багдадского представительства ООН.

Война в Ираке началась вопреки протестам международного общественного мнения, опасавшегося, что результатом агрессии станет распространение терроризма. Администрация Джорджа Буша сочла подобный риск несущественным, в сравнении с открывавшимися перспективами по установлению контроля над Ираком и его богатствами, развязыванию первой 'превентивной войны' и укреплению своего влияния внутри страны.

С другой стороны, 'война против терроризма' потерпела поражение и кровавые нападения происходят сегодня во многих странах мира. К глубокому сожалению их жителей, число жертв террора, начиная с взрывов 11 сентября 2001 года, постоянно растет, что особенно стало заметно после начала иракской войны. В настоящее время в список пострадавших городов входят Багдад, Касабланка, Стамбул, Джакарта, Иерусалим, Хайфа, Ашдод, Момбаса, Москва, Эр-Рияд и Мадрид. Вполне возможно, что рано или поздно подобными темпами терроризм и оружие массового поражения объединятся в руках какой-нибудь пропагандирующей насильственные методы борьбы организации, нападения которой станут еще более жестокими.

Столь ценимая Бушем концепция 'превентивной войны' раскрыла свою истинную природу: это обычный эвфемизм, которым можно прикрыться для того, чтобы нападать на кого угодно. Именно необоснованность и опасность подобной доктрины - и не только ее применение в Ираке - послужили толчком для организации крупных массовых выступлений против оккупации. Начиная с момента первых демонстраций, в феврале 2003 года, и вплоть до настоящего времени оппозиция войне лишь расширялась, особенно из-за неспособности Вашингтона доказать правдивость своих обвинений о наличие у режима Саддама Хусейна оружия массового поражения. Подобные обвинения указывают на крупную ложь со стороны американского государства.

Проведенные в апреле 2003 года опросы общественного мнения показывают, что американцы положительно относились к возможности возложить на ООН контроль над послевоенной политической и экономической реконструкцией Ирака. Несмотря на все, поражение оккупации кажется поразительным, если учесть военную мощь и ресурсы, находившиеся в распоряжении Соединенных Штатов. Администрация Буша была вынуждена отступить и смириться с необходимостью просить о помощи Организацию Объединенных Наций. Тем не менее, ООН хотелось бы знать, Будет ли Ирак чем-то большим, чем еще одним государством-вассалом Вашингтона. Соединенные Штаты строят в Багдаде свое самое большое в мире дипломатическое представительство для 3000 сотрудников, что ясно указывает на определенные ограничения при передаче 30 июня 2004 года власти в руки иракцев.

Подобная точка зрения кажется еще более оправданной, если учесть стремление американцев сохранить в Ираке свои основные военные базы и присутствие существенной части контингента своих военных. Это стремление превратить Багдад в своего вассала подтверждается и распоряжениями проконсула Вашингтона Пола Бремера (Paul Bremer), стремящегося открыть местную экономику для иностранцев и отдать ее под их контроль. Потеря возможности управлять собственной экономикой существенным образом ограничивает политический суверенитет страны и перспективы здорового развития государства. Это один из самых очевидных уроков истории. Ни одна из колонизованных стран не могла развиваться до тех пор, пока ее политика и экономика находились под контролем оккупационных властей.

В опубликованном в декабре 2003 года исследовании центра 'Program on International Policy Attitudes/Knowledge Networks' отмечалось, что даже сами американцы крайне слабо поддерживают решение сохранить перманентное военное присутствие США в Ираке. Подобное недоверие общества объясняется тем, что люди не верят в справедливость предлога начала войны. Если подобное недоверие найдет свое отражение во время предстоящего ноябрьского голосования, оно спровоцирует в США серьезные политические изменения. Даже, учитывая, что выбор кандидатур на пост президента достаточно ограничен, и все знают, что результаты голосования обычно подтасовываются. Кандидата от демократов Джона Керри (John Kerry) зачастую характеризуют как 'низкокалорийного Буша'. Тем не менее, может оказаться так, что два крыла той партии, что обычно называют 'партией предпринимателей', могут представлять различные политические интересы. Небольшим первоначальным различиям между двумя кандидатами могут прийти на смену более существенные и совсем иной природы, в зависимости от того, кто будет избран Буш или Керри. Подобное предположение найдет свое подтверждение в ноябре, подобно тому, как были подтверждены догадки предыдущих выборов 2000 года, в которых участвовали Буш и Альберт Гор (Albert Gore).

