Мое отношение к Ясиру Арафату за последние четыре десятилетия менялось в соответствии с изменениями моего восприятия мира. Однако, несмотря на все перемены и политические потрясения, я сохранял симпатию к нему, которую не поколебали ни война в моей стране, ни позиция Арафата относительно агрессии против Кувейта. Я поддерживал отношения с этим человеком, несмотря на его сильнейшую в свое время вражду с Сирией. Я выслушивал критические замечания тех, кто считал, что я нахожусь под влиянием Арафата, однако это не отражалась на тональности моих статей и устных высказываний об Арафате.

Во время празднования 40-летия образования Фатх я написал серию заметок о роли, которую сыграл Арафат за эти годы. А спустя несколько месяцев стал призывать Ясира Арафата уйти от власти и подготовить себе замену. Многие спрашивали меня о причинах такой метаморфозы. Однако это не метаморфоза, а смена воззрений. Я до сих пор убежден, что главному палестинскому руководителю следует подготовить себе преемника, чтобы движение не захлестнула анархия. Однако, когда я знакомлюсь с другими политическими воззваниями к президенту Арафату с призывом отойти и внимательно посмотреть в зеркало на свое лицо, я чувствую стыд за то, что я ранее писал. Я не хочу заявлять свою политическую позицию частично. И никогда в жизни не поддамся чьему-либо диктату. Я не хочу, чтобы мои отношения с палестинским делом претерпели изменения по сравнению с той минутой, когда мы впервые встретились с Ясиром Арафатом в кафе на Рауше (название набережной в Бейруте).

Мои политические чувства относительно Ясира Арафата претерпели серьезные изменения. Однако мои патриотические и личные чувства не менялись никогда. Не изменилась и моя глубокая оценка его роли, его стойкости и его небывалого в истории мужества. Так же как и моя оценка его способности к дисциплине, умению не замечать мелочей и не обращать внимание на многое. Как арабский гражданин я имею к Ясиру Арафату немало нареканий. Я знаю, что вокруг него есть недостойные люди, знаю, что 'многое прогнило в датском государстве'. Однако все эти факты — одно, а значение Ясира Арафата в истории Палестины — совсем другое. Такого значения больше ни у кого нет.

Возможно, если бы Арафат посмотрел сегодня в зеркало, он увидел бы старое лицо и услышал бы дребезжащий голос. Однако история лидеров и масштаб их личностей не могут измеряться по их отражениям в зеркалах. Черты короля Хусейна в его последние дни выглядели просто удручающе. Однако я уверен, что ему и не надо было смотреться в зеркало, поскольку зеркало не в состоянии отразить его значения в истории Иордании. Ни до, ни после. Некоторые люди становятся для своих стран единственными людьми. Особенно для истерзанных, замученных и утомленных стран, таких как Иордания и Палестина.

Прошли годы, во время которых я не видел Абу Аммара (Ясира Арафата). Долгое время я не видел никого из тех, кто приветствовал его. А особенно его оппонентов. Когда я встретил господина Набиля Амру (бывший министр информации Палестины) в Каире два года назад, он мне искренне рассказал о причинах своей оппозиционности. На прощанье я сказал ему: 'Не забудь передать привет старику!'. Я пишу эти слова как просьбу о прощении за то, я писал ранее, обращаясь к президенту Ясиру Арафату с требованием уйти в отставку. Прошу у тебя прощения! Прошу прощения у моих читателей. Ты знаешь лучше, чем кто-либо, что я был искренен в своих критических высказываниях. Однако, когда я вижу, что ты подвергаешься нападению, я моментально возвращаюсь на свои прежние позиции. Я не люблю стоять в очереди.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.