В конце прошедшей недели президент России Владимир Путин и его таджикский коллега Эмомали Рахмонов пришли к неожиданному согласию. Они договорились, что российские военнослужащие будут и впредь обеспечивать взрывоопасную границу между Таджикистаном и его южным соседом Афганистаном. Кроме того, на встрече в прошедшую пятницу, проходившей в Сочи на Черном море, был дан после года проволочек зеленый свет решению, согласно которому Россия создает на базе своей 201-й мотострелковой дивизии, дислоцированной в республике, полноценную военную базу.

То, что Россия вопреки курсировавшим целую неделю слухам все же не уйдет с южной границы Таджикистана, имеет значение не только для обеих стран, но и для Европы. Ведь один из основных маршрутов возрастающих поставок наркотиков из Афганистана, крупнейшего в мире их производителя, ведет через Таджикистан.

Последний краткий визит уполномоченного ООН по контролю над наркотиками Марио Косты (Mario Coste) в Душанбе подчеркивает, что небольшое государство в одиночку не в состоянии даже как-то справиться с проблемой. Не говоря уже о том, чтобы воспретить продолжающиеся попытки радикальных исламистов из окружения талибов или 'Аль-Каиды' перехода границы.

Зигзаги геополитического курса

Но договоренность имеет значение также и в другом плане. Уже много лет Таджикистан, самая бедная страна в составе Содружества независимых государств (СНГ), созданного после распада Советского Союза, пытался искать преимуществ путем перемен в своем геополитическом курсе. Даже если в отличие от соседей, Киргизстана и Узбекистана, у Таджикистана после событий 11-го сентября 2001 года ничего не вышло с развертыванием военной базы США, Рахмонов все равно продолжал подумывать о получении финансовой помощи США.

Нынешний разворот в сторону России обусловлен, с одной стороны, тесными контактами США с оппозицией, выступающей против Рахмонова. С другой стороны, Россия пригрозила Таджикистану ввести визовый режим. А это коснется не только предпринимателей, ориентирующихся в основном на Россию, но и, пожалуй, любой таджикской семьи: из шести миллионов жителей один миллион работает в качестве гастарбайтеров - дешевой и по большей части нелегальной рабочей силы - в России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.