Буш пропагандирует свою доктрину 'Освобождения мира от зла и терроризма'. 'Объявление войны терроризму, - заявил он после событий 11 сентября 2001 года, - означает объявление войны любому государству, служащему убежищем терроризму. Потому что государства принимающие у себя террористов являются террористическими государствами и как к таковым и к ним и надо относиться'. Во имя этой доктрины Буш объявил сначала войну Афганистану (в 2001 году), затем Ираку (в 2002 году). И угрожает другим странам, например, Сирии. Можно задаться вопросом, действительно ли Буш настолько последователен, ведь существует много государств, принимающих террористов на своей территории и защищающих их, но эти государства не оккупируются и не подвергаются бомбардировкам. Начиная, к примеру, с самих Соединенных Штатов!

Всем известно, что с 1959 года Соединенные Штаты неоднократно проводили теракты в отношении Кубы. Здесь можно вспомнить высадку американского десанта в Заливе Свиней в 1961 году, обстрел мирных жителей, взрывы бомб в общественных местах в Гаване и других кубинских городах, убийства кубинских чиновников, уничтожение в 1976 году самолета кубинской авиалинии, в результате которого погибло более восьмидесяти человек, и десятки заговоров против Фиделя Кастро (Fidel Castro). Одним из самых известных террористов, ведущих антикубинскую деятельность, является Орландо Бош (Orlando Bosch) - организатор упомянутого взрыва самолета. В 1989 году Джордж Буш-старший аннулировал решение Минюста США об отклонении просьбы Боша о предоставлении ему политического убежища. Как следствие, Бош спокойно живет в Соединенных Штатах и продолжает заниматься своей деятельностью.

В списке террористов, скрывающихся в Соединенных Штатах, числится и имя Эммануэля Констана (Emmanuel Constant), известного как 'Тото' - одного из лидеров парамилитаристов, действовавших на Гаити во времена правления Дювалье. 'Тото' является организатором Революционного фронта продвижения и прогресса Гаити (FRAPH) - военизированной группировки, участвовавшей в свержении президента Аристида (Aristide) и в 1990-1994 гг. терроризировавшей местное население. Согласно самым последним сведениям, 'Тото' живет в нью-йоркском районе Квинс. Вашингтон отказался выдать его властям Гаити. Почему? Потому что 'Тото' мог бы предоставить доказательства связи Соединенных Штатов и режима хунты, убившего - руками боевиков FRAPH - от 4000 до 5000 жителей острова. Стоит добавить, что среди тех гангстеров, что наряду с американскими военными участвовали в проведении недавнего государственного переворота против президента Аристида фигурируют некоторые бывшие руководители FRAPH.

Вашингтон постоянно отказывается выдавать тех, кто смог хорошо послужить ему, даже, если речь заходит о террористах. Так, к примеру, в феврале 2003 года Венесуэла потребовала выдать двух офицеров, участвовавших 11 апреля 2002 года в государственном перевороте против президента Уго Чавеса (Hugo Chavez). Разумеется, Вашингтон отказался их выдать.

И дело в том, что не все террористы одинаковы. Те, кто служит интересам Соединенных Штатов не должны называться некрасивым словом 'террористы'. Это новые 'борцы за свободу', как прежде называли самого Усаму бен Ладена (Osama bin Laden), в ту эпоху, когда он за счет Соединенных Штатов терроризировал советских военных. . .

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.