Вряд ли можно упрекнуть немцев в том, что они мало думают о Дне высадки войск союзников в Нормандии. Темпы роста экономики практически нулевые. Молодежь все с большим трудом находит себе работу. Тема сокращения ассигнований на щедрую систему пенсионного обеспечения не сходит с заголовков газет.

Поэтому не удивительно, что среди всех этих проблем тот факт, что Герхард Шредер будет первым из канцлеров ФРГ, который посетит праздничные мероприятия по случаю высадки десанта на пляжи Нормандии, не был удостоен особого внимания в немецкой прессе.

Между тем, в ближайшее воскресенье, когда на праздничных мероприятиях он встанет в один ряд с Джорджем Бушем и другими лидерами Запада, это событие попадет на первые полосы газет и будет передано по всем теле- и радиоканалам. Ожидается прибытие сотен немецких репортеров, которые среди 3500 журналистов, слетевшихся со всего света, будут освещать это памятное событие. Однако значение данного беспрецедентного участия Германии в предстоящих торжествах, является предметом горячих споров.

Вилли Брандт - единственный канцлер Германии с незапятнанной репутацией в части касающейся участия в антифашистском движении сопротивления, был вынужден уйти в отставку из-за шпионского скандала, разразившегося всего за месяц до 30-летнего юбилея высадки десанта в Нормандии. Тогда - 30 лет назад - празднования не проходили столь широко, - с участием ведущих политиков, - как сегодня, но если бы и проходили, не ясно, был бы ли он на них приглашен. Каким бы безупречным ни было его собственное прошлое, год 1974 был годом, когда минувшая война еще слишком сильно о себе напоминала, чтобы акт примирения произошел в столь значимый и памятный для всего мира день.

Спустя десятилетие, когда во главе Федеральной Республики стал человек слишком молодой, чтобы участвовать в той войне, действовали, по всей видимости, все те же условности. Франсуа Миттеран превратил юбилейные торжества, как, впрочем, и десятилетие спустя - в 1994 г. - в пышное и шумное веселье с участием президента США и британского премьера. Ни на том, ни на другом празднике места для Гельмута Коля не нашлось.

Впрочем, он был долгое время изгоем у западных лидеров. Хотя, проведенные немецким еженедельником 'Шпигель' исследования показывают, что Коль сам проявил инициативу в этом вопросе. Он заявил своему французскому коллеге, что отказывается от приглашения. Он не видел причин для празднования, 'когда другие скорбят о десятках тысяч загубленных в этих сражениях жизнях немцев'.

Его реакция на торжества точно передает чувства, испытываемые немецким народом, на протяжении полувека после окончания мировой войны. И в самом деле: полагать, что 1945 год воспринимается большинством немцев как год освобождения, а не поражения - сущая нелепица. Для немца воздать дань памяти погибшим в ходе высадки десанта в Нормандии воинам антигитлеровской коалиции, и праздновать этот день как этапный на пути к победе, было бы чем-то сродни извращению.

Сложные и смешанные чувства, испытываемые иракским народом в связи с тем, что не он, а пришлые люди свергли тиранию Саддама Хусейна, наглядно показывают, насколько сложной и неоднозначной может быть реакция народов на события и перемены огромной важности в жизни их страны, в которых им не уготовано ровным счетом никакой роли.

Радость, испытываемая от освобождения страны, теснейшим образом связана с чувством гнева по поводу продолжающейся оккупации. Для немцев разгром нацизма был несравненно большей травмой. Диктатура Гитлера длилась менее половины срока, в течение которого Саддам находился у власти, однако она смогла снискать среди населения Германии гораздо более широкую и глубокую поддержку. Придерживающийся левым взглядов Генрих Манн - брат более известного писателя Томаса Манна - дал весьма точную характеристику Германии образца 1945 года - как 'свободной, но покоренной' страны.

В той войне, которую развязал Гитлер, погибло намного больше немцев, ожесточенные ковровые бомбардировки немецких городов самолетами союзников, не говоря уже об огромном числе гражданского населения, брошенного на восточный фронт, несопоставимы с потерями и бедствиями иракцев в войне с Ираном или в ходе войны в Персидском заливе, не говоря уже о последней войне. Поражение Гитлера привело к развалу целой империи. Древние германские поселения на территории Центральной Европы и вдоль побережья Балтики были сровнены с землей.

Только в последние годы немецкие писатели и историки могут писать обо всем этом, открыто выражая свою позицию, без опасений быть заподозренными в правом реваншизме. Но среди своих - в семейном кругу - зачастую можно услышать разговоры о том, что немецкая нация еще больше пострадала от Гитлера, чем евреи, поляки или русские, но в том смысле, что война явилась непризнанной трагедией и для миллионов немцев тоже.

Не считая евреев, те группы немецкого населения, кто наибольшим образом пострадал от гитлеровского режима, были коммунисты. И поэтому неслучайно, что пропаганда в Восточной Германии изначально строилась вокруг того постулата, что поражение Гитлера в той войне явилось освобождением. Какими бы значительными по размаху ни были политические репрессии в этой стране (и ее покорное следование советской доктрине), Восточная Германия гораздо более твердо проводила политику преодоления идеологии нацизма в своей стране, чем это делали власти ФРГ.

На Западе процесс пересмотра и переосмысления исторических итогов шел медленно и вяло. Окончательное табу пало лишь в конце 90-х, когда была организована передвижная выставка, посвященная германскому Вермахту, переезжавшая из одного немецкого города в другой, и знакомящая жителей этих городов с тем, как регулярная армия, а не только специальные войска СС, ежедневно совершали зверские злодеяния.

Однако это не означает, что каждый немецкий солдат был преступником, по отношению к которому выжившие в войне члены семьи должны испытывать чувство стыда. Даже сегодня, многие немцы считают, что День высадки союзников в Нормандии - подходящий день для оплакивания погибших в ходе той операции сыновей и отцов. Результаты опроса общественного мнения, опубликованные на прошлой неделе, показывают, что 71% немцев высказывается в поддержку участия Шредера в юбилейных празднествах, которые пройдут 6 июня в Нормандии. Подобные результаты означают, что немалая часть населения думает по-другому. Особенно активно против данного визита выступает партия Свободных Демократов, которая традиционно представляет интересы офицерского корпуса и высших слоев среднего класса ФРГ.

И если отношение большинства немцев к этой проблеме изменилось, то это произошло главным образом потому, за послевоенные годы произошла смена поколений. Для молодежи вопрос о том, был ли День высадки союзного десанта в Нормандии или День победы мая 1945 г. днем поражения или началом освобождения, рассматривается скорее не в личной, а в исторической плоскости. Поездка Шредера в Нормандию является 'знаком интеграции и принятия' Германии в общеевропейский процесс, - так прокомментировала студентка из Ганновера предстоящую встречу мировых лидеров. Девушка приветствовала эту встречу, полагая, что она является подтверждением признания за Германией роли полноценного участника международной политики.

Участие В.В. Путина на юбилейных торжествах в Нормандии, несомненно, является столь же символичным. На протяжении целого ряда лет Запад сознательно умалял решающую роль Советского Союза в разгроме гитлеровской Германии. Переломными событиями войны явились Сталинградская битва и танковое сражение под Курском. Москва в свою очередь расценивала высадку десанта в Нормандии и открытие 'второго фронта' в лучшем случае, как запоздалые шаги союзников, а в худшем - как пролог к холодной войне, считая, что они были направлены на то, чтобы помешать России самостоятельно освободить всю территорию Германии. Приглашение на торжества для российского президента, и его согласие на участие в них являются сами по себе большим шагом вперед.

В самой Великобритании важно было бы по новому взглянуть на то, как в школах королевства ведется изучение мировой истории после 1945 г. Конечно, газетчики и прочие СМИ неисправимы: тема Гитлера и всего, что с ним связано, будет всегда хорошо продаваться. Печально, однако, что так мало молодых людей изучают послевоенную историю обоих немецких государств, и что они мало знакомы со сложностями, с которыми столкнулись две Германии при объединении и после него.

Удивительно, но факт: 60% британских школьников, изучающих историю, в качестве героев выбирают Гитлера и нацистов. Если бы им читался курс по послевоенному устройству Европы, или если бы материал, связанный с Гитлером, был включен в более широкий лекционный курс по современной истории Германии, то, повзрослев и став взрослыми, юноши и девушки с большей готовностью отбрасывали бы стереотипы, навязываемые таблоидами. Молодежь во Франции и Польше хорошо осведомлена о том, как изменилась после войны их соседка Германия. Торжества по случаю Дня высадки союзных войск в Нормандии нужно использовать и для просвещения нашей молодежи тоже.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